Г Л А В Н А Я            Ф О Т О Г А Л Е Р Е Я            И С Т О Р И Я            С П Р А В К А            Б И Б Л И О Т Е К А
— Библиотека. 2017 год —
Кино для всех

© Газета «Кабардино-Балкарская правда», 04.09.2017 г., Эдуард Битиров.

Нашего сегодняшнего гостя представлять не нужно. Имя Владимира Ворокова известно далеко за пределами Северного Кавказа. Он снял более ста семидесяти фильмов, большинство из которых воспевают Кабардино-Балкарию и по праву считаются визитной карточкой нашей республики.

— Сегодня в моде так называемое «кино не для всех» — фильмы, не рассчитанные на широкую аудиторию. Что вы об этом думаете?

— Я отношусь к таким вещам критично. Когда режиссёр говорит, что ему не важно мнение зрителя, это по меньшей мере странно.

— Каким принципом вы руководствуетесь, работая над своими картинами?

— В первую очередь это любовь. К родине, к зрителю, к своей профессии. Мне кажется, без этого невозможно создать что-либо стоящее. Большая часть моих фильмов — о родной земле. Я смотрю на Кабардино-Балкарию влюблёнными глазами и стараюсь поделиться этим чувством со зрителем.

— Над чем вы работаете сейчас?

— Недавно закончил фильм «Мария — русская царица из Кабарды». Картина победила на фестивале «Голос Евразии», но для меня это не главное. В отличие от некоторых современных режиссёров я работаю для людей и хочу, чтобы эту картину увидели как можно больше зрителей.

— Иван Грозный и Мария Темрюковна: вы считаете, это была красивая история любви?

— Мне кажется, эта история гораздо глубже, сложнее и драматичнее. Мария Темрюковна принесла огромную пользу не только Кабарде, но и России. Что касается любви, она, конечно, была. Консультантом нашего фильма выступил известный учёный Олег Опрышко. На протяжении многих лет он изучал историю взаимоотношений Кабарды и России. В фильме Олег Леонидович рассказывает, что когда кабардинскую княжну привезли в Москву, ей было всего 15. В Кремле состоялись смотрины, и, как сообщают летописцы, Иван Грозный полюбил свою невесту с первого взгляда. Мария была настоящей красавицей, и это признавали даже её враги.

— Судя по всему, врагов у неё хватало…

— Вы правы. Работая над фильмом, я перечитал огромное количество архивных материалов. Большинство из них связано с негативной оценкой, но, к счастью, есть и другое мнение. То же самое можно сказать об Иоанне Васильевиче: большинство учёных пишут о нём в отрицательном ключе. На самом деле Грозный был лучшим государем Европы, и в фильме мы подробно об этом рассказываем.

— Сегодня вы состоявшийся режиссёр, но все мы, как известно, родом из детства. Расскажите о своих родителях.

— Моя мама — осетинка из Малой Кабарды. Отец — кабардинец из Чегема. Они познакомились во время учёбы в Ленинском городке и вскоре поженились. В двадцать с небольшим отца назначили председателем радиокомитета. Потом он руководил республиканским наркоматом связи и всю жизнь проработал на министерских должностях. Признаюсь честно, мне это очень мешало. Что бы я ни делал, вокруг говорили: «Ну конечно, он же сын руководящего работника». В юности я занимался лёгкой атлетикой, выступал на многих российских и всесоюзных соревнованиях. Однажды услышал, что мои успехи в спорте тоже связывают с положением отца. Эти слова меня ужасно задели, и я всё ему рассказал.

— И что он вам ответил?

— Посоветовал не обращать на такие вещи внимания. Люди всегда что-то говорят…

— Он был строгим отцом?

— В общем, да. Я не был избалованным ребёнком, но за всё время он не только ни разу меня не ударил, но даже не повысил голос. Самое страшное было, когда отец обижался. Такие же отношения у нас сложились с моими сыновьями.

— Вы очень тепло говорите и пишете о старом Нальчике. Как вы оцениваете реконструкцию Кабардинской? Удалось ли сохранить дух этой улицы?

— Дух «старой Кабардинской», конечно, не сохранился, но ничего страшного в этом нет. Я не думаю, что мостовую надо было выкладывать булыжником или сохранять погибающие деревья. Реконструкция этой улицы — огромное и очень важное дело. Кабардинская пока не обрела того уюта, который был во времена нашей юности, но, думаю, это вопрос времени. Я очень люблю эту улицу. Лучшее в моей жизни связано с ней, и мне очень нравится её название. По натуре я интернационалист, но если скажу, что не люблю своё родное — кабардинское, это будет неправдой.

— Осетинскую культуру и язык знаете?

— В целом да. По-осетински говорю не очень чисто, но зато всё понимаю. Попав в компанию осетин, сразу предупреждаю: «При мне меня не ругайте. Я сразу все пойму» (смеется).

— В марте 1953 года умер Иосиф Сталин. Вы хорошо помните этот день?

— Сообщение о смерти Сталина мы услышали по радио вместе с отцом. Он вскочил, схватился за голову и сказал: «Мы погибли!». В тот день у многих было ощущение катастрофы. В школе мы несли почётный караул, и каждый из нас считал честью как можно дольше постоять у бюста Иосифа Виссарионовича.

— Как вы относитесь к Сталину сегодня?

— С огромным уважением. Я считаю, что России такой человек необходим. Сталин — это глыба, величина, ум, честь и совесть… Вспомните, как он любил русский народ. А как тепло относился к кабардинцам! «Хороший народ кабардинцы. С прекрасными традициями. Передайте им это от меня». Говорят, эта фраза Сталина спасла нас от выселения.

— Ещё одно знаковое событие двадцатого века — полет человека в космос…

— В это время я уже работал корреспондентом на телевидении. Когда мы узнали, что Гагарин полетел в космос, у нас от восторга перехватило дыхание. Это было абсолютное, безусловное счастье и гордость за свою страну.

— За год до этого вы пришли на телевидение. Мечтали об этой профессии раньше?

— Нет. На самом деле всё произошло случайно. На телевидении работала моя сестра. Я часто у неё бывал, и однажды мне предложили подготовить телевизионный материал. Я поехал на съёмки, отписал сюжет и сам его озвучил. Собственно, с этого всё и началось. Несколько лет я проработал редактором, а потом занялся режиссурой.

Моим дебютом стал фильм «Кабардино-Балкария сегодня». Мы снимали его вместе с замечательным оператором Юрием Бусликом. В Москве наша работа получила высокие оценки и стала одним из первых документальных фильмов, которые приобрели капиталистические страны. Потом были «Чабанский хлеб» и «Шагди».

После этих картин нас с Бусликом приняли в Союз кинематографистов. Юрий Александрович был великим оператором и настоящим героем. На фронте он потерял ногу, но это не мешало ему водить альпинистские группы на Эльбрус. После Буслика я работал с его учеником Виктором Губаревым, с Хасби Кароевым, Анатолием Дерико и Николаем Гречко... Оператор и режиссёр должны быть единомышленниками. Только в этом случае у них может получиться хорошее кино.

— Вы авторитарный режиссёр?

— Смотря что вы имеете в виду. Я оставляю оператору определённую свободу. Творческим людям она необходима.

— Старожилы говорят о телевидении с восторгом и придыханием. Как вы думаете, почему?

— Старое телевидение — особый мир, в который невозможно было не влюбиться. Я сам писал тексты к своим фильмам, сам их озвучивал и всегда получал от этого ни с чем не сравнимое удовольствие.

— Цензура вас как-то ограничивала?

— Ни один из моих фильмов московское начальство не положило на полку. Хотя несколько раз их отправляли на доработку.

— С чем это было связано?

— В фильме «Нежность земли» я рассказал притчу о том, как появилась красная роза, и меня попросили убрать этот текст.

— Что может быть крамольного в притче о цветке?

— Дело в том, что она имела религиозный характер. Пророк Мухаммед отправился в поход, а когда вернулся, приближённые сообщили, что любимая жена ему изменила. Пророк приказал срезать в саду белые розы и бросить их в родник. «Если они останутся белыми, значит, моя жена невинна», — сказал Мухаммед. Розы не поменяли цвет, и только одна из них стала красной. «Вот видишь. Она все-таки была тебе неверна», — настаивали соратники. «Нет, — ответил пророк. — Одна роза стала красной потому, что Айша меня очень сильно любила».

В атеистическом государстве такая притча не могла не вызвать неудовольствия. Другой случай вмешательства цензуры связан с фильмом «Шагди». Мы сняли, как старик делает намаз на круче. Увидев это, один из чиновников сказал мне буквально следующее: «Володя, даже если этот человек молится за советскую власть, сцену всё равно нужно вырезать».

— Благодаря вашим фильмам в Нальчике планировали открыть киностудию. Почему это не случилось?

— Такие планы действительно были, но руководство республики инициативу москвичей не поддержало. В результате киностудию открыли в Орджоникидзе, и я проработал там почти двадцать пять лет.

— Понятно, что нелюбимых детей не бывает, и всё-таки есть фильмы, которые вам особенно дороги?

— Прежде всего это «Чабанский хлеб» и «Шагди». Не было фестиваля, с которого эти фильмы возвратились бы без наград. Их показывали в разных странах, но по большому счёту дело даже не в этом. Мы послали «Чабанский хлеб» в Куйбышев на один из самых первых всесоюзных кинофестивалей. Реакция зрителей была очень эмоциональной. Весь зал аплодировал стоя, и для меня это самая высокая награда.

Если говорить о последних фильмах, мне нравится, как мы сделали «Одинокого лебедя». Это картина о Людмиле Чериной — французской балерине черкесского происхождения. Работа над фильмом складывалась непросто. Информации об этой женщине мало, и её приходилось в буквальном смысле собирать по крупицам. Во Франции нам очень помог человек, который двадцать пять лет работал у Чериной личным секретарём.

— Как вы на него вышли?

— Через близкую подругу Чериной, которая была с нею рядом в последние годы. Этот человек приехал на встречу и во время съёмок постоянно находился рядом. Работая над фильмом, я глубоко погрузился в материал, и у меня установился контакт с главной героиней. Она стала являться мне по ночам и говорила вещи, которые нельзя объяснить игрой воображения. В какой-то момент я хотел отказаться от работы над фильмом, но Черина меня отговорила. Она пообещала свою помощь и действительно помогла. Я даже не представлял, с кем буду общаться в Париже, но балерина меня успокоила: «Не волнуйся, они сами к тебе придут». Самое удивительное, что все они действительно пришли ко мне сами.

— То есть мистика в творчестве всё-таки присутствует?

— Однозначно. То же самое было с Марией Темрюковной. Она не являлась мне во сне, но я всегда чувствовал её помощь.

— В чем главное удовольствие работы режиссёра?

— В первую очередь это находки, каждой из которых я до сих пор радуюсь как ребёнок. Наверное, это свойственно любой творческой профессии. Весной вышел роман-трилогия, над которым я работал около двадцати лет. За эти годы мне удалось открыть для себя много удивительных и неожиданных вещей.

— Книги пишете давно?

— Первая книжка вышла в начале шестидесятых и называлась «Обычное человеческое мужество». Я занимался публицистикой, но со временем решил попробовать себя в художественной прозе.

— Ваш роман называется «Прощающие да простят». Вы сами легко прощаете людей?

— Я ни на кого не держу зла.

— Есть вещи, которые вы простить не можете?

— Я повидал в жизни немало. Сталкивался с предательством и подлостью, но считаю, что нет такого проступка, за который человека невозможно простить.

— Это очень по-христиански. К какому вероисповеданию вы себя относите?

— Не могу ответить на этот вопрос однозначно. У меня дома висят иконы, а под подушкой лежит Коран. Я верю в своего Бога, который не связан с какой-то определённой религией.

— Логично предположить, что профессиональный режиссёр следит за состоянием кинематографа. Вы смотрите современные российские фильмы?

— Смотрю, но в последнее время всё чаще разочаровываюсь. Наш кинематограф хромает на обе ноги. Большинство отечественных режиссёров занимаются не творчеством, а коммерцией, и лично мне такой подход кажется губительным и тупиковым.

© 2000–2016 ys & inn «Нальчик 2000. Фотогалерея. История. Справка». Сайт не является СМИ. Ограничения по возрасту: 12+.
Запрещается использование материалов сайта без разрешения авторов. Для получения информации по всем интересующим вас вопросам используйте адрес электронной почты ysign@ya.ru.

Горными тропами Кабардино-Балкарии
Нальчик. История, фотографии, афиша, веб-камеры, карта города Нальчик Официальный сайт Кабардино-Балкарской правды Портал Средства массовой информации КБР Новости КБР и Нальчика сегодня онлайн Сухомейло Я. В. |  портфолио