История Нальчика    |    Фотогалерея    |    Справка    |    Карта Нальчика    |    Библиотека    |    Скачать    |    Контакты


  

   


 
предыдущая
| оглавление | следующая

 
останутся Домики под черепичной крышей
 

Владимир Халидович Вороков, кинорежиссер, первый заместитель председателя Кабардино-Балкарского отделения Всероссийского фонда культуры, «Кабардино-Балкарскал правда», 1990 год, 2 марта [42, стр. 135].

•••••Вот стою я на перекрестке Ногмова и Кабардинской... Ногмова называлась тогда еще Почтовой, потому что здесь, рядом с перекрестком, располагалась когда-то почта. А чуть ниже, за швейной фабрикой, было пожарное депо.
•••••Я иду по улице своего детства. Здесь, где сегодня расположен промтоварный магазин, был после войны, да и, кажется, в последние военные годы, кинотеатр. Когда-то это было одно из самых больших зданий в городе. Принадлежало оно братьям Шуйским, представителям того самого древнего боярского рода. Но для меня он навсегда останется кинотеатром, где директором была Тамара Васильевна Кереселидзе. Авторитет у Тамары Васильевны был непререкаемый. То ли оттого, что через крохотный зал «своего» кино она умудрилась «пропустить» весь наш город. То ли оттого, что нас, детей войны, бесплатно пускала на сеанс-другой посмотреть «Тарзана» или «Восьмой раунд»... Мы помнили ее доброту и не хулиганили возле владений «Царицы Тамары». Здесь, в фойе кинотеатра, я впервые услышал популярные куплеты, которые исполнял под джаз-оркестр Манук Мартиросов.
•••••Выше по улице открывался целый мир — спортивная школа и Кагиз, военторг и ювелирный магазин, двухэтажный дом, в котором я жил, на углу Мало-Кабардинской. Сколько друзей было у меня во дворах моей улицы! Алик Фокичев. Володя Хачатурян, Марат Битоков, Толик Бичоев, Олег Жекамухов, Лима Шабаев, Борис Саральпов, Азик Чундоков... Многих из них я встречаю сегодня. Седые, серьезные, деловые. А иных нет среди нас. Еще в детстве погиб мой старший друг Алик Фокичев. После недавней войны для нас это было огромным горем. Столько лет прошло, а я до сих пор не забыл, как в день похорон Алика над Вольным Аулом опускался красно-алый диск солнца. Как кровь.
•••••Стою на углу улиц Чехова и Кабардинской. Наша вторая мужская школа была совсем рядом. Только сверни чуть в сторону между Кагизом и спортшколой. Там нас ждали любимые учителя. Нет, действительно ждали. И действительно любимые: Полина Петровна Рудич, Евгения Львовна Мильман, Михаил Родионович Пешков, Тамара Александровна Волошина, Алексей Федотович Швец... Последнее время директором в нашей школе был очень добрый и милый человек — Джабраил Тазретович Макоев. Мы его прозвали «Джагой». На экранах появился тогда индийский фильм «Бродяга». Джабраил Тазретович смеялся: Джага, так Джага. Только ведите себя хорошо.
•••••На углу Советской и Кабардинской, чуть вправо, был музей. А если не сворачивать вправо, то попадешь в парк.
•••••— Встретимся у львов, — говорили тогда нальчане, назначая свидание. Но чаще всего встречались «под часами». Они висели у входа в садик, где сейчас расположен танцевальный зал.
•••••Старые парикмахерские и магазинчики, будки чистильщиков обуви, лоточки для торговли морсом и мороженым... Все это дремало днем. Дремала моя Кабардинская улица. Вечером же негде было яблоку упасть ни на проезжей части, ни на тротуарах: по краям которых росли все те же акации. Казалось, весь Нальчик выходил на свою главную улицу.
•••••...И надо же было случиться так, что волею судьбы я пришел на работу в Фонд культуры, одной из программ которого является реконструкция старого города, включая улицу Кабардинскую. Разгадывать все еще неразгаданные тайны старого Нальчика. Теперь это выпало и мне.
•••••Я вновь и вновь брожу по улицам, где прошло мое детство. В одиночку, с архитекторами, с работниками Нальчикского горисполкома.
•••••Мало-Кабардинская, Грибоедова, Чехова, Красивый переулок, Октябрьская...
•••••Конечно, что-то из ветхого жилья пойдет под нож бульдозера. Готов проект очень интересного дома переменной этажности. Он займет территорию от угла Ногмова и Октябрьской до Кабардинской. Есть в старом городе и прекрасные дома — добротные, красивые. Хотелось бы, чтобы архитекторы и дизайнеры нашли варианты, которые, с одной стороны, не дадут убить старый город, а с другой — сделают владельцев реставрированных особняков счастливыми обладателями комфортабельных жилищ.
•••••Существует уже проект реконструкции улицы Чехова: от Кабардинской до Октябрьской она будет застроена двухэтажными коттеджами с небольшими уютными двориками. Средняя по численности семья /4-5 человек/ разместится здесь со всеми удобствами. Дворики, конечно, не заменят приусадебного участка, но несколько деревьев, десяток-другой кустов цветов, зеленый газон создадут владельцам таких коттеджей прекрасную зону отдыха. Такие же коттеджи следует возвести на всех улочках, прилегающих к Кабардинской. Сегодня они «устали» от старости, ненужности, забытости, заброшенности. И уже многие махнули рукой: Умер старый город! Не рано ли махнули? Сегодня появилась надежда. Реальная. Уже десятки людей «колдуют» над проектами и задумками. Порой дерзкими, фантастичными. Но я уверен /есть на то основания/, останутся домики под черепичными крышами на улицах моего детства. С зелеными, утопающими в цветах двориками, со скамеечками возле ярких калиток, с булыжными мостовыми и фонарями под седую старину.
•••••Ручейками будут стекать ожившие улочки, впадая в Кабардинскую. И будет старый город пахнуть свежими булками, только что извлеченными из кипящего в котле масла, лакумами, хичинами...
•••••Хочешь купить национальный костюм — иди на Кабардинскую. Нужна папаха — там работают мастера-шапочники. Заказать чеканку — пожалуйста. На Кабардинской можно будет съесть самый вкусный в городе шашлык и выпить крепкий ароматный кофе...
•••••Уже заказан эскиз-проект на строительство деревни народных умельцев. Она спустится по террасам от улицы Свободы почти до Вольноаульского моста. И мечта станет явью. А затем мы реставрируем несколько жилых домиков по улице Грибоедова и Октябрьской, чтобы доказать, что не все старое — это плохо. Иду и вспоминаю, что в «те» времена Кизиловка утопала в зарослях кизиловых деревьев, а в Грушевой роще росли сотни могучих груш-дичек.
•••••Улица моего детства. Моя Кабардинская... Я иду по ней — израненной, изрытой, заброшенной. Иду и вспоминаю: здесь, в садике, Алексей Федотович Швец учил нас в спортшколе гимнастике и «уводил» от хулиганства. Каждый выходной день садик заполнялся людьми до отказа. Здесь проходили спортивные праздники. Спорт тогда любили.
•••••В киноархиве я нашел кадры: по Кабардинской мирно плетется арба, запряженная парой волов. Тихая безлюдная улица. Лишь несколько человек стоят на тротуарах. И эта арба, в которой сидят старик со старухой. Сидят молча. Едут молча. Куда? Зачем? И я поймал себя на мысли: не такой же дремлющей, стала улица моего детства сегодня. Разве что на ней не увидишь арбы?
•••••Моя Кабардинская...
•••••Юра Темирканов идет со своей скрипкой в сторону музыкальной школы, чтобы через много лет стать в музыкальном мире звездой первой величины. А вот на углу Кабардинской и Мало-Кабардинской Барасби Хамгоков на костылях... Вернулся домой на побывку из госпиталя после ранения. Шла война. Мы с сестрой высунулись из окна нашей квартиры и смотрим на знаменитого «наездника из Кабарды» Барасби. И Кайсына Кулиева впервые я встретил на этой улице. Еще молодого Кайсына. И Алима Кешокова...
•••••Инна Кашежева написала теплые стихи об этой улице...
•••••Когда-то по ней проходили колонны демонстрантов. И маршалы стояли на трибуне. И всадники кричали: «Маржа!».


предыдущая | оглавление | следующая

  
  
   
            
 

История   |   Фотогалерея   |   Справка   |   Карта   |   Библиотека   |   Скачать   |   Контакты

© 2000–2013 inn & ys «Нальчик 2000. Фотогалерея. История. Справка»


loading