История Нальчика    |    Фотогалерея    |    Справка    |    Карта Нальчика    |    Библиотека    |    Скачать    |    Контакты


  

   


 
предыдущая
| оглавление | следующая

 
Довоенный Нальчик
 

Автор записок «Ушедшего неповторимые черты», публикуемых в сборнике краеведов В. Я. Пеннер и Н. В. Пеннер «Нальчик глазами современников» — Солтан Ахмедович Цораев [42, стр. 6876].

•••••О самом городе, его границах и улицах. ... Главными улицами считались Кабардинская (бывшая Воронцова), нынешняя им. Шогенцукова, Советская, однако их было мало. Они были вымощены булыжниками, которые возили с речки Нальчик на телегах. Дорожные мастера насыпали на улицу песок, располагали булыжники, пристукивали их молотками, а сверху еще клали песок. И так всю улицу. Работа могла продолжаться долго, а ее окончание было целым праздником. Проедет по такой улице телега или бричка, скажем, на ломовых лошадях, так грохот на всю улицу — хоть двери, окна закрывай. Но это, было лучше, чем пыль столбом или непролазная грязь.
•••••За Степной улицей начиналась степь. Утром люди выгоняли скот на эту улицу, а отсюда пастух гнал скот в степь, а вечером — опять сюда, а люди забирали свою скотину. В те годы многие держали и домашний скот, и птицу, и у каждого во дворе были сарай, необходимые корма и прочее. А дворы были огорожены деревянным или каменным забором, или просто плетнями. Во дворе же были деревья, огороды, росла кукуруза.
•••••На весь город было несколько больших домов в 2–3 этажа: Ленинский учебный городок (ныне медфак КБГУ), поликлиника № 1 (на углу ул. Советской и Октябрьской), гастроном (на углу ул. Кабардинской и Советской). Почти все жилые дома — частные, в основном турлучные или саманные, многие без фундамента, поэтому все время оседали в землю. На крыше — черепица или камыш. Кирпичных домов и домов с железной крышей почти не было. Силикатный кирпич тогда еще у нас не знали. Окна были небольшие и на ночь закрывались только ставнями. В самих домах мебель и все другое были старые, допотопные, видимо, доставшиеся от родителей или от дедов и бабушек в наследство. Новой, современной мебелью и обстановкой едва ли какой дом мог похвастаться. В домах — часы-ходики с «кукушкой» или без нее, будильники, а настоящие настенные часы едва ли у кого могли быть, висели черные бумажные репродукторы или наушники для радио. Кто имел граммофон, кто гармонь, кто балалайку. Освещение в основном — керосиновое, а электрическое могло быть в учреждениях, на предприятиях. Отопление — печное, на что шли и дрова, и кукурузные кочерыжки, и подсолнечная шелуха, и кизяки. А летом пищу готовили на примусах и керосинках. Но, случалось, летом готовили пищу в печи.
•••••О жителях города и их делах. Жителей Нальчика было до того мало, что почти каждый друг друга знал. Жили представители, тех же национальностей, что и сейчас. Больше всех было русских. Что касается кабардинцев, а тем более балкарцев, то их насчитывалось сравнительно мало, так как они в основном жили в селах. Были и украинцы, и армяне, и грузины, и азербайджанцы, и осетины, и таты, и турки, греки. Кроме «Еврейской колонки» (так назывался район 10-й школы), где жили таты, существовала «Немецкая колонка» (в Александровке), где, очевидно, жили немцы. Люди в основном занимались своим хозяйством, ремеслом, кое-кто работал на производстве, но таких было мало.
•••••О заводах и фабриках. Действовал клепочный завод (кажется, в районе химкомбината) где делали дощечки для бочек, кадушек. Там же еще, по-моему, делали стулья. Еще швейная мастерская (теперь швейная фабрика № 1), и, кажется, все. Но, возможно, были еще какие-нибудь мелкие предприятия полукустарного типа — не помню.
•••••Транспортные средства. Были телеги, брички, линейки, тачанки и очень мало фаэтонов. Арбы с быками приезжали из сел на базар или по каким-нибудь другим нуждам. У Б. Э. Калмыкова была черная длинная автомашина. Люди долго любовались ею, а когда она ехала, дети долго бежали за ней. Других автомашин не помню. На станции сновали маленькие дымные и закопченные паровозы, называвшиеся «жуками», «букашками», «щуками», «черепахами». Тогда они нам казались мощными, и мы целыми часами стояли и смотрели, как эти железные кони тащут такие же, как сами, невзрачные вагоны. Но прокатиться в поезде до Докшукино, Прохладного, а тем более до Пятигорска для каждого нальчанина считалось величайшим счастьем и удовольствием.
•••••О воздушном транспорте. Ни о каком воздушном транспорте тогда и речи не могло быть. Как-то летом очень низко над городом, почти касаясь макушек деревьев, пролетел двукрылый аэроплан (который обычно называют «кукурузником»). Даже мы увидели, как летчик помахал рукой и улыбнулся. И млад, и стар выскочили из домов и побежали в степь вслед за аэропланом. Покружил он над степью и сел. Мы все обступили то место, но никто не решался близко подходить к стальной птице. Летчик поднял очки на лоб, освободил ремни, слез с сиденья на землю и стал спрашивать, кто хочет покататься. Но никто не решался. Наконец уговорил какого-то парня. Посадил его за собой, завязал ремни, крутнул пропеллер, мотор заработал, сел на свое место, надвинул очки и поехали. Аэроплан, подпрыгнув на неровностях, поднялся в воздух. Сделал несколько кругов и сел. Мы все побежали туда. Летчик помог парню развязать ремни. А когда тот спустился на землю, то ходил, как пьяный, но бесконечно счастливый, так как было ему о чем рассказать родным и близким. Летчик уговаривал других, но никто так и не решился покататься. Тогда он сел в свой аэроплан и улетел, а мы возвратились по домам, полные впечатлений об увиденном.
•••••О водоснабжении. Воду обычно брали из речки: летом или рано утром, или поздно вечером, а зимой — в любое время суток. У некоторых — свой колодец. Было несколько будок, из которых наружу выходил водопроводный кран. В будке сидела женщина. Подходите к окошку, в щелку бросаете копеечную монету или специальный талончик примерно такого-же достоинства — и женщина открывает кран и отпускает воду, за сколько вы уплатили. Кто близко жил, относили ведра так, а кто далеко — на коромысле.
•••••О банях, гостиницах и лечебницах. Баня была, но я там никогда не мылся и не помню место ее расположения. Летом люди могли искупаться на речке, а зимой, очевидно, дома. Была ли в Нальчике гостиница или нет, не знаю. Приезжие из сел и аулов обычно останавливались у двух женщин. Одну звали Акулиной, другую — Машей. Приезжего, даже незнакомого, мог пустить ночевать и любой житель. В городе больница была, только не знаю  — одна или две. Но едва ли тогда могли быть хорошие врачи, эффективные медикаменты и хорошее лечение.
•••••О промтоварах, продтоварах и других предметах первой необходимости. Магазины в основном были общие и вполне отвечали тогдашним запросам. Стояли и частные лавочки, принадлежавшие армянам, грузинам, азербайджанцам и др., в которых торговля могла идти чуть ли не до ночи. Из промтоваров люди покупали на зиму пальто с каракулевым или бобриковым воротником, сапоги, если кто носил брюки-галифе, но были и ботинки, а к ним еще и галоши (как для мужчин, так и для женщин). Были шапки как для взрослых, так и для мальчиков, а для женщин (в том числе и для девочек) были теплые платки. Из обуви для женщин продавались еще и боты. Для лета мужчинам продавались рубашки, брюки, на голову — фуражка, а на ноги — туфли. Даже брезентовые туфли были на кожаной подошве. Тогда обувь выпускали в основном две фабрики — «Скороход» и «Парижская Коммуна». Если брезентовые туфли были белые, то их все время чистили зубным порошком. А некоторые горцы даже летом надевали сапоги и кавказскую шапку. Сапоги и шапки хорошо делали дагестанцы-кустари. В те годы были в моде рубашки-косоворотки, которые носили русские, украинцы и др. Тогда не любили, ходить в безрукавках или с открытым воротом. Не засучивали рукава. Обязательно носили фуражку, а шляпу почти никто не надевал, как и галстук. На девушках и женщинах — белая кофточка и темная юбка или платье, у кого простое или шелковое, правда, юбка и платье были немного длиннее, чем сейчас. Тогда модными материалами были крепдешин, коверкот и др. На голову женщины и девушки надевали легкую косынку. А некоторые женщины и девушки в прохладную погоду носили костюм, а на голове — берет. Что касается горцев, то своей национальной традиционной формы придерживались лишь сельчане, да и то пожилые. В своей национальной форме ходил, например, ныне покойный поэт — Сеит Шахмурзаев. Если русские и другие православные люди любили подпоясываться шелковыми и шкурчатыми поясами, то горцы — широким армейским или своим кавказским. Мне кажется, что люди тогда были очень, простые, не гонялись за модой, хотя в одежде, обуви и т. д. не было никакой нехватки. Почти ни у кого не было наручных часов, а карманные были. Летом горцы носили, на голове войлочную шляпу, а некоторые — картуз. От дождя спасались зонтом, а плащей вроде не помню. И одежда, и материал, из которого она делалась, и обувь, и все другое было добротно, надежно и на долгие времена. Для детей было немало игрушек, часть из которых — кустарного производства. В большом количестве были всякие хозтовары и мебель. Всего того, что было, — не перечесть. Не было нехватки и в продтоварах, которые частично были фабричные, частично и кустарные. Белый хлеб, например, стоил 3 коп. за кг, темный — 2 коп. Деликатесами тогда считались мед и халва причем последняя изготовлялась из грецких орехов. Какой продукт ни возьми, все было добротно и качественно. Разнообразие конфет — вроде не очень-то богатое: обычные конфеты с начинкой, леденцы (в коробках и на вес), а шоколадных не помню. Были ли пирожные — тоже не помню. Частники продавали пряники в виде петушков, лошадок и прочее, которые красили с одной стороны в малиновый цвет. Продавали они своего изделия конфеты. Мороженое было меньшей порции, но вкуснее. Сливочное стоило 3 коп., фруктовое — 2 коп. Женщины таскали тачки с мороженым по улицам, по базарной площади и продавали, зазывая детей. Если во время жаркой погоды людям хотелось пить, они пили пиво или морс. Хочется отметить, что тогда продавцы не имели привычки кого-то обвесить или обсчитать. Возможно, поэтому и промтовары, и продтовары были самого добротного качества. Что ни купит покупатель, все надежно и выполнено на совесть. Поэтому столкновение между продавцом и покупателем едва ли могло быть.
•••••О базарах. В Нальчике в то время действовали два базара. Один — «Утренний базар» («Зеленый рынок»). Этот базар работал ежедневно. Продавцами и покупателями его были в основном сами нальчане. Тут продавались хлебобулочные и кондитерские изделия, мясо-молочные продукты, овощи, фрукты и все другое. Короче говоря, только съестное и в большом разнообразии. Другой базар, «Большой базар» (кажется, по пятницам), собирался в степи. Сюда приходили не только горожане, но и приезжали чуть ли не из всей республики. Масса людей: и млад, и стар. А продавалось все, что угодно, как старое, так и новое, фабрично-заводское или кустарно-частное. Тут и мясо-молочные продукты, тут и овощи, тут и фрукты, тут и бахчевые культуры, тут и одежда. тут и промтовары, тут и хозяйственные товары, и многие другие, начиная от игрушек и сладостей для детей, кончая домашней птицей, мелким и крупным рогатым скотом и лошадьми. Чего там только не было — уму непостижимо! Кругом брички с арбузами, дынями, овощами, фруктами, возы сена, дров, кукурузы... Продавцы кричат, зазывают покупателей, восхваляя свой товар, обещая уступить дешево. Иной продавец и покупатель долго торгуются, не сходясь в цене. Их окружает народ, высказывает свое мнение. Шум, крик. смех, звуки гармошки, струнных инструментов, детских дудок, свистков, барабанов и многого другого. Короче говоря, это был настоящий восточный базар, в полном смысле этого слова. Там же проходили всякие состязания молодежи в ловкости и силе: национальная борьба, перетягивание каната, лазание по скользкому столбу, чтобы достать на его макушке сапоги или еще какую-нибудь ценную вещь. Естественно, в таких местах собирались большие толпы: каждому было интересно все это увидеть и услышать лично. Немало людей собиралось около карусели. Сооружение, можно сказать, самое примитивное. На высоком грибке находилось на оси громадное колесо со спицами. Десяток ребят толкали их — и, вся карусель двигалась. Чем быстрее бежали ребята по кругу, тем быстрее двигалась карусель, а за это им разрешали самим кататься на ней. На карусели не только дети, но и взрослые. На базар многие ходили не только в целях купли-продажи, а просто так, чтобы узнать всякие новости, происходящие в городе, республике и в стране, или для развлечений. В то время газет почти не было; да почти никто не умел читать.
•••••Общественное питание. Были ли столовые и рестораны — не помню, а харчевни и чайные были. Меню небогатое: суп-харчо, котлеты или соус, пшенная каша с маслом, запеканка (макаронная или вермишелевая) с кисельной подливой и чай. Порция супа-харчо была велика и добротна, после нее запеканку покупаешь, а то просто стакан чаю попьешь — все: так сытно готовили. Что касается горожан, то они в основном питались дома.
•••••Образование и культура. ...Тогда действовали 2–3 школы на весь город. В школах тоже делалось все возможное в отношении образования и культуры, но в значительно меньшей мере, чем в Ленинском учебном городке. В начале парка (кажется, в субботу и воскресенье) по вечерам, в теплые дни играл духовой оркестр, и народ стоял и слушал музыку, хотя. возможно, она могла быть не настолько, качественной по содержанию и исполнению. Но тогдашним слушателям она казалась безукоризненной. В доме по ул. Кабардинской (где сейчас размещена детская библиотека) показывали кино, которое было далеко от совершенства в тематическом, идейном и техническом отношении, но все шли с большой охотой, чтобы увидеть живые картинки на стене. Около экрана сидела женщина и играла на пианино, пока продолжался кинофильм. Для детей мест не было, и пропускали их, кажется, так (без билетов), а сидели они прямо на полу, недалеко от экрана. В зале было шумно, все громко читали титры, разговаривали смеялись. А после окончания сеанса на полу зала можно было увидеть множество окурков, конфетных бумажек и шелуху от семечек. Короче говоря, культура поведения людей в кинотеатре была очень низка. Иногда нальчанам удавалось увидеть приезжий цирк-балаган. Он останавливался в степи (где базар). Туда народ шел очень охотно. Каждому хотелось посмотреть силачей, катание на велосипеде по наклонной плоскости, акробатов, жонглеров. Естественно, тогдашние цирковые номера не выделялись особой оригинальностью, но всем они очень нравились. В цирке, как и в кинотеатре, дети и молодежь вели себя шумно и плохо.
•••••Наука и техника. Ни о какой науке и технике в те годы не могло быть и, речи, ибо они находились в зачаточном состоянии. Не было ни кандидатов и, тем более, докторов наук. которые вели бы научную работу в специальных лабораториях. Не было никаких достижений не только в науке, но и в техническом прогрессе.
•••••Религия. Мечети в Нальчике не было, и магометане молились дома. Церковь была (между Ленинским учебным городком и нынешней гостиницей «Нарт»). Утром и вечером слышался колокольный звон, зазывавший православных на молитву. Правда, потом ее снесли, а напрасно: нужно бы сохранить как памятник старины. Говорили, будто бы там нашли могилу важного лица и золотые вещи. Хотя антирелигиозная работа в те годы стояла высоко, но магометане исполняли «уразу». «курман» и другие обряды, а православные — «крещение», «пасху» и т. д. Православные относились терпеливо и с уважением к магометанской религии, а магометане — к православной.
•••••Повседневные будни города. Хотя в нашем городе не было больших заводов и фабрик, рано утром можно было услышать гудок и люди спешили на работу, но таких было очень мало. В свои мастерские спешили ремесленники, кустари, торговцы — в свои лавки. А те, кто был свободный, все равно вставали рано, занимались своим хозяйством или шли куда-то по домашним делам. Так что все горожане жили в заботах и хлопотах. По утрам то и дело ходили по улицам люди и кричали: «Кому дрова пилить, рубить!», «Кому кастрюли, тазы, ведра, чашки чинить!», «Кому ножи. ножницы, топоры точить!», «Кому стекла вставить!», «Кому кукурузные кочерыжки, сено!», «Кому дрова, кому угли!»... Так люди предлагали свои услуги. Пилили, рубили дрова, например, грузины; паяли, чинили, вставляли стекла в основном русские; кукурузные кочерыжки и сено привозили продавать кабардинцы, древесные угли — цыгане. Видимо, они этим и промышляли, раз не было для них другой работы. В городе было немало шарманщиков, особенно на базаре в базарные дни. Дети, да и, взрослые целыми днями могли стоять около шарманки, слушать музыку и смотреть на попугая.
•••••Спорт. В городе существовали некоторые зачатки спорта. В Ленинском учебном городке и школах дело обстояло лучше. В них физкультура преподавалась как предмет, поэтому в них учились бегать, прыгать, бросать диск, гранату, копье, преодолевать препятствия, занимались на «коне», брусьях, турнике, кольцах, играли в волейбол, баскетбол, футбол и т. д. В ходу были национальные виды спорта: бросание камня, перетягивание каната, джигитовка, в которой обычно побеждали кабардинцы; борьба, в которой в основном побеждали балкарцы. Состязания могли проводиться где угодно, даже на базаре, лишь бы были условия да зрители. Однако основным видом спорта были скачки. Они проводились не только на ипподроме, но и в других местах. Народу собиралось очень много, особенно горцев. Лошади были не только казенные, но и частные. Иногда скакали из Пятигорска (старт) до Нальчика (финиш), правда, с привалами. Одна из лучших лошадей принадлежала ныне покойному балкарцу Хасану Зокаеву из пос. Советский, раньше Кашхатау. Она у него была крупная, черная, с белым пятном на лбу. Хозяин никому не доверял своего скакуна, а обычно скакал сам и почти, всегда побеждал. В Нальчике имелась футбольная команда. Из балкарцев в ее составе, например, играл ныне покойный Адилгери Соттаев, и довольно-таки неплохо. Если горцы к спортсменам-юношам все же относились более терпеливо, то другое дело в отношении спортсменок-девушек. Когда они шли по улицам в майках и шароварах, то пожилые люди (особенно женщины) неодобрительно и осуждающе покачивали головами.
•••••Национальные традиции. Они особенно соблюдались пожилыми людьми, а также при, различных обрядах: при религиозных праздниках, свадьбах и т. д. Так, кабардинцы везли невесту в фаэтоне в сопровождении десятка верховых. Палили из пистолетов, винтовок, распевая «Орайду». У православных все это проходило по-своему. Могли отмечаться и другие национальные обряды, если не целиком, то хотя бы частично; однако национальные традиции сохранялись.
•••••Времяпрепровождение и отдых. Летом и осенью люди купались на речке, ходили в лес за ягодами, дикими яблоками, грушами, орехами, иные — по грибы. Зимой дети и, молодежь катались на санях, коньках, лыжах. Любимое место детей — начало улицы Советской, где спуск в сторону речки. Там хорошо прокатиться на санках... Что касается людей взрослых, то они длинные осенние и зимние вечера коротали за игрой в шашки, шахматы, домино, карты. Некоторые любили играть на гармошке, балалайке, мандолине, гитаре. В Нальчике действовал небольшой каток (кажется, по ул. Пушкина), но в теплые дни лед быстро таял, а искусственного льда в те годы не было.
•••••Праздники. Демонстраций тогда не проводили. Устанавливали в степи небольшую трибуну зеленого цвета. Поднимались туда Б. Калмыков, К. Ульбашев, X. Карашаев и другие и говорили праздничные речи собравшемуся народу, людей собиралось много горожан и из сел приехавших на подводах. Так было во время крупных праздников — 1 Мая и 7 ноября, День Красной Армии, 8 Марта, 18 марта. День рождения и день смерти Ленина отмечали в виде собрании и докладов на местах. На этих крупных праздничных митингах могли быть С. Орджоникидзе, К. Ворошилов, С. Буденный и др. гости из Москвы. Мы, пионеры и школьники, шли на митинги строем, в красных галстуках, под звуки горна, барабанного боя, с песнями. Наш школьный пионерский отряд одно время назывался им. Семашко, потом — им. Симочки-летчицы, а затем Гарри Айзмана. После митингов обычно устраивались национальные виды спорта: бросание камня, перетягивание каната, борьба, джигитовка и прочее. Однажды во время какого-то юбилея нашей автономной области проходил большой праздник, и во время спортивных соревнований на ковер бороться с Поддубным пригласили балкарца Болатова (по имени, кажется, Саламгери). Он по природе был сильный. Боролись-боролись, но никто, никого никак не одолеет. Потом Болатов бросил вниз Поддубного. Нынешние строгие судьи посчитали бы это за победу или нет — не знаем, однако все горячо аплодировали, и борьбу прекратили, т. к. не было подходящих условий для этого.
•••••Так выглядел наш Нальчик шесть десятилетий тому назад, когда он был столицей автономной области.


предыдущая | оглавление | следующая

  
  
   
            
 

История   |   Фотогалерея   |   Справка   |   Карта   |   Библиотека   |   Скачать   |   Контакты

© 2000–2013 inn & ys «Нальчик 2000. Фотогалерея. История. Справка»


loading