История Нальчика    |    Фотогалерея    |    Справка    |    Карта Нальчика    |    Библиотека    |    Скачать    |    Контакты


  

   


 
предыдущая
| оглавление | следующая

 
в КРЕПОСТИ НАЛЬЧИК
 

•••••Главным пунктом, в котором было сосредоточено все военно-административное управление Кабардой, Ермолов назначил крепость Нальчик, имевшую прямое сообщение с Владикавказом по кратчайшей дороге через укрепленный мост на реке Лескен.
•••••
Крепость была выстроена в кратчайшие сроки солдатами Кабардинского полка под наблюдением инженера-поручика Коцебу. К сожалению, никаких планов крепости не сохранилось, и о ее расположении можно судить по косвенным источникам. Если соотнести местонахождение крепости в 1822 году с современной картой города, то расположение самого укрепления будет между улицей Революционной и Лермонтова, и между левым берегом реки Нальчик и проспектом Шогенцукова, а форштат находился ниже ул. Революционной.
•••••Руслан Кармов, начальник отдела Архивной службы КБР в статье «Крепость Нальчик осталась в описаниях», опубликованной в газете «Кабардино-Балкарская правда» 31.01.2013 года приводит цитату из редкого описания крепости Нальчик, хранящегося в фондах Архивной службы: «Нальчикское укрепление имеет вид продолговатого параллелограмма, короткие бока которого обращены на северо-запад и юго-восток. Северо-западная половина командует юго-восточной, потому что укрепление выстроено на продолжении крутого обрыва берега, внизу которого в лощине протекает река Нальчик. В том месте, где этот крутой обрыв, направляющийся сперва с востока к западу, переменяет свое направление на юго-запад, и в этом месте образует отлогость около 55 градусов, которая рассекает почти пополам параллелограммное начертание укрепления.
•••••Северо-восточный и юго-западный длинные фасы укрепления на месте понижения местности изломаны прямоугольными кремальерами, так что укрепление к юго-восточной стороне суживается, и рвы длинных фасов, идущих по отлогости, имеют хорошую продольную оборону артиллерией сквозь амбразуры фланков кремальеров. С юго-востока линия огня изломана тупою теналью, в углу которой ворота, называемые водяными. Северо-западный фас имеет вид неправильного бастионного фронта, фасы которого параллельны куртине, в середине куртины ворота на чегемскую дорогу. Ворота эти закрыты от взрывов неприятеля небольшим впереди них лежащим люнетом. Один из фланков фронта перпендикулярен к куртине, а другой — к продолженному фасу люнета. Северо-восточный и юго-западный фасы, лежащие на высоте, имеют в середине каждого из них небольшие выдающиеся люнеты, назначенные для продольного обстреливания их обрывов и обстреливания артиллерией спереди лежащей местности.
•••••Относительно профилей верков: первоначально в 1822 году укреплению был дан профиль полевого укрепления, наружные и внутренние облицовки сложены из булыжного камня с перекладою бревном, с набивкою внутренней части черноземом в смеси с хрящевым грунтом, который здесь есть.
•••••В 1842 году внутри была главная гауптвахта и гауптвахта у водяных ворот, наверное, для унтер-офицеров. Дом, в котором помещался начальник центра Кавказской линии, кабардинский временный суд и т.д.
•••••С северо-восточной стороны укрепления находился форштадт, обнесенный плетнем, и там были казармы, лазарет, две гауптвахты, мастерская, дом командира полка. Он был обнесен плетнем. Наружная крутость — 75 градусов, толщина стен наверху — 15 дюймов. Бруствер семь футов высотой, широта рва — 15 футов, глубина — 1,5 сажени. В 1832 году начальником нальчикской крепости был штабс-капитан Евдокимов».
•••••Также Р. Кармов пишет, что «рисунок, изображающий эту крепость, найти не удалось, но крепости Ставропольская, Константиногорская, Кисловодская и Грозная построены примерно в то же время.
Сохранились фотографии фрагментов крепостного укрепления на берегу реки Нальчик, снятые в начале 20 века. Ряд снимков сделан значительно позже фотографом Архивной службы КБР В. Евтиховым в 1980-х годах. Это единственные фотографии настоящих фрагментов крепостной стены Нальчика».
•••••Ниже крепости, по берегу реки Нальчик, за Екатериноградскими воротами начиналась дорога к крепости Екатериноградской (в районе современного города Прохладный). Крепостной вал, идущий вдоль укрепления и форштадта, имел в длину 1210 сажен (~ 2,6 км.). Глубина рва была 3,5 аршина (около 2,5 метров), ширина 5 аршин (около 3,6 метра). В крепости размещались командование Центра Кавказской линии, начальство крепости и временный кабардинский суд, выполнявший обязанности административного органа. В крепости был гарнизон из солдат Кабардинского полка. Рядом со зданием суда находились казармы гарнизона, церковь (там, где теперь танцзал), воздвигнутая в 1826 году при попечительстве Кабардинского полка, несколько в стороне — другие крепостные службы, а еще дальше — пороховой погреб и тюрьма.
•••••В крепости находилась первая светская школа, так называемая «аманатская» (от арабского слова «аманат — заложник, даваемый в обеспечение договора» [52, стр. 451]. По мнению директора ЦГА КБР С. Н. Бейтуганова, во многих публикациях, касающихся деятельности Шоры Ногмова в его бытность секретарем Кабардинского временного суда, указывается здание, сохранившееся (оно было снесено в 2003 году) по ул. Советской (ныне Кешокова), в котором он якобы работал. В ведомости «казенному строению, состоящему в крепости Нальчикской и военном форштадте» от 14 февраля 1839 г. описывается «дом, занимаемый командующим Кабардинской линией подполковником Коротковым, рубленый, в 7 комнатах, пол и потолки деревянные и крытый камышом» — если дом высшего военного чина крепости был рубленый и крыт камышом, то понятно, что остальные дома, в лучшем случае, были построены из такого же строительного материала. В рубленых домах располагались: канцелярия, казарма Кабардинского егерского полка, главная гауптвахта, баня. На форштадте располагался и рубленый дом из четырех комнат, крытый камышом, с колоннами, начальника Центра Кавказской линии генерал-майора Пирятинского. Он сохранился до наших дней — на углу современных улиц Суворова и Революционной, напротив Детского парка. Единственным строением из камня был погреб роты гарнизонной артиллерийской бригады — «погреб в земле с каменными стенами». Остальные дома были турлучными. В их числе: дом, занимаемый аманатами, нижняя гауптвахта, а крыша дома, занимаемого архивом кордонной канцелярии, была к тому же крыта сеном. О здании, в котором располагался Кабардинский временный суд в 1839 г., когда в нем работал Шора Ногмов, в ведомости указано: «...дом, занимаемый Кабардинским временным судом, турлучный, в 3-х комнатах, полы и потолки деревянные, крытые камышом». Отсюда ясно, что кирпичное здание, о котором идет речь в публикациях как о доме, в котором работал Шора Ногмов, не соответствует действительности. Другое дело, что здание могло быть построено на месте старого [7, стр. 496]. © 2000–2009 inn & ys «Нальчик 2000» www.nalchik2000.narod.ru
•••••В аманатской школе обучались дети кабардинских князей, которые находились в крепости в качестве заложников-гарантов мира и лояльности горцев, согласно договору между русским командованием и князьями. В случае неповиновения или набега кабардинцев, заложники могли быть казнены. Если же этого не происходило, они воспитывались в крепости, обучались светскому европейскому образу жизни и потом могли быть отправлены в другие города для продолжения образования или в Петербург к императорскому двору, как это и произошло, например, в частности с Хан-Гиреем [52, стр. 327]. «Правительство, устраивая эту школу, имело в виду весьма мудрый политический расчет. Дети местных жителей, меняя свои первоначальные представления и постепенно отказываясь от своей неприязни к русским, возвратятся к домашним очагам более образованными, более развитыми и приобщенными к европейским нравам. Легкость, с которой учатся эти дети необычайна, самый старший из них читал передо мной русскую книгу очень бегло и внятно, хотя пробыл в школе всего один год — срок, после которого родители забирают своих детей, чтобы прислать на их место других. На протяжении всего периода времени, что они находятся в Нальчикской школе, детей вполне прилично содержат, кормят и одевают по образу жизни в их стране. Они соблюдают под надзором их магометанского муллы предписанные Кораном посты, и русские далеки от мысли, чтобы обращать их в христианство... Часы занятий, приема пищи и прогулок четко установлены; время от времени родители учеников приезжают их навещать, и у них нет причин жаловаться на манеру обращения с их чадами», — пишет Жан-Шарль Де Бесс, побывавший в крепости Нальчик в 1829 году [2, стр. 338]. © 2000–2009 inn & ys «Нальчик 2000» www.nalchik2000.narod.ru
•••••В 1838 году, при крепости было основано военное поселение, где в течение первых двух лет поселилось 49 семейств. Первыми военными поселенцами Нальчика стали 4 января 1839 г. «нижние чины» Кабардинского полка, а также те, «кои сами пожелали» вступить в это сословие. Всего в списках значится вместе с членами семей — 82 человека. Они были уроженцами самых разных губерний — Пензенской, Тамбовской, Воронежской, Саратовской, Полтавской, области войска Донского и т.д. В приказе командующего войсками Кавказской линии о создании этого поселения говорилось: «обратить в состав население при Нальчике всех женатых нижних чинов Кабардинского егерского полка, имеющих при себе семейство и прослуживших 15 и более лет… при исключении таковых нижних чинов из полка отдать в их использование все годовые и двухгодовые вещи, всю мундирную амуницию, патронные сумки и ранцы, прослужившие срок, вместе со следующими к ним перевязями, пряжками и крючками; овчинные шапки, ружейные ремни с пряжками и пуговицами, основные чехлы и полунаговицы… Со дня исключения поселян из полка до приведения в лучшее устройство жилищ их и хозяйства производить от казны как им, так и детям их мужского и женского пола, в течении полутора года дачу провианта, согласно положения о военных поселениях на Кавказе». Все поселенцы от 18 до 45 лет считались военнослужащими. Из них комплектовались поселенные батальоны, полки. По существу все поселенцы являлись пожизненными солдатами. Дети их (мальчики) со дня рождения считались за военным ведомством и с 7 лет зачислялись в кантонисты. Из них формировались роты, батальоны, бригады. Небольшая часть кантонистов обучалась в особых школах, готовивших унтер-офицеров. По достижению 18 лет кантонисты на 20 лет зачислялись в солдаты. Когда поселенцу исполнилось 45 лет он мог уходить в отставку, но должен был служить в госпиталях или на хозяйственных должностях. Все поселяне занимались сельским хозяйством, носили военную форму, жили и работали по твердому военному распорядку и круглый год проходили военное обучение. Каждому из поселян выделялось по 160 рублей для приобретения волов, земледельческих орудий и семян [8, стр. 49]. Жизнь поселенцев подчинялась суровому режиму и подвергалась строгой регламентации. Даже браки заключались по предписанию начальства. Полевые работы начинались и заканчивались по предписанию унтер-офицеров. Дважды в день смотрители поселения обходили жилища поселенцев, наблюдая за выполнением установленного порядка. За малейший проступок поселенцы подвергались жестоким телесным наказаниям.
•••••К 1850 году в поселении проживало 272 жителя. Командование поселило вблизи укрепления несколько семей мелких торговцев и ремесленников [8, стр. 50], а на правом берегу реки Нальчик, напротив крепости росло поселение беглых кабардинских крестьян, переселившихся под защиту русской крепости — Вольный Аул.
•••••В нальчикской крепости со времени ее постройки располагалась штаб-квартира Кабардинского полка, 5-й батальон этого же полка и составлял гарнизон крепости. Такое положение сохранялось до 1842 года, когда назначенный главнокомандующим войсками на Кавказе князь Чернышев вывел полк из крепости. «Для Кабардинского же полка, собственно, пребывание князя Чернышева на Кавказе повлекло за собою чрезвычайно важныя перемены: во 1-х, полку, вместо Нальчика, назначена штаб-квартирой кр. Внезапная, куда в октябре 1842 года и выступил 5-й батальон, оставив впрочем всех женатых нижних чинов на старых местах, чтобы не разорять их хозяйство и не ослаблять русскаго населения в Кабарде...», — пишет А. Зиссерман, один из офицеров полка,  в своем труде «История 80-го пехотного Кабардинского генерал-фельдмаршала князя Барятинского полка» [20, стр. 238]. Позднее, после 1845 года и до 1857 года в крепости располагалась штаб-квартира 76-го Кубанского пехотного полка, о чем свидетельствует «Описание боевой жизни 76-го пехотнаго Кубанского полка», составленное «того же полка капитаном Егоровым»: «76-й пехотный Кубанский полк сформирован на Кавказе, в конце 1845-го года. Со дня сформирования полк находился на Кавказе, имея полковыя штаб-квартиры: сначала в упраздненной крепости Темнолесской, расположенной в 35-ти верстах на юг от г. Ставрополя и составлявшей когда-то звено кавказской линии, потом в крепости Нальчик, в пределах мирнаго кабардинскаго племени, и затем в город Майкопе; в последний пункт, отнятый с боя у воинственных закубанских горцев — ныне мирных пахарей и садоводов — штаб-квартира полка перенесена в 1857-м году» [18, стр. 1–2].
•••••В заключительный период Кавказской войны Нальчик был военным гарнизоном, вокруг которого сосредоточилась русская администрация в этом районе. Кабардинцы, обескровленные и в основном усмиренные в 20-е годы Ермоловым, в 30–40-е годы не принимали активного участия в войне. В 1846 году войска Шамиля, вступившие в Кабарду, вскоре вернулись в Чечню и Дагестан, не добившись успеха. «В Большой Кабарде некоторые князья, особенно двух фамилий, к нему пристали, но большая часть осталась верными и жители по Малке и по Баксану — все остались на местах и исполнили все приказания ген.-л. Гасфурда. Кн. Атажукины, Мисостовы и другие оправдали благородную доверенность к ним ген.-л. князя Голицина и явились к нему в Нальчик», — говорится в рапорте генерал-адъютанта Воронцова Николаю I о результатах вторжения войск Шамиля в Кабарду от 30 апреля 1846 года [12].
•••••С именем Начальника Центра Кавказской Линии князя Голицына связано открытие в Нальчике первых базаров. 14 августа 1842 года он информировал Кабардинский временный суд, что по его ходатайству перед командующим войсками последний «изволил разрешить учредить в крепости Нальчик базары по четвергам, которые и откроются с 3-го числа будущего сентября месяца». Голицын обязывал суд «распоряжение это сделать известным народу и пригласить его на означенные базары, где они легко найдут сбыт своих произведений».
•••••Весть об открытии базаров в крепости Нальчик по четвергам стала достоянием жителей Кабарды 24 августа 1842 г., но они всего несколько раз могли собраться. Голицын 27 ноября 1842 г. дал новое предписание Кабардинскому временному суду о том, что базары по четвергам отменяются и что «учрежденные в крепости Нальчике базары имеют быть вместо четверга еженедельно по воскресеньям». О перенесении базарного дня с четверга на воскресенье было объявлено жителям Кабарды 26 января 1843 г. На основании предписания Голицына можно установить, что первые базары открылись в Нальчике 3 сентября 1842 г. [7, стр. 177]
•••••Еще одним новаторским шагом Голицына явился его вклад в развитие садоводства. Голицын решил «около крепости Нальчик устроить огород, в котором... означенный садовник будет преподавать поручаемым ему ученикам все, что касается до садового и огородного искусства, упражняя учеников на деле при неослабном надзоре». Видимо желая ускорить набор учеников, он далее предупреждал, что «после 1 октября никто уже принимаем не будет». Предписание указывало условия обучения учеников и содержало конкретные рекомендации по «выращиванию и уходу за семенами и саженцами дикорастущих плодовых деревьев словом все, что нужно знать хорошему огороднику». Владельцы, отдавшие своих крестьян на обучение, получали возможность с января 1844 г. приобрести «прививки самых высоких сортов». «Таким образом, обнадеживал Голицын, через два года Кабарда может иметь все доселе ей неизвестные произрастания четырех частей света, а несколько позже и фруктовые сады, которые сделаются для нее источником изобилия и богатства».
•••••Исполненный надежд, Голицын установил даже дату смотра успехов «по огородному искусству и хождению за фруктовыми деревьями» в 1847 г. Были определены награды победителям (князьям и узденям) и денежные премии 250 рублей серебром, а их садовники получили бы по 50 рублей серебром. Говоря о таких перспективах, Голицын ставил перед владельцами условия: они должны были обеспечить направляемых на учебу учеников одеждой и питанием, а за обучение и инструменты «никто платить не должен ничего». Учеба начиналась 8 сентября 1842 г. и заканчивалась 1 октября следующего года. После этого срока они возвращались «каждый в свой дом, с полным огородным инструментом и обширным запасом семян всех сортов». К сожалению, Голицыну не довелось определить победителя «по огородному искусству». В 1846 г., в связи с походом Шамиля в Кабарду, обвиненный в ослаблении управления вверенным ему участком Кавказской линии, он был удален с должности [7, стр. 175–178].
•••••После удаления Голицына и кратковременного пребывания в должности начальника Центра Кавказской линии генерал-майора Хлюпина, скончавшегося от холеры, его место занял князь, полковник, впоследствии генерал-майор, Эристов. Он пытался продолжить реформаторские начинания Голицына — во время его управления был разбит возле крепости казенный фруктовый сад, выписан из Крыма садовник — но уже 21 марта 1852 г. Эристов обратился в Кабардинский временный суд с прощальным посланием. «Служение мое в Кабарде всегда останется одним из лучших воспоминаний моей жизни, а имена моих благородных сотрудников никогда не истребятся из сердца моего, полного благодарности», — этими трогательными словами Эристов завершил свое пребывание в Кабарде [7, стр. 177]. © 2000–2009 inn & ys «Нальчик 2000» www.nalchik2000.narod.ru
•••••Небольшой сюжет из жизни в нальчикской крепости приводит в своей книге «Кабарда: история и фамилии» директор ЦГА КБР С. Н. Бейтуганов [7, стр. 280–283]: «С начала 1857 года, писал начальник Центра кавказской линии В. В. Орбелиани, жители Большой Кабарды штабс-ротмистр Анзор Тохтамышев и уздень Якуб Кушхов по каким-то неудовольствиям имели между собой вражду. 17 же числа сего месяца в два часа пополудни Якуб Кушхов, встретившись с штабс-ротмистром Тохтамышевым на Нальчикском форштате, сделал по нем из пистолета выстрел и убил его наповал. Сам же бросился бежать за форштат, но преследуемый казаками и милиционерами и нагнанный переводчиком Николаевым, вскочил на кладбище в памятник, устроенный в виде часовни, заперся в нем и ни за что не хотел сдаться. Вследствие чего я приказал взять убийцу живого или мертвого. Памятник немедленно был окружен стрелками и казаками, которые начали стрелять только тогда, когда по многократным увещеваниям сдаться Кушхов вместо ответа грозился убить из щелей памятника первого, кто только близко подойдет. При известии, что ружейные пули не произведут желаемого, и, не желая подвести ближе солдат из опасения, чтобы кто-нибудь из них не был убит Кушховым, я приказал взять к месту происшествия орудие и ядром разбить памятник и этим способом достать убийцу живым или мертвым. После четырех выстрелов ядрами из орудий, Кушхов найден разорванным пополам». © 2000–2009 inn & ys «Нальчик 2000» www.nalchik2000.narod.ru
•••••Кровная месть, совершенная Якубом Кушховым 17 марта 1859 г. в Нальчике, заставила окружную администрацию принять меры предосторожности и ужесточить режим въезда в крепость Нальчик и нахождения в ней. «Последний неприятный случай по убийству штабс-ротмистра Тохтамышева, указывал Орбелиани Кундухову 29 марта, поставил меня в необходимость запретить кабардинцам въезд в крепость с оружием. Его не лишаются только те, которые будут иметь от меня на то билеты, но с тем, чтобы въезд последних на форштат был не иначе, как через Московские ворота, где караульный унтер-офицер обязан осматривать каждого туземца, желающего въехать сюда с оружием, имеет ли он на это право. Въезд же без оружия в Нальчик, с оружием из оного разрешается во все ворота. Предлагаю обнародовать об этом распоряжении моем по всей Кабарде и горских племенах».
•••••В 1863 году военное поселение преобразовано в слободу Нальчик, ставшей  центром округа Терской области с населением около 3,5 тыс. человек [8, стр. 51].
•••••«Оборона Нальчикского укрепления и военного форштадта уже пришла в совершенное разрушение, и можно свободно не только верхом и на арбе переезжать через оную, но и на обыкновенной простой телеге. На вооружений укрепления Нальчика находится одно крепостное орудие, в котором в настоящее время... нет решительно никакой надобности. Испрашиваю разрешения... снять это орудие, а имеющиеся над ним и зарядным ящиком навесы продать с аукционного торгу и тем прекратить расходы на ежегодное ремонтирование этих построек», — писал в рапорте к командованию начальник нальчикской крепости [42, стр. 2223]. В связи с этим 1871 году крепость была полностью упразднена за ненадобностью. а ее население переведено в гражданское ведомство [7, стр. 499].


предыдущая | оглавление | следующая

  
 
   
            
 

История   |   Фотогалерея   |   Справка   |   Карта   |   Библиотека   |   Скачать   |   Контакты

© 2000–2013 inn & ys «Нальчик 2000. Фотогалерея. История. Справка»


loading