История Нальчика    |    Фотогалерея    |    Справка    |    Карта Нальчика    |    Библиотека    |    Скачать    |    Контакты


  

   


 
предыдущая
| оглавление | следующая

 
Марко вовчок
 

•••••В трех верстах от слободы Нальчик, на хуторе Долинском, в скромном одноэтажном домике под черепичной крышей, состоящем из трех комнат и деревянной веранды, откуда открывался чудесный вид на ослепительно белые снеговые вершины Кавказа, поселилась Мария Александровна со своим мужем Михаилом Демьяновичем Лобач-Жученко. Никто из местных жителей не мог предположить, что эта добрая и умная старая барыня — знаменитая писательница Марко Вовчок, урожденная Мария Александровна Вилинская, имя которой ярко засияло в пятидесятых годах XIX века, судьба ее была связана с нашем краем, она переводчик Жюля Верна, дружила с И. Тургеневым, Т. Шевченко, Н. Чернышевским, А. Герценом, Д. Писаревым, Н. Добролюбовым, Н. Некрасовым, М. Салтыковым-Щедриным.
•••••По роду службы Михаила Демьяновича они жили то в Ставрополе, то в Саратове, то в Александровском, часто переезжая с места на место. А отпуск проводили в Пятигорске, где, находясь на лечении, Мария Александровна неожиданно встретилась с давней приятельницей Юлией Петровной Ешевской, вдовой профессора истории Московского университета, с которой была дружна в Гейдельберге (Германия), там же виделась с Менделеевым, Бородиным, будущими учеными. Юлия Петровна уже много лет жила в слободе Нальчик, расхваливала целебный климат тех мест, чудесную природу, гостеприимных, трудолюбивых кабардинцев и балкарцев. Михаил Демьянович должен был вскоре выйти в отставку. В 1905 году семья Лобач-Жученко провела отпуск в Нальчике. Останавливались они у Юлии Петровны в доме из речного камня на улице Елизаветинской (ныне Нахушева, 22). Лобачи (Лобач-Жученко) часто бывали в гостях еще и у Анны Степановны, дочери Юлии Петровны Ешевской. Аня получила наследство от своей тети, купила участок на хуторе Долинском, построила дом из двух комнат с верандой, обращенной к горе Большая Кизиловка (бывшая аптека).
•••••Мария Александровна в письме старшему сыну Богдану писала о намерении поехать в Нальчик: «...Мы, вероятно, поедем в Нальчик, где будет строиться что-то вроде сарайчика. Сарайчик будет разделен на 3 части: погреб, собственно сарайчик и нечто вроде жилой комнаты, где летом можно отлично жить в ожидании двухкомнатной дачи, если это не обойдется дорого...». Вскоре Михаил Демьянович купил участок в одной версте от усадьбы Анны Степановны и подарил его своей жене. И в другом письме к сыну его мать сообщила ошеломляющую новость: «Надо тебе сказать, что прежде, когда еще не устремлялись в Нальчик, как в курорт, лес, теперь разбитый на участки, был необитаем, и там купили два участка и поселились несколько человек... Теперь ты услышишь новость, от которой подпрыгнешь... Я — землевладелица. Миша (муж Марко Вовчок) купил участок в Нальчике в 600 квадратных сажен и подарил мне». Титулярная советница Никольская, которая продала участок Михаилу Демьяновичу. просто так дала десять возов навозу для посадок, что очень удивило окружающих, увидевших в том огромное уважение к вновь прибывшим. На шестистах квадратных саженях земли они разбили фруктовый сад.
•••••Восторгаясь Долинском, в письмах к сыновьям, мать писала в одном из них: «О Нальчике пишу только голую правду. Это гадательный курорт в будущем, пока — грязная слобода со всеми свойственными такой слободе атрибутами, ив слободе жить, разумеется, отвратительно. Но в верстах трех-четырех от местечка чудесно и лечиться и жить. Воздух удивительный — ни слякоти, ни ветров. Вот я пишу и вижу в окошко ослепительное голубое небо, под окошком цветут гиацинты, распускаются нарциссы, фиалки усыпают везде траву, лесистые горы начинают зеленеть, вдали сияют снежные, и солнце, солнце, солнце, еще не жгучее, но какое животворное. Внизу река Нальчик горная, сродни Тереку, летит в берегах. Купаться в ней можно только сидя — неглубокая, и, сидя, чувствуешь, что вдруг тебя двинет вперед, от камня, где приютился, и оттуда на тебя нападет волна. Надо хвататься за камень. Чтобы не утянуло дальше... но купанье все-таки, по моему мнению, превосходное. ...Я своими глазами увидела несколько больных, поникших, унылых, которые через месяц уходили бодро и благословляли Нальчик… У нас благорастворение воздухов: солнце так бьет в окно, что мешает писать, земляника, столь ценимая в Петербурге, цветет .вторично, месячная обильно .дает плоды, в садике благоухает гелиотроп и резеда, листва облетела, но лес, кажется, говорит: «Хорош я и облетевший».
•••••Во время строительства дома семья Лобач-Жученко жила по соседству, в доме Анны Степановны. Как только дом был построен, они переехали в него. Хотя работы по благоустройству продолжались. К концу лета сарай и кухня были достроены. Горцы тянулись в слободу Нальчик, заглядывая к новоселам, предлагали брынзу, кур, яйца, красные сафьяновые чувяки. Старая барыня принимала их всегда радушно, охотно вступая в неторопливый разговор, знала, что интересует бедноту, кто бы они ни были — кабардинцы, балкарцы, русские, украинцы, — вникала в их рассказы, помогала лекарствами.
•••••Между тем здоровье Марии Александровны пошатнулось. Весна не принесла улучшения. Было плохо с сердцем. Валерьянка, ландышевые капли, ножные ванночки не помогали, стали искать врача в Нальчике, он был один на всю слободу, и тот вскоре уехал. Нашли другого, но он часто отлучался, приходил не вовремя, совсем не приходил, потому что далеко от слободы. Все надежды были на наступающую весну. Если здоровый климат не исцелит, то не помогут и самые опытные профессора медицины. Но вот на постоянную работу окружного врача пригласили П. П. Сорочинского, который произвел хорошее впечатление, ему доверяли. По описанию лечащего врача, на вид ей было лет пятьдесят с лишним, выше среднего роста, крепкая не только телом, но и духом, с необыкновенной силой воли. Но началась одышка, отекли ноги, стали, как гири, ухудшилось зрение. Трудно стало сидеть под старой грушей, где просила похоронить, если что случится. Ни днем ни ночью не отходил от своей жены Михаил Демьянович. Она дышала все тяжелее, вдруг открыла глаза, еле слышно прошептала: «Воды...». Муж бросился за водой, но она уже умолкла навсегда.
•••••Это случилось 28 июля 1907 года. Выполняя волю покойной, Михаил Демьянович похоронил Марию Александровну под старой грушей. В Долинске, в усадьбе Марко Вовчок, в 1956 году был открыт мемориальный музей.
•••••Приводимый выше рассказ о Марко Вовчок, написанный нальчикским краеведом Ниной Громовой опубликован в ее книге «Нальчик и нальчане»  [16, стр. 31].©


предыдущая | оглавление | следующая

  
  
   
            
 

История   |   Фотогалерея   |   Справка   |   Карта   |   Библиотека   |   Скачать   |   Контакты

© 2000–2013 inn & ys «Нальчик 2000. Фотогалерея. История. Справка»


loading