Г Л А В Н А Я            Ф О Т О Г А Л Е Р Е Я            И С Т О Р И Я            С П Р А В К А            Б И Б Л И О Т Е К А
— Библиотека. 2010 год —
На ипподроме Нальчика сработало взрывное устройство,
один погиб, 20 человек ранены

© sk-news.ru, 02.05.2010 г.

На ипподроме Нальчика в результате взрыва в вип-ложе были ранены 21 человек, в том числе министр культуры КБР Руслан Фиров.

Ранены также корреспондент «КБП» Альберт Дышеков и глава предприятия «Русь» Владимир Секреков. По данным sk-news.ru, ранен также бывший министр ВД республики — ныне председатель Федераци конного спорта КБР Хачим Шогенов. Ветеран войны 1906 года рождения Саидли Шибзухов позже скончался в больнице. Как сообщили в МВД по КБР источник в правоохранительных органах, взрыв произошел на крыше ложи около 12:15, когда шел второй забег скачек.

По предварительным данным, сработало безоболочное взрывное устройство. На место выехали сотрудники правоохранительных и следственных органов. Все зрители эвакуированы. Ведется следствие.

Президент республики Арсен Каноков на момент взрыва на ипподроме отсутствовал.
  

Альберт Дышеков: Взрыв раздался практически над моей головой

© Газета «Кабардино-Балкарская правда», 05.05.2010 г.

Среди пострадавших оказался спортивный обозреватель нашей газеты Альберт Дышеков.

«Я находился в так называемой VIP-ложе, которую в народе еще называют «правительственной». Она состоит из двух ярусов: на нижнем сидела группа зрителей, на верхнем — несколько человек. Столик с призами окружила группа коневладельцев и любителей конного спорта. Позади центрального стола были расставлены стулья, на одном из которых сидел ветеран Саидин Шибзухов, за спиной которого стояли два его внука. Для второго забега бокс был установлен справа от трибуны, поэтому я двинулся от группы коневладельцев в правое крыло ложи, и в это время раздался взрыв — практически над моей головой.

Когда пыль стала рассеиваться, я увидел над собой огромную дыру в крыше, рука и нога были в крови, одежда разорвана. Я самостоятельно добрался до машины «Скорой помощи», где уже находились директор конноспортивной школы Владислав Даов и еще одна пострадавшая женщина. Нас отвезли в РКБ, где мне сделали перевязку, записали личные данные. После перевязки нам предложили опять пройти в смотровую, однако мы не стали ждать врачей и ушли домой».

Наш корреспондент не был госпитализирован, однако ему еще предстоит операция по извлечению осколка из ноги и серьезная реабилитация — он контужен, обнаружились гематомы на голове. Несмотря на это, он не прервал работу в этот день и присутствовал на футбольном матче вечером, репортаж с которого опубликован на 4-й странице этого номера.

Будем надеяться, что нашу жизнь впредь не омрачат теракты. Люди должны сплотиться в борьбе против терроризма и помочь правоохранительным органам. Откровенно говоря, мы пожинаем плоды своего безразличия и пассивности, отсутствия принципов справедливости и сплоченности в повседневной жизни, а террористы напоминают нам, жителям маленькой республики, в которой все друг друга знают, о том, что любой такой взрыв может затронуть каждого..
 

Куда уходит золото жизни…

© Газета «Кабардино-Балкарская правда», 05.05.2010 г., Ирина Мезова

Улицы, ведущие к дому Шибзуховых, запружены машинами донельзя. Женщины и мужчины отдельными группами спешат войти в открытые ворота (скорбный знак — ворота открыты — значит, во дворе покойник).

Террористический акт, имевший место в Нальчике 1 мая, циничен не вдвойне, и даже не втройне, он циничен безмерно. Первое Мая — праздничный день, считается праздником Весны, праздником обновления. Именно с этим днем связывают люди самые светлые и счастливые надежды.

Естественно, не являются исключением и народы КБР. Потому, может, и скачки — любимое издревле развлечение для всех — и старых, и малых — проводили весной.

Еще с детства помним мы все то ни с чем несравнимое ощущение праздника 1 Мая, когда все наряжались в самые красивые одежды, отламывали пышные ветки сирени. Родители безропотно давали небольшую сумму денег на сладости, транспорт был бесплатным. Те, теперь уже забытые колхозы, снаряжали грузовые машины, украшали высокие борта кумачовыми плакатами, лозунгами. Ехали с музыкой, песнями. Этот же ипподром приветливо принимал всю республику — детей и взрослых. Кому-то, конечно, скачки были очень важны. А многим — тем же ребятишкам, которые впервые приехали в город и узнали вкус мороженого и сладкой газировки, — было не до конных состязаний. И так было слишком много хорошего, невиданного, красивого, а на коней мы и дома в селе могли насмотреться.

Это был настоящий праздник. Но этот праздник стал последним для 104-летнего Саидина Шибзухова, потому говорю о безмерном цинизме. Саидин прошел всю войну — от первого до последнего дня. Вернулся, вырастил вместе с женой Мадинат семерых детей сыновей Хасана, Хамидби, Мухамеда, дочерей Фатиму, Хаишат, Розу, Амину. Все дети получили образование, профессии, все создали свои семьи.

Нетрудно представить, какую радость испытывал этот немногословный, по-житейски мудрый, работящий человек, когда на семейные праздники собирались все его дети — здоровые, красивые, воспитанные. Он очень любил детей, любил запах теплого, свежеиспеченного хлеба. Он им всем, вместе с Мадинат, конечно, дал начало. А теперь у каждого своя семья, свои дети. Мадинат опередила его на несколько лет, ушла в тот мир, куда и он за ней последует. Но дети, спасибо им, успели отпраздновать родителям золотую свадьбу. В глубине души ему было немного смешно из-за этих слов — золотая свадьба. Просто жили вместе, детей растили, радовались первым внукам, а потом и правнуков дождались. Хотя почему не золотая свадьба, действительно, так и есть, золотая свадьба — золото жизни.

Возможно, в это утро он опять подумал об этом. Вспомнил Мадинат, увидев входящих во двор внуков — Тимура и Рината: как подросли! Усмехнулся незаметно: знают, чем порадовать деда. А вообще можно ли так любить лошадей, скачки эти смотреть с таким удовольствием? Почему нет? Всегда так было. Шибзуховы всегда любили лошадей — и его отец Хот, и дед, и прадед. Вот и внуки захотели порадовать его, окунуть во вкус прежних ощущений. Нет ничего красивее летящего, словно птица, скакуна. И он это увидит сегодня.

Саидин Хотович был старшим рода Шибзуховых. Его авторитет был и так высок, его мудрость признавалась всеми. Но ему было мало этого. Ему было интересно все. Он много читал, с любопытством прислушивался к тому, что говорят молодые люди, так не похожие на них, старших. Он охотно помогал своему младшему другу Барасби Молову справляться с нелегкими обязанностями сельского эфенди.

«Имя-то, имя, пожалуйста, правильно напишите, — шепчет дочь Саидина Хаишат. Громко говорить нельзя, чувства свои слишком открыто демонстрировать тоже не принято. — Но имя у него редкое, красивое — Саидин. Так и напишите».

— Как отпустили отца на скачки, Хаишат, — тихо шепчу в ответ, — ведь возраст все-таки какой?

— Мы ведь — Шибзуховы (в переводе с кабардинского «конопас»), — светлые глаза с невыплаканными слезами с недоумением смотрят на меня, — как не отпустишь. Наши мужчины всегда занимались лошадьми, любили их, да и толк в них знали. Мальчики-то хотели деду устроить праздник.

— Да еще как, — вступает в разговор сестра Саидина Уля. — Как он любил коней с самого детства, катался верхом целыми днями. Девчонки дразнили его: даже за часами не спешится. Внуки знали это, на ипподроме посадили деда в кресло, а сами стали за его спиной, словно телохранители. Но не смогли уберечь, дед погиб, а внуков обоих ранило в голову…

Да, мы все хотим праздников. Только что-то их мало в последнее время, а больше горестных событий. Кто в этом виноват? Неужели не мы, если не смогли уберечь такого человека, как Саидин?

— Как думаете, Хаишат, — спрашивает журналистка, сидящая рядом, — кто устроил этот теракт? Ваххабиты, мусульмане?

— Мусульманин — тот, кто ушел, — светлые глаза женщины стали строгими, жесткими. — Он был истинный мусульманин: читал Коран, не пропускал ни одного намаза. А тот, кто убивает, тот не мусульманин.

К разговору подключаются другие женщины. «Почему так все изменилось? — недоумевают они. — Такого раньше не было. И бородатых мусульман не было. Наоборот, говорили: кабардинец должен быть гладко выбрит, опрятно одет, сдержанно и с достоинством себя вести».

На похороны Саидина Шибзухова приехали члены Правительства во главе с Председателем Александром Меркуловым, председатель Общественной палаты Пшикан Таов, представители общественности.

Во время отправления дуа мулла села Барасби Молов, друг Саидина, запнулся и упал. Оказалось, умер. В таких случаях говорят: наверное, сердце разорвалось от горя.

А что скажем мы? Когда-то ведь и наши сердца могут не выдержать? Будем ждать этого момента? Или все-таки поймем, что нельзя оставаться безучастными друг к другу, к происходящему в нашей жизни? Ведь многое зависит и от нас…

© 2000–2016 ys & inn «Нальчик 2000. Фотогалерея. История. Справка». Сайт не является СМИ. Ограничения по возрасту: 12+.
Запрещается использование материалов сайта без разрешения авторов. Для получения информации по всем интересующим вас вопросам используйте адрес электронной почты ysign@ya.ru.

Горными тропами Кабардино-Балкарии
Нальчик. История, фотографии, афиша, веб-камеры, карта города Нальчик Официальный сайт Кабардино-Балкарской правды Портал Средства массовой информации КБР Новости КБР и Нальчика сегодня онлайн Сухомейло Я. В. |  портфолио