История Нальчика    |    Фотогалерея    |    Справка    |    Карта Нальчика    |    Библиотека    |    Скачать    |    Контакты


  

   


 
предыдущая
| оглавление | следующая

 
нальчикская старина
 

•••••Прошло сто лет, и к началу 21 века в Нальчике сохранилось сравнительно небольшое количество памятников старины — только один архитектурный памятник 19 века и несколько зданий начала 20, не претерпевших существенных изменений и представляющих исторический интерес.
•••••Практически не осталось и следов нальчикской крепости, даже о ее местонахождении теперь говорят как о предположительном. Однако, по мнению краеведа и писателя Виктора Котлярова, остатки крепостной стены еще можно было увидеть до недавнего времени в первозданном виде за Cквером Свободы — между спуском к реке с улицы Кешокова (Советской) и гостиницей «Нарт». В настоящее время эти остатки каменной кладки залиты бетоном... Но совсем рядом, под вольноаульским мостом в густых зарослях можно обнаружить две стены из рваного камня, составляющие угол, которые по своей геометрии и положению относительно топографических ориентиров, позволяют высказать предположение, что это остатки стены северо-восточного бастиона, хотя доподлинно это не выяснено и не доказано.
•••••Очень мало памятников архитектуры осталось и от дачных местечек Долинск и Затишье. И если в Долинске еще можно наблюдать несколько бывших дачных домиков — дачу князя Сухорукова, ставшую Литературным музеем или дом-музей Марко Вовчок и еще несколько интересных зданий, находящихся в ужасающем состоянии, то от Затишья осталось только здание Дачи №5, где в свое время отдыхал Сталин и где в настоящее время расположена лаборатория ботанического сада КБГУ, зато оно находится в более-менее приличном состоянии.
•••••Гораздо больше зданий начала 20 века сохранилось в исторической части города, которая ранее и составляла собственно слободу. Это здания на улицах Кабардинской и Малокабардинской, Кешокова, Суворова, Революционной, Свободы, Чехова, Грибоедова, Толстого. Большая часть из них практически утратила свой уникальный исторический облик, от других остались только фрагменты — ворота или часть фасада, третьи находятся в полуразрушенном состоянии и, скорее всего, исчезнут в недалеком будущем. Так еще в 2003 году на улице Советской, ставшей теперь Кешокова, напротив поликлиники №1 можно было увидеть низенький одноэтажный домик — это все, что осталось от зданий, составлявших административный центр крепости и слободы Нальчик в 19 начале 20 века — в этом и двух других зданиях находилось Управление начальника Нальчикского округа Терской области, откуда осуществлял свою деятельность в начале 20 века подполковник Клишбиев. А некогда ранее, в середине 19 века, на этом же месте находились Канцелярия командующего Центра Кавказской Линии, Временный кабардинский суд, где работал секретарем Шора Ногмов. Теперь все эти здания снесены.
•••••Наиболее удачно из всех дореволюционных зданий сложилась судьба особняка постройки 1912 года на углу улиц Свободы и Малокабардинской. В настоящее время в нем расположен Фонд культуры КБР, здание периодически реставрируется и поддерживается в прекрасном состоянии. Однако, выяснить его историю авторам сайта пока не удалось — как это ни странно, но о нем не говорится ни слова в краеведческих изданиях.
•••••Отдельного упоминания заслуживает не сохранившийся до наших дней Собор Симеона Столпника. До 1928 года он находился в Сквере Свободы, на том самом месте, где в 1971 году был построен танцзал. В первые годы советской власти Сквер Свободы стал центром культурного просвещения и идеологической подготовки кадров молодой советской республики, потому церковь была там явно не к месту. Здание собора было разрушено, а то, что удалось сохранить или перенести, стало основой одноименной церкви на городском кладбище (ныне так же исчезнувшем) на современной улице Пятигорской.
•••••До наших дней сохранились описания Собора Симеона Столпника, приводимые в разных краеведческих изданиях: «Состоящая при нальчикской крепости церковь была созиждена в 1826 году попечением воинских чинов Кабардинского егерского полка... На каменном фундаменте, стены кирпичные в 2,5 кирпича. Кумпол деревянный омалеванный снаружи и внутри сосновыми досками, выписанными из Кизляра. Кумпол и колокольня крыльца такого же соснового лесу, главы обиты жестью и выкрашены зеленою краскою, кресты иже медные с позолоченными звездочками и главным оба на железных цепях. Снаружи три крыльца с деревянными колоннами ... крышею, длина ее 13 сажен, ширина 4 сажени и 1 аршин. Окошек в алтаре — 3, вышестоящем нижнем этаже — 2, верхнем — 10, в трапезе — 4...
•••••...Церковь сия была украшена как внутри, так и в наружном виде и всегда поддерживаемая воинскими чинами оного же полка и другими людьми, при Нальчике живущими», — таково описание церкви, приводимое в книге краеведов В. Я. Пеннер и Н. В. Пеннер «Нальчик глазами современников» [42, стр. 12–13]»
•••••А вот в книге Нины Громовой «Нальчик и нальчане» [16] на странице 11 читаем: «Первый собор Нальчика носил имя Симеона Столпника и располагался в Садике Свободы, где теперь танцевальный зал. Он был построен в 1826 году в крепости Нальчик по завещанию начальника Центра Кавказской линии генерала Хлюпина. Но не только на его деньги, на строительство жертвовали все солдаты и офицеры расквартированного в крепости Кабардинского егерского полка. Стены были кирпичными, купол покрыт сосновыми досками, главы обиты жестью и покрашены зеленой краской, медные кресты держались на железных цепях. Когда в 1843 году полк уходил из крепости, он передал церковь в ведение жителей слободы Нальчик».
•••••Во втором описании содержится несколько больше подробностей, что породило весьма любопытное заблуждение, постоянно тиражируемое в литературе: «...был построен в 1826 году в крепости Нальчик по завещанию начальника Центра Кавказской линии генерала Хлюпина». Дело в том, что генерал Семен Ильич Хлюпин был начальником Центра кавказской Линии в период с 1846 по 1848 год и, действительно, умер от холеры. Следовательно, если Собор был построен по его завещанию, это не могло произойти ранее 1848 года и уж никак не в 1826 году, когда Хлюпин был, что называется, жив-здоров, не был генералом и, вероятно, и не слыхал даже о далекой крепости Нальчик, где уже был построен собор по его завещанию. В 1843 году Кабардинский полк — точнее, только один, расквартированный там постоянно 5-й батальон, составлявший гарнизон укрепления и штаб полка — покидает крепость, а генерал Хлюпин еще не был назначен в Нальчик — то есть совместное их участие в строительстве церкви опять не подтверждается.
•••••А если предположить, что речь идет о двух церквях? Архивист и краевед Е. С. Тютюнина в статье «По незнакомой слободе», опубликованной в газете «Горянка» №29 за 2004 год пишет: «По сведениям 1866 года в Нальчике имелось две церкви: одна батальонная, другая же приходская, эта последняя каменная прекрасной архитектуры и построена по завещанию бывшего начальника Центра генерала Хлюпина на счет денег из его собственности ассигнованных».

•••••Есть в Нальчике несколько зданий, ставших его своеобразной исторической визитной карточкой. Два из них запечатлены на многих дореволюционных фотографиях, третье было достроено уже после революции, но всех их объединяет еще и тот печальный факт, что в настоящее время они находятся в состоянии, близком к точке невозврата. Об этих зданиях и исторических событиях, с ними связанных, рассказывает краевед Нина Громова в книге «Нальчик и нальчане» [16].

•••••На углу улиц Суворова и Революционной, напротив Детского парка, расположен старинный дом, на нем мемориальная доска: «В этом здании в XIX веке размещалось управление Центра Кавказской линии. Здание, одно из старейших в республике, является архитектурным памятником. Охраняется государством». Давний хозяин этого дома князь Владимир Сергеевич Голицын был хорошо знаком с поэтом Пушкиным, с которым их связывали общие воспоминания о Кавказе. Через два года после гибели Пушкина В. С. Голицын, по его собственному прошению, отправился вновь на Кавказ, был назначен начальником Центра Кавказской линии, обосновался в Нальчикской крепости именно в этом доме, куда следом за ним прибыла его жена Прасковья Николаевна и их младшая дочь Александра. В Центральном государственном архиве КБР есть «Список лиц, на имя которых адресованы конверты казенные и письма, следует с георгиевской почтовой конторы отправлять в Нальчик». Этот список составлен в конце 1842 года, в нем-то и записана «Ея сиятельство княгиня Прасковья Николаевна Голицына». Этот красивый двухэтажный дом с широким балконом, с четырьмя высокими колоннами и чинаревыми стенами, с деревянными потолками и полами, очень удобный и уютный, где проходили частые приемы, на которых бывали высокие офицерские чины, известные чиновники, знатные горцы, был гордостью гостеприимной хозяйки. Генерал Голицын уже после отставки жил в своем доме у Бутырской заставы в Москве, скончался в 1861 году, погребен на Миусском кладбище. Княгиня Прасковья Николаевна пережила мужа на 23 года и всех своих детей, а их было пятеро. Дочь их Александра, жившая с родителями в Нальчике, в этом доме, стала основательницей и настоятельницей московского монастыря Всех Скорбящих. Потомки этого рода живут в Бельгии. Людмила Семеновна Филимонова в этом доме живет уже 70 лет. По ее словам, накануне Первомайской демонстрации 1935 года ее семья (мама, телеграфистка НКВД, отчим, брат и она) переехали в этот дом. Уже тогда они знали, что это историческое здание, его макет находился в краеведческом музее. Рассказывали, что построили его на форштадте крепости Нальчик для генерала, начальника управления Центра Кавказской линии, крепостей Моздок, Георгиевск, Пятигорск, Кисловодск. Потом хозяином этого дома был купец Тринкин. И она застала еще и помнит родственницу этого купца, жившую раньше в этом доме, а потом — во дворе, где прежде были ко­нюшни, а уже после их переделали в бараки и сараи. После освобождения города от фашистской оккупации этот дом капитально отремонтировали, поменяли рамы, на медных болтах которых стояла дата — 1818 год. А вот ставни окон никогда не менялись. На них металлические крепления еще XIX века. Теперь в доме крыша повреждена, а второй этаж с балконом в аварийном состоянии. Хотелось бы, чтобы обратили внимание на этот мемориал, сделали хотя бы косметический ремонт, привели бы в порядок колонны, чтобы внешне дом прилично выглядел. Из окон дома видно, как люди проходят, читают надпись и удивляются, что исторический памятник в таком плачевном состоянии. По внешнему виду никак не скажешь, что это здание охраняется государством: внутренность колонн оголилась, штукатурка осыпалась. Или уже сняли бы совсем мемориальную доску [16, стр. 8–9].

•••••Это старинное здание с балконами, с фигурной кладкой, привлекающее к себе пристальное внимание горожан, и теперь находится на углу улиц Ногмова, дом 4 (бывшая Почтовая) и Кабардинская, дом 35 (бывшая Воронцовская). Со стороны Ногмова в доме на первом этаже 4 окна и 2 железных двери, а на втором этаже — 5 окон и балкон с ажурной решеткой. Со стороны Кабардинской на первом этаже этого дома 4 окна и широкая железная дверь, а на втором этаже — 6 окон, над которыми хорошо видна дата постройки дома: «1903 год», а рядом — инициалы хозяина дома: «П. 3.», то есть «Петр Зипалов». К нему вплотную примыкает двухэтажный кирпичный дом, на первом этаже которого — 3 окна и массивная железная дверь, а на втором этаже — 4 окна, над которыми надпись: «1913 год». Это дом родного брата Петра Зипалова Афанасия Григорьевича. Времена меняются. После революции там поселились другие люди. А после освобождения Нальчика от немецко-фашистской оккупации, когда оказался разрушенным кинотеатр «Победа», в нем стали демонстрировать фильмы. Перед сеансами выступал эстрадный оркестр с солисткой Зинаидой Моисеенко. А концерт вел популярнейший в народе конферансье, блиставший искрометным юмо­ром, Эммануил Мартиросов. В тесноте, да не в обиде. На втором этаже здания в то время размещался Дворец пионеров. Первые шаги на его сцене сделала кумир публики Ирина Шериева, брал за душу своим пением Вадим Нескородов, исполнявший песню «Заветный камень». А будущие балерины, занимавшиеся хореографией под руководством Иосифа Казимировича Шиккера, пленяли публику темпераментной «Тарантеллой». Несколько лет спустя здесь разместилась филармония, на сцене которой симфонический оркестр исполнял классические произведения русских и зарубежных композиторов. К сожалению, ныне здание в полном запустении.  Хочется надеяться, что найдутся инвесторы, которые спонсируют реконструкцию этого некогда привлекательного архитектурного памятника нашей истории [16, стр. 6–7].

•••••На углу улиц Нахушева (бывшая Елизаветинская), дом № 2, и Советской (бывшая Церковная), дом № 60. стоит одноэтажный дом на каменном фундаменте с фигурной кирпичной кладкой, с 6 окнами, с одной стороны, и столькими же, с другой. На фасаде, в центре дома, вверху, под железной крышей, сохранилась дата — 1909 год. Именно тогда только что построенный дом купил князь Дадаша Балкаруков в честь своей дочери Софият, родившейся в 1909 году. В этом доме, где жила семья князя Балкарукова, на крыше разводили лимонные деревья в кадках, среди которых была устроена летняя семейная столовая. В этом здании в 1921 году был первый исполнительный комитет Балкарского окружного совета рабочих, солдатских и крестьянских депутатов, о чем свидетельствует мемориальная доска, прикрепленная к стене дома со стороны улицы Нахушева. Потом в нем был клуб МВД, ныне там — Кабардино-Балкарский театр кукол. Рядом, на улице Нахушева, стоит дом № 4, двухэтажный, кирпичный, с высокими овальными окнами в деревянных рамах наверху, с тремя балконами на цепях, под одним из которых сохранилась металлическая опора. На первом этаже входная дверь, обитая дерматином, и ворота с калиткой под аркой в центре фасада. Дом ветхий. Со двора это здание выглядит еще печальнее. С одной стороны, — одноэтажное деревянное строение с двумя окнами без рам. С другой, — двухэтажное здание с двумя окнами внизу и столькими же вверху, без рам. Снаружи — чугунная лестница, ведущая на второй этаж. Дом этот тоже принадлежал князю Дадаше Балкарукову. Он задумал построить этот дом рядом с тем, в котором жил с 1909 года. Для этого пригласил из Санкт-Петербурга архитектора-итальянца. Строительство дома было закончено в 1920 году. Это был двухэтажный особняк в переулке, с кадками лимонных деревьев на висячих балконах, с художественной росписью стен внутри комнат. Случилось так, что именно в этом году князя Балкарукова предупредили о том, что на следующий день начнутся аресты и расстрелы, посоветовали срочно покинуть дом. Той же ночью князь, собрав семью (у него было 6 дочерей и 2 сына), оставив все, взял только рояль, учителя музыки и гувернантку, выехал из Нальчика. Переодевшись в цыган, они отправились в Кисловодск, поселились на собственной даче, напротив Нар­занной галереи, где прежде летом отдыхали, и потом в этот дом уже не вернулись. До последнего времени в доме было общежитие. Капитальный ремонт был проведен еще в 1967 году. Ныне это здание с прилегающей площадью в 477 квадратных метров приобретено под офис обществом с огра­ниченной ответственностью «ЭР-Г» по договору купли от 18 августа 2000 года [16, стр. 9–10].


•••••Еще об одной интересной исторической достопримечательности рассказывают краеведы В. Я. Пеннер и Н. В. Пеннер в своей книге «Нальчик глазами современников» [42, стр. 143]:

•••••В 1829 году в честь покорения высочайшей вершины Кавказа была создана мемориальная плита. Об истории этой чугунной плиты — одной из достопримечательностей столицы Кабардино-Балкарии -рассказывалось в газете «Советская молодежь» от 3 декабря, 1981 г.
•••••...в Нальчике по ул. Лермонтова у входа в здание Кабардино-Балкарской конторы Стройбанка СССР, где до 1971 года размещался Кабардино-Балкарский институт истории, филологии, экономики, стояла чугунная плита. Текст на ней рассказывал о совершенном кабардинцем Киларом Хашировым в 1829 году первом восхождении на Эльбрус, высочайшую вершину Кавказского хребта. «Пусть сей скромный камень, — указывалось на плите, — передаст потомству имена тех, кто первыми проложили путь к достижению поныне почитавшегося неприступным Эльбруса».
•••••Кроме первовосходителя Хилара /так на плите/, названы имена командующего Кавказской линией генерала Георгия Емануеля, а также посланных правительством для участия в Эльбрусской экспедиции академиков Купфера. Ленца, Менетрие, Мейера, чиновника Горного корпуса Вансовича, архитектора Минеральных Вод Иосифа Бернардацци, венгерского путешественника Бессе. Из текста мемориальной надписи следует, что плита отлита на Луганском заводе в 1829 году и что она должна была отметить место, где в горах под Эльбрусом стоял Г. А. Емануель со своей экспедицией. Но по каким-то причинам плиты /их было две — одна на русском, другая — на арабском языке/ к месту стоянки лагеря на берегу реки Малки, вблизи водопада Султан, доставить не удалось. Возможно, этому помешали ранение и отставка Емануеля в 1831 году. Его же преемник на посту командующего Кавказской линией генерал А. А. Вельяминов либо не знал ничего об отлитых мемориальных плитах, либо не проявил к ним интереса. Так или иначе, с тех пор обе плиты на 80 лет застряли в Пятигорске. В начале 40-х годов XIX века их видели в коридоре Николаевских, ныне Лермонтовских, ванн, затем в середине 50-х годов их перенесли в Елизаветинскую, ныне Академическую, галерею. С 1860 года они помещались рядом с гротом Дианы в парке «Цветник», возможно, потому, что и сам грот, первоначально именовавшийся «Эльбрус», был устроен в память покорения Эльбруса в 1829 году. В начале XX века плиты висели на стене грота. В 1909 году по настоянию начальника военно-исторического отдела при штабе Кавказского военного округа генерала В. А. Потто обе плиты перевезли в г. Тифлис в Кавказский военно-исторический музей, так называемый храм «Славы». Взамен их в литейной мастерской «Подкумок» в Пятигорске отлили копии, которые теперь находятся в городском краеведческом музее. Они тоже стали одной из достопримечательностей Пятигорска.
•••••...Плиту в Тбилиси увидел археолог. Акритас, который занимался реконструкцией здания Кавказского военно-исторического музея. В 1953 году он переехал в Нальчик и стал работать в секторе археологии КБНИИ. О плите он сообщил руководству института. Инициатором доставки чугунной плиты из Грузии в Кабардино-Балкарию был тогдашний директор КБНИИ К. Н. Керефов. Плита была доставлена в Нальчик в 1954 году, а в 1957-м, накануне празднования 400-летия добровольного присоединения Кабарды к России, установлена у бывшего здания КБНИИ. Были изготовлены два экземпляра копий с оригинала. Один установлен у входа в здание КБИИФЭ по ул. Пушкина, другой — у памятника Килару Хаширову у въезда в поселок Верхний Баксан, а оригинал передан в Кабардино-Балкарский краеведческий музей для постоянного хранения и экспонирования.
•••••Проследив по публикациям XIX–XX веков, связанным с научной экспедицией на Эльбрус под руководством Г. А. Емануеля и с судьбой мемориальное плиты, изготовленной в честь покорения высочайшей вершины Кавказа... [было установлено], что нальчикский экземпляр является оригиналом, изготовленным «...на Луганском заводе в 1829 году». Этот экземпляр совершил своеобразный круг почета по маршруту Луганск Пятигорск — Тифлис — Нальчик.


предыдущая | оглавление | 
следующая
 
  
   
            
 

История   |   Фотогалерея   |   Справка   |   Карта   |   Библиотека   |   Скачать   |   Контакты

© 2000–2013 inn & ys «Нальчик 2000. Фотогалерея. История. Справка»


loading