История Нальчика    |    Фотогалерея    |    Справка    |    Карта Нальчика    |    Библиотека    |    Скачать    |    Контакты


  

   


 
предыдущая
| оглавление | следующая

 
Почти забытые картинки городской жизни. Часть 3
 

Нальчикские озера сделали комсомольцы
Константин Эфендиев, «Газета Юга» №32, 08.08.2013 г.

•••••Первым секретарем Кабардинского обкома партии в 1949 был Василий Иванович Бабич. Я тогда был первым секретарем горкома комсомола. Бабич попросил рассказать о жизни города. Я сказал, что наши дети хотят научиться плавать, а многие юноши мечтают пойти на срочную службу в Военно-морской флот. А плавать у нас негде: до Терека и Черека далеко, а реку Нальчик легко могут перейти и здоровый индюк, и задиристый петух.
•••••Предложил создать каскад из трех озер в пойме реки Нальчик, примыкающей к парку культуры и отдыха.
•••••В выходной день Бабич приехал к входу в парк в яловых сапогах военных лет, в галифе и гимнастерке, чтобы было легче пробираться в зарослях бурьяна. Спустившись вниз к берегу реки, мы пошли вверх по густым зеленым зарослям. Пройдя метров десять, вышли на площадку, свободную от кустарников. Там я предложил сделать нижнее озеро для детей глубиной один –  полтора метра, площадью полтора гектара и назвать его «Пионерским». Бабич одобрил это предложение.
•••••Мы пошли дальше и остановились на ровной площадке с дюжиной крупных липовых деревьев. Здесь я предложил вырыть котлован глубиной до двух метров, построить железобетонный шлюз, чтобы получилось озеро для юношей и девушек комсомольского возраста и всех, кто желает порезвиться в холодной проточной воде. Она будет сюда поступать по склону горы ручьем из реки Нальчик. Озеро будет называться «Комсомольским». Бабич согласился и с этим предложением. Мы добрались до несуществующего уже озера «Трек», которое до войны было любимым местом отдыха молодежи. Оно было завалено песком и илом. Василий Иванович сказал, что его можно восстановить. Я предложил построить лодочную станцию — она будет привлекательна для семейных жителей города. Пообещал, что сотни комсомольцев будут приходить сюда после работы и учебы по заранее согласованному графику. Понадобится, конечно, немало носилок, штыковых и совковых лопат, несколько экскаваторов. Они найдутся в управлении дорожного строительства, начальником которого является коммунист Герман Иванович Гаевский. Его же желательно утвердить ответственным за нашу стройку.
•••••Бабич в течение нескольких дней привлек к этому делу внимание руководителей партийных, советских и хозяйственных органов — комсомольских организаций Нальчика.
•••••Молодежь шла на объекты большими группами, с песнями и работала до самого вечера. Вместе с ней трудились все работники горкома комсомола. Исполком горсовета без всяких проволочек решал вопросы финансирования.
•••••Ребята трудились без всякого материального вознаграждения на благо всех жителей столицы республики.
•••••В начале лета 1950 горожане уже купались в озерах.


Заря автомобилизма

Анна Габуева, газета «Кабардино-Балкарская правда», 18.03.2013 г.

•••••И снова об истории Нальчика. Так сказать, преданья старины — если и не слишком глубокой, то, по крайней мере, возвращающей нас в середину минувшего, двадцатого века. Четырехколесные механические экипажи к тому времени уже завоевали практически весь мир, пришло время, наконец, докатиться им и до нас…
•••••Не сказать, чтобы транспорта не было вовсе. Довольно бодренько колесили по нашим дорогам телеги, брички, фаэтоны, арбы… Первый автомобиль в Нальчике появился в 1931 году, когда при Машзаводе было создано автохозяйство, — это была грузовая полуторка. В середине тридцатых годов появились 18-местные автобусы, перевозившие пассажиров по разным маршрутам: Затишье – Ямная, до центра Еврейской колонки, Вокзал – Долинское. Билет стоил от 15 копеек до 1 рубля 15 копеек, в зависимости от количества остановок. Тогда же начали работать первые таксомоторы — для нальчан и гостей столицы автономии. Водители носили специально пошитую форму, а в немногочисленном штате шоферов была первая в Кабардино-Балкарии женщина, освоившая новую на тот момент профессию, — Мария Кравченко (Тихонова). В 1938 году было завершено строительство шоссейных дорог, связавших Нальчик с Пятигорском, Прохладным и Орджоникидзе. Автомобилизация шла полным ходом: в 1939 году в городе было уже около тридцати автомашин.
•••••Великая Отечественная война внесла свои коррективы, а первые послевоенные сводки дорожно-транспортных происшествий заставили руководство автомобильной инспекции задуматься об усилении контроля. В 1946 году в республике произошла 61 авария, погибли восемнадцать, травмированы 67 человек. Большинство случаев произошло по вине водителей. И в 1949 году в Нальчике появились первые светофоры.


Кочующий дворец

Ирина Богачева, газета «Кабардино-Балкарская правда», 21.01.2013 г.

•••••Приезжий человек, увидев в начале проспекта Ленина в Нальчике большое серое двухкорпусное сооружение, только по скульптурной композиции с фигурками бегущих детей сможет догадаться, что здесь находится какое-то учреждение для юного поколения. На фасаде нет яркой вывески, а если есть небольшая табличка, то издали ее не видно. По старой памяти горожане называют здание дворцом пионеров, хотя официальное название расположенного в нем учреждения — Республиканский дворец творчества детей и молодежи Министерства образования и науки КБР.
•••••Длинно, сложно, и запоминается с трудом.
•••••Запомнился момент открытия дворца — солнечный день 19 мая 1985 года, когда весь Нальчик знал об этом торжестве, и даже вся республика, потому что пионерские делегации съехались из всех районов Кабардино-Балкарии. Детвора и взрослые искренне радовались, осматривая многочисленные помещения — кабинеты, залы, творческие мастерские, балетные классы, сцену для выступлений юных артистов и настоящий, большой, как в театре, зрительный зал. Во дворе — красиво оформленная костровая площадка с небольшой трибуной вокруг. По особым датам несколько лет там жгли огромные пионерские костры, а потом яркий огонек пионерии угас, остались только искорки. Но дети, подростки продолжают активно посещать занятия в центральном республиканском дворце творчества, и длится этот увлекательный процесс уже почти три десятилетия.
•••••А где же раньше творили дети? Ведь до «переезда» по новому адресу — пр. Ленина, 8, они не могли быть «бездомными», государство, одним из главных лозунгов которого были слова «Все лучшее — детям», не могло не выделить площадь для главной и единой детской всесоюзной организации даже в таком небольшом городке, как Нальчик.
•••••Заинтересовавшись этим вопросом, мы решили расспросить нальчикских старожилов. И вот что удалось узнать.
•••••Дом пионеров в Нальчике до Великой Отечественной войны находился неподалеку от входа в городской парк, в здании на ул. Инессы Арманд, 1, где изначально, еще в дореволюционное время, располагалось реальное училище (в отличие от классических гимназий в реальных училищах не изучали древние языки — латинский и греческий, а делали упор на точные и естественные науки). Помещения с высокими потолками казались жителям Нальчика, преимущественно проживавшим в турлучных (саманных) домиках, пугающе большими. Один из старожилов города вспомнил, как в шестилетнем возрасте из любопытства зашел в Дом пионеров и расплакался, потерявшись в его коридорах.
•••••Оккупанты-фашисты сожгли это здание, но в послевоенный период оно было восстановлено, в нем расположился и до настоящего времени находится медицинский факультет КБГУ.
•••••Поскольку после освобождения Нальчика пионеры остались без творческой базы, в их распоряжение отдали часть здания на ул. Ногмова (угол ул. Кабардинская), и там детвора проводила досуг довольно продолжительный период.
•••••За это время для сотрудников МВД был построен ведомственный клуб там же, на ул. И. Арманд — с колоннами, лепниной — в помпезном стиле «сталинской» архитектуры, с характерными для нее скульптурой и живописью, барельефами с геральдическими композициями и изображениями трудящихся и регалий власти. В помещениях с оптимистическим настроем бывать было приятно, радостно. И спустя какое-то время милиционеров попросили уступить помещение детям, которых в быстро развивающемся Нальчике становилось все больше и больше. Под клуб МВД выделили одноэтажное здание на ул. Советская (теперь Кешокова) рядом с первой поликлиникой, а ребятня с удовольствием стала осваивать новую площадку.
•••••В освободившиеся помещения в здании на перекрестке ул. Кабардинская и Ногмова, первый этаж которого занимал кинотеатр, заселилась филармония — поначалу только в комнаты на втором этаже, куда с ул. Ногмова вела крутая лестница.
•••••К сожалению, в период общественной ломки конца двадцатого века здание Дома пионеров на ул. Арманд не выстояло. Вскоре после того, как пионеры перебрались на проспект Ленина, там случился пожар, а потом руины снесли, построив на этом месте здание управления соцстраха.
•••••Мы подготовили к этому материалу снимки трех зданий, но фото четвертого, которое впоследствии сгорело, не удалось найти ни в Интернете, ни в путеводителях и видовых альбомах, ни в личных архивах сотрудников и знакомых.
•••••По просьбе «Кабардино-Балкарской правды» поиском изображения канувшего в лету строения занимались сотрудники Национального музея КБР, в частности, главный хранитель Вера Рязанцева. Однако в фондах этого госучреждения нужной фотографии не оказалось.
•••••И все-таки искомое найти удалось при содействии пресс-секретаря Архивной службы КБР Анзора Абаева. Мы выражаем благодарность ему и другим сотрудникам этого учреждения, возглавляемого Хасанби Шхагапсоевым. На поиск редкого снимка много времени потратил Владимир Евтихов. Фотография, сделанная в 60-е годы двадцатого века, — неизвестного автора.


Всесоюзная достопримечательность

Эдуард Биттиров, газета «Кабардино-Балкарская правда», 03.10.2012 г.

•••••Старый Нальчик. У меня он ассоциируется с маленькими покосившимися домиками, выбеленными голубоватой известкой. С деревянными ставнями, наглухо забитыми парадными, скрипучими калитками. С цветущими липами, акациями, каштанами. Со стариками, у которых была военная выправка, фуражки и галифе цвета хаки и вообще с очень внушительным, гордым видом. А еще старый Нальчик — это «Индыл», «Кавказ», «Весна» и, конечно, «Рваные паруса».
•••••Могу побиться об заклад, что практически у любого моего сверстника есть фотография, где он вместе с отцом на кресельной канатной дороге или стоит на фоне кафе «Бочка». Последний вариант встречается гораздо чаще. Оно и понятно: «Бочка» была достопримечательностью всесоюзного значения. Когда наш замполит узнал, откуда я родом, его взгляд подернулся ностальгическим туманом. Плотоядно причмокнув, он томно вздохнул: «Знаю, знаю, у вас там «Бочка» есть...»
•••••Кстати сказать, первый вариант этого кафе мне нравился гораздо больше, но это, конечно, дело вкуса.
•••••После того, как мои родители развелись, отец в основном навещал меня по праздникам: 1 мая и 7 ноября. Наша культурная программа была следующей. Сначала, как и полагается, «по главной улице с оркестром». На трибуне — Тимбора Кубатиевич Мальбахов, над колоннами трудящихся — портреты членов политбюро, знамена и транспаранты. У каждого второго в руках воздушные шары и красные банты в петлицах. «Да здравствует коммунистическая партия Советского Союза. Ура, товарищи!» — надрывался динамик.
•••••Помню, напротив Дома Советов, рядом с правительственной трибуной всегда стояла телекамера. Почти по Оруэллу — «Большой брат следит за тобой». Проходя, я орал, что было сил, и как ненормальный махал маленьким красным флажком. По какому-то необъяснимому стечению обстоятельств на телеэкран мне попасть не удалось ни разу. Может, оно и к лучшему. Во всяком случае, родителям не пришлось краснеть за обезумевшего маленького демонстранта. Вторым пунктом значились аттракционы.
•••••После начиналась культурная программа уже папы — вместе с его друзьями мы шли пить пиво. Иногда мне везло, и в кафе были стулья. В этом случае я мог разглядывать взрослых и слушать, о чем они говорят. Но по большей части в советских пивных выпивали стоя. Если помните, были такие высокие столы на одной ножке, с крючками для авосек. Вот где начиналась скукотища: лиц я, разумеется, не видел, но время от времени папа вспоминал обо мне. Поднимал над столом и, демонстрируя приятелям, с гордостью говорил:
•••••— Мой сын!
•••••— О-о-о-о, — недружным хором отвечали они, всякий раз удивляясь так, как будто за эти десять-пятнадцать минут я мог превратиться в дочку.
•••••С тех самых пор 1 мая и 7 ноября вызывают у меня ностальгическую грусть. Жаль, конечно, что время не повернешь вспять. Но зато теперь я сам могу повести папу в парк. Конечно, кататься на аттракционах он вряд ли захочет, но выпить со мною пива, думаю, не откажется. В той же самой «Бочке». Или в «Рваных парусах», например. Теперь, правда, немногие помнят, как они когда-то назывались в народе, но для нас с отцом это не имеет никакого значения.


Особенный

Зинаида Мальбахова, газета «Кабардино-Балкарская правда» 03.08.2012 г.

•••••Как бы ни назывался этот рынок на правобережье Нальчика – «Шерстяной», «Балкарский», «Козий» или как сейчас «Сувенирный», на протяжении многих лет он сохраняет оригинальное лицо. Здесь всегда найдется место чему-то особенному и неповторимому. Даже то, что жители республики считают ничем не примечательным, привлекает приезжих хотя бы потому, что сделано вручную и из натурального сырья шерсти, хлопка и при этом стоит фантастически дешево.
•••••Удивляет, что при мизерных ценах торг уместен, так как в отличие от всех иных, на этом рынке помнят о законах кавказского гостеприимства. Только здесь могут сказать: «Так уж и быть, уступаю треть цены, раз ты из Сибири». Или «вот мой адрес, можешь выслать недостающую сумму, когда вернешься домой». И такое отношение к покупателям не единичный случай. К местному колориту относится и особенная, домашняя обстановка, какая обычно царит среди соседей с одной улицы или в дружном рабочем коллективе.
По словам семидесятичетырехлетней Софии Булатовой, все друг друга здесь хорошо знают уже многие десятилетия. Практически каждая из продавщиц является одновременно автором идеи, исполнителем и реализатором своих произведений. Для многих этот труд давным-давно потерял свое основное значение «трудности». Ремесло настолько освоено, что им владеют с легкостью, вяжут напевая и даже «вслепую». Для многих это просто любимая форма отдыха. «Если сделаны все дела по хозяйству, я просто не могу сидеть сложа руки, вяжу, просматривая телепрограммы или сидя на лавочке вместе с соседками».
•••••По словам Софии Булатовой выходило, что традиция живет, если в доме есть бабушка и внучки. «У меня их сразу шесть, и все они просят показать, что и как нужно делать. Детский возраст попугайский и обезьяний. Он вторит тому, что слышит и видит. В пять лет от детей только и слышишь «я сам», «я сама». И это лучшее время для привития навыков. Они усваиваются быстрее и глубже, когда есть встречное движение.
•••••Мастерица говорит, что ей незачем называть свое имя. На рынке эту функцию выполняет товар. Все, кому требуются ажурные шали из козьего пуха, идут к ней. Они знают ее место, не меняющееся много лет подряд. София уверена, что для того, чтобы оно запомнилось, нужно как следует потрудиться. Из раза в раз изделия должны оставаться на одном уровне, тогда приходит известность. По ее словам, на этом рынке нет непопулярных мест. У каждого товара своя особенность, присущий ему характер и соответствующий спрос. Она перешла на натуральное сырье не потому, что знала покупательские запросы. Просто с возрастом ей стало трудно сидеть у машинки, показалось утомительным делать много и однообразно болела спина, ломило суставы… В какой-то момент захотелось перейти на работу крючком и только с шерстью. Оказалось, такие вещи предпочитают более обеспеченные покупатели, солидного возраста и с утонченным вкусом. Ей нравится с ними общаться, так как они практически не торгуются.
•••••Узоры на шалях приходят сами собой, и она никогда заранее не знает, что выйдет в очередной раз. Яркие цвета ей не нравятся «они слишком кричат». Любимые тона – бежевый, серебристый и терракотовый. Ее товар покупают в подарок, иногда даже перед поездкой за границу. Продает за 400 рублей, уступая еще 50, если кто-то сильно просит.
Таким же старожилом «Сувенирного» является и 70-летняя Галина Гузеева. Не одно десятилетие ее прялку и то, как она прядет шерсть, видно издалека. Женщина смеется, что возле нее останавливаются, как у музейного экспоната, особенно интересно детям, хотя и приезжие проявляют такое же любопытство. Как и у всех на этом рынке, у Галины есть помощник сын, который ездит в Былым к родственникам, держащим отары овец, за сырьем. Женщина сама умеет его обрабатывать стирать, расчесывать и прясть. Продает килограмм за 700 рублей это семь пар добротных, связанных на совесть носков.
•••••Экзотикой рынка являются и овечьи шкуры, которые добавляют дыхание старины. По словам Людмилы Османовой, шкуру используют на сиденья автомобилей, берут и для национальных свадеб: невеста должна войти в новый дом, чтобы ногам было не жестко, а мягко. Стоит это удовольствие полторы тысячи рублей.
•••••Владелец сувенирного ларька Ахмат Кучинаев считает, что Кавказ без бурок, турьих рогов, кинжалов и охотничьих ножей это не Кавказ. У него даже деревянные бутылочки одеты в маленькие бурки, а турьи рога продаются не только в обработанном виде. По его словам, именно в необработанных таится мужская сила, и если кто сумеет из него выпить до дна, обретет славу великанов. Ахмат говорит, что турьи рога ему привозят из Приэльбрусья: их «поставляют» лавины, которые выносят их со склонов десятками.
•••••Этим летом рынок буквально наводнен ажурными изделиями из хлопка, ириса, вискозы и другого натурального сырья самого разнообразного назначения топиками, туниками, платьями, сарафанами. Но это привозной трикотаж из Карачаево-Черкесии. По словам торговцев, у соседей появились очень хорошие вязальные машинки с широким программным обеспечением, способным вывязывать самые сложные узоры. Для местных индивидуальных предпринимателей они слишком дороги, здесь пока подобной техники нет. Вместе с тем, на «Сувенирном» есть одно уникальное место, где продаются костюмы, платья и кофты, вязаные вручную крючком из хлопка, шелка и ириса, которые составляют конкуренцию всем товарам, несмотря на довольно ощутимую цену. На этом месте торгует Марина Чеченова (в девичестве Брагина). Вяжет она десять лет, с тех пор, как вышла замуж. До этого рукоделие ее не интересовало занималась спортом, была мастером по спортивной гимнастике. Попробовала вязать, глядя на других членов семьи, и привнесла в это дело свое исконное. По словам ее матери Надежды Шаваевой, помогающей продавать товар, Марина влюбилась в это дело и занимается им в свободное время. Стоит ей увидеть оригинальную деталь, она ее не забудет, повторит и обязательно что-то от себя добавит. Так создавалась модель «кораллы» – ажурная кофта черного цвета, где каждая деталь вывязана отдельно, но в подчинении одной цели воссоздать подводный мир с коралловым рифом со всеми сопутствующими обитателями звездами, медузами и другой экзотической живностью. «Мы были у сына в Италии, ходили на концерт. Дочка увидела кофточку на одной женщине и, позабыв обо всем на свете, догнала ее и шла рядом, разглядывая рисунок. На другой же день накупила ниток и связала подобную за трое-четверо суток. Когда кто-то из знакомых сына узнал, что Марина сама связала эту вещь, сказал, что Европа ценит «золотые руки» наравне с «блестящими мозгами». Такие мастерицы, как она, зарабатывают там столько же, сколько и профессора.
•••••Надежда уверена, что если бы для всех женщин на рынке деньги были главным, ни одна из них так не дорожила бы своим местом, а давно укатила в другие края в поисках большей прибыли. Но в том-то и особенность «Сувенирного», что здесь ценят не только доход, но и полет творческой фантазии, возможность находиться в гуще этого процесса вместе с такими же увлеченными.


Улица Хичинная

«Газета Юга» №16, 19 апреля 2012 г.

•••••Таукан Жангуразов первым в Нальчике стал печь хичины на продажу:
••••• В 1992, когда развалился Советский Союз, закрылись все курорты и я, фотограф, остался без работы, решил с ребятами придумать дело, которое помогло бы продержаться на плаву. Мы не знали, чего от кого ожидать, как появился рэкет...
У нас был крохотный начальный капитал, и на него мы смогли приобрести необходимые продукты для приготовления хичинов. Я дипломированный повар, родом из Верхней Балкарии, наверно, поэтому решил попробовать их продать.
•••••Мы жили тогда на Советской на квартире. Улица была пустынная, на окраине, там редко люди случайные проходили, не то что автомобиль проезжал. Поэтому первый год мы с другом нажарим 100 хичинов и ездим по городу всем предлагаем, в ларьки сдаем. А если останется 5–10 штучек, отвозили на пост ГАИ... Бандиты тогда смеялись над нами, что мы пытаемся что-то сами делать и продавать, тогда деньги обесценивались за сутки. Вскоре у нас уже сложилась клиентура университет, налоговая. Стали делать большие заказы организации на мероприятия, рестораны, которые не закрылись. Мы открыли свой магазинчик, готовили внутри, окошко сделали к нам стали уже подъезжать.
•••••Ездили много по селам, смотрели, кто как делает, хитростей много узнали. Экспериментировали с начинкой и долями компонентов, записывали результаты. Около ста разновидностей хичинов попробовали приготовить, пока не выяснили, какие популярнее всего: с картофелем-сыром, с мясом и с зеленью. Сейчас все их готовят, а тогда мы были пионерами.
•••••Со временем нам удалось выкупить участок на Советской, разделили его. Друг сначала попробовал аптечным бизнесом заняться, но потом все равно открыл кафе. Я устроился на работу в КБГУ, и бизнес стала вести моя супруга.
•••••К нам приходили соседи напротив, которые тоже решили попробовать делать хичины по нашему примеру. Спрашивали: не помешаем ли вам? Один за другим соседи переквалифицировались на хичины. Мы помогали всем, чем могли: советами, продуктами. Студентки из техникума проходили у нас практику и потом открывали свое дело. Однажды жена директора одного московского банка приехала и попросила: «Буду у вас на кухне работать только научите меня их готовить». Мы поставляли первые хичины в Москву. Тогда в день изготовляли 500 штук. А сейчас у нас кафе самое маленькое, надо его модернизировать...
•••••Улицу с тех пор, когда у маленьких кафешек не было еще названий, называют Хичинная.


Где были подвалы НКВД?

Н. А. Бальжатова, консультант УЦГА АС КБР, публикация на сайте журнала «Архивы и общество» от  22.08.2011 г.
(http://archivesjournal.ru/?p=3197)

•••••Многих граждан нашей республики, историков и краеведов давно интересует вопрос: в каком здании  г. Нальчика находился республиканский Наркомат внутренних дел, где в годы сталинских репрессий чинились кровавые расправы над людьми? Существует легенда о подвалах НКВД в здании нынешней поликлиники № 1, а некоторые общественные организации намеривались даже выдвигать ходатайство об увековечении памяти жертв репрессий путем размещения на стене поликлиники мемориальной доски.
•••••Насколько обоснованы данные предположения, опирающиеся в основном на воспоминания старожилов города, дают понять документы Управления Центрального государственного архива КБР.
•••••Очень долгое время  информация о местонахождении Народного Комиссариата внутренних дел Кабардино-Балкарской АССР оставалась объектом поиска архивистов. И вот, наконец, тайна немного приоткрылась… Ответ был найден в самом неожиданном месте. Это акт № 153 о зверствах немецко-фашистских оккупантов по отношению к жительнице г. Нальчика Плотниковой Татьяне Михайловне — матери одного из сотрудников НКВД. Документ был составлен 13 июля 1943 г., через полгода после немецко-фашистской оккупации г. Нальчика, заверен подписями пятерых свидетелей, самой потерпевшей, а также председателем и секретарем исполнительного комитета Нальчикского городского Совета депутатов трудящихся. В нем говорится: «…Гражданка Плотникова Татьяна Михайловна рассказала, что ее во время оккупации немцами города, дважды вызывали на допрос в гестапо по Республиканской ул. № 12, бывшее здание НКВД , где ее допрашивали».
•••••Таким образом, этот источник дает нам вполне конкретные координаты местонахождения НКВД, и, как мы видим, это не адрес первой поликлиники, которая размещается на пересечении улиц Советской и Октябрьской (ныне Кешокова и Нахушева). После оккупации и отступления немецких войск двухэтажное здание НКВД в числе 117-ти лучших зданий города оказалось взорванным немцами. В архиве сохранилась  фотография его руин.
•••••Остается только узнать, где именно 67 лет назад по ул. Республиканской располагался дом под № 12, ведь за столько времени нумерация домов не раз могла поменяться. До наших дней сохранился хороший ориентир — школа-лицей № 2. Известно, что в 1943 г. она находилась на Республиканской улице, № 19. Отсюда вывод: здание НКВД было расположено по соседству со школой, на противоположной (четной) стороне улицы Республиканской.
•••••Но документы упорно молчат о том, что в довоенный период и в годы Великой Отечественной войны Народный Комиссариат внутренних дел помещался в здании нынешней первой поликлиники. Что же тогда находилось в этом здании на углу улиц Советской и Октябрьской? Есть основания утверждать, что в нем располагались медицинские учреждения. В архиве имеется фотография и описание четырехэтажного здания зобной станции по ул. Советской, 22, очень похожего на современное здание первой поликлиники. В акте об ущербе, причиненном немецко-фашистскими оккупантами зданию по ул. Советской, 22, читаем:
•••••«…Здание зобной станции 4-этажное, фундаменты каменные на сложном растворе. Стены первого и второго этажей в 2 кирпича, 3-го и 4-го этажей (далее неразборчиво) кирпича на известковом растворе. Крыша железная. Перекрытие 1-го и подвального этажей лестничных клеток железо-бетонные, остальные деревянные. Отопление центральное…». Стены здания подверглись разрушениям на 30%. Полностью были уничтожены перегородки, перекрытия, крыша, полы, лестница, окна, двери, внутренняя штукатурка, малярные работы, центральное отопление, котельная, вентиляция, водопровод, канализация, электропроводка. Общий ущерб составил 72,5%. В здании зобной станции Наркомздрава КБАССР размещался и Нальчикский городской отдел здравоохранения. С разрушением здания зобной станции в момент отступления немецко-фашистских захватчиков 1–2 января 1943 г. от взрывов и пожаров было уничтожено имущество Нальчикского горздравотдела.
•••••И все-таки, откуда появилась версия о нахождении НКВД в этом чисто медицинском здании? Дальнейшие архивные поиски привели  к тому, что стало ясным следующее: там действительно могло находиться данное ведомство, но только уже после войны, когда оно было преобразовано в МВД.
•••••Из документов видно, что уже в 1946 г. земельный участок по адресу: ул. Советская, 20 принадлежал Министерству внутренних дел Кабардинской АССР, там находился его двор. Нетрудно догадаться, что если есть «двор», то рядом должен быть и «дом». А ближайший «дом» — это как раз здание зобной станции по ул. Советская, 22. По всей видимости, после войны МВД заняло восстановленное из руин здание зобной станции и еще прирезало территорию рядом стоящего жилого дома — под двор. Затем снесли и жилой дом — для расширения участка министерству.
•••••Об этом свидетельствует решение Нальчикского горисполкома от 3 апреля 1946 г. «О сносе жилого дома во дворе Министерства внутренних дел КАССР», в котором записано: «В соответствии с ходатайством Министерства внутренних дел КАССР Исполнительный Комитет решает: домовладение во дворе Министерства внутренних дел по Советской улице под № 20, принадлежащее тресту «Водосвет», снести силами и средствами Министерства. Проживающим в указанном доме лицам предоставить за счет ГЖУ другую жилую площадь… Принять к сведению заявление представителя МВД КАССР т. Левченко, что Министерство полученный от разборки дома материал использует на благоустройство треста и что одну из выселяемых семей обеспечит жилой площадью».
•••••Министерство внутренних дел КБАССР  надолго обосновалось на ул. Советской. Архивные документы дают ответ на то, когда МВД освободило данное здание, вернув его Минздраву. 7 апреля 1960 г. было принято совместное постановление бюро Кабардино-Балкарского обкома КПСС и Совета Министров КБАССР «О мероприятиях по дальнейшему улучшению медицинского обслуживания и охраны здоровья населения Кабардино-Балкарской АССР», в котором говорилось:
«…Бюро обкома КПСС и Совет Министров Кабардино-Балкарской АССР постановляют:
…3. Вернуть на баланс Министерства здравоохранения здание, занимаемое Министерством внутренних дел Кабардино-Балкарской АССР, для размещения в нем лечебных учреждений…». А в справке Нальчикского горздравотдела сказано: «…Согласно данного постановления уже в 1961 году под центральную поликлинику было передано 4-х этажное здание, где имеется 75 кабинетов…».
•••••Таким образом, можно утверждать, что в довоенный период Кабардино-Балкарский НКВД не мог располагаться в здании нынешней городской поликлиники № 1. Примерно с 1946 г. и по 1960 г. данное здание занимало Министерство внутренних дел КБАССР, а с 1961 г. и по настоящее время оно занимается поликлиникой. До 1943 г. Народный Комиссариат внутренних дел размещался в здании по улице Республиканской, 12, разрушенном в период немецкой оккупации.
•••••Благодаря архивным документам имеется также представление о том, где в 1920-е годы находился Кабардино-Балкарский областной отдел ОГПУ — предшественник НКВД КБАССР. Как и все вновь созданные советской властью учреждения, он, не имея еще собственного здания, арендовал помещения в муниципализированных частных домах. Известно, что в 1926 году это были дом Шарданова (находился по ул. Бульварной в квартале между улицами Тюремной и Советской) и дом Тавлинова (в садике Свободы, ныне район медфака КБГУ).



Все на стадион — стадион для всех

Виктор Дулаев, газета «Нальчик-Экспресс» №26, вторник, 30 июня 2009 г.

•••••Самый первый в нашем городе стадион был построен силами комсомольцев и просто энтузиастов – любителей футбола в 1923 году возле парка на пустыре на том месте, где сейчас театр им. А. Шогенцукова. Необходимость строительства стадиона к тому времени уже назрела. Ведь футбол делал первые шаги в нашей республике. Первый матч в Нальчике был сыгран в сентябре 1921 года между составленной из учащихся старших классов командой «Сокол» и сборной командой Нальчика. Первое время в футбол играла в основном русская молодежь, проживавшая в Нальчике, но очень скоро в футбольные команды активно начала вливаться кабардинская и балкарская молодежь. Так что, смело можно сказать, что футбол способствовал укреплению межнациональных связей в республике.
•••••В июле 1924 года в Нальчике в сквере Свободы был проведен праздник физкультуры, в котором футбольные команды приняли самое активное участие. В 1936 году в нашей республике была уже 41 футбольная команда. В 1945 году, после Великой Отечественной войны, был проведен первый чемпионат Кабардино-Балкарии по футболу. А на Спартакиаде народов Северного Кавказа сборная республики заняла второе место.
•••••Если говорить о нашей главной спортивной арене стадионе «Спартак» — на том месте, где он сейчас расположился, до войны росли деревья. На месте Дворца пионеров стояло единственное спортивное сооружение в этом районе — парашютная вышка. Что касается даты строительства стадиона и имени архитектора, построившего его, тут мнения более чем противоречивые. Мне назвали 1939 год как дату строительства стадиона и архитектора по фамилии Коломиец. Другой источник сообщает, что в 1948 году архитектор Е. Ф. Гурьянов построил вход на стадион «Спартак» с большим футбольным полем, теннисными кортами и спортивными залами. Тут же я узнаю, что проект был вообще типовой и фамилия архитектора теряется где-то в архивных глубинах.
•••••Единственная дата, которая сошлась — 1973 год, когда провели реконструкцию стадиона. В этот год было переделано подтрибунное пространство и изменено расположение раздевалок, душевых и прочих служебных помещений. Проект реконструкции был подготовлен в институте «Каббакгражданпроект» архитектором В. А. Шувиловым. Кроме того было реконструировано игровое поле и возведены некоторые постройки, а в легкоатлетическом манеже устроена выставка достижений народного хозяйства (местное ВДНХ). В 2006 году еще одной реконструкции подверглось само игровое поле. Покрытие с поля сняли и заменили его новым. Сейчас игровое поле стадиона «Спартак» вполне соответствует международному уровню и позволяет проводить международные соревнования. Но, к сожалению, такому высокому уровню соответствует только поле, чего не скажешь о вместимости стадиона (14 тыс. зрителей) и его сооружениях. А ведь многие нальчикские болельщики мечтают о том, чтобы провести в Нальчике чемпионат, если не Мира, то хотя бы Европы. Кто знает, может быть, их мечта когда-нибудь сбудется. Мечтали ведь когда-то о том, чтобы нальчикский «Спартак» играл в премьер-лиге.



Затихла музыка и отцвели каштаны
Виктор Дулаев, газета «Нальчик-Экспресс» №12, 31.03.2009 г.

•••••Аллея голубых елей, барельеф Лермонтова в ее начале и сияющий белым великолепием фасад гостиницы «Нальчик» слева. Некоторые сворачивают в сторону проспекта Шогенцукова и, проходя мимо гостиницы, получают истинное эстетическое удовольствие от ее колоннады, от ее террас, от ее аккуратных балкончиков. Это фасад. А если пойти по аллее голубых елей, можно хорошо рассмотреть ту сторону гостиницы, которая выходит на аллею. Здесь разгром, мрак, ужас и запустение. Становится жалко такое красивое здание. И вдруг в газетах промелькнуло сообщение о том, что гостиницу «Нальчик» планируется отремонтировать и запустить в строй. Значит, старое здание еще послужит. Значит, оно не будет разрушено и не пропадет безвозвратно.
•••••Построенное на месте крепостного укрепления в 1931 году по проектам архитектора Л. М. Тимониной и вобравшая в себя самые изящные формы, какие только могла предложить архитектура сталинской эпохи, гостиница «Нальчик» долгое время была прекраснейшим зданием в городе. Более того, она была одним из символов города и ее изображения можно было встретить в любом наборе открыток, посвященном Нальчику.
•••••Ежегодно, с наступлением тепла, на террасах гостиницы выставлялись столики и посетители ресторана могли поужинать на воздухе. Играл оркестр. Танцевали люди. Над городом разносились вальсы и танго, а на улице Бульварной (ныне проспект Шогенцукова) цвели каштаны, под которыми сидели горожане, разговаривали, слушали музыку и наслаждались дивным весенним вечером.
•••••В конце 60-х годов бульвар, проходивший посередине улицы Бульварной и возвышавшийся на метр над ней, стали сносить и к 80-м годам он полностью исчез, будто его и не было вовсе.
•••••В тех же 80-х годах я иногда заходил в гостиницу навестить приятеля, который там работал в то время. У дверей или в просторном холле меня встречал швейцар в неизменной синей униформе и даже в форменной фуражке. Я не помню, чтобы еще в какой-нибудь гостинице Нальчика был швейцар, тем более в форме. Это был особый штрих гостиницы «Нальчик», придававший ей своеобразный шарм. Как-то, войдя в гостиницу, я увидел сидящего в холле человека в легкой рубашке и спортивных брючках. Я сразу узнал его. Помню мелькнувшую у меня в тот момент мысль: «Мать честная! Так это же тот маленький толстенький из грузинских короткометражек про трех рабочих-дорожников». Набравшись храбрости, я подошел к нему за автографом и он написал в протянутом ему блокнотике: «С уважением, Баадур Цуладзе». Он приезжал на съемки фильма «Парашютисты», которые киностудия им. Горького вела в нашей республике. Окно его одноместного полулюкса на первом этаже выходило на аллею голубых елей. Сейчас это окно, вместе с другими такими же, смотрит на аллею пустыми глазницами оконных проемов.
•••••А еще перед гостиницей «Нальчик» когда-то был чудный фонтан. Роскошный каменный цветок в виде пучка листьев папоротника на основании которого сидели, как бы приготовившиеся к прыжку, лягушки, вызывая у детей неподдельный восторг. В 1967–1974 годах гостиница была реконструирована и в какой-то из этих годов она лишилась и этой достопримечательности. Возведенный еще до войны, фонтан пережил оккупацию, а сгубила его автомобилизация. Он мешал автомобилям подъезжать к гостинице и его снесли ради того, чтобы некоторые могли подвозить к самому входу в гостиницу свои плоские от долгого сидения в машине зады. Остается только радоваться, что не разломали двери гостиницы и не поставили вместо них ворота, чтобы подъезжать на машине прямо к окошку администратора.



Монорельс до «Сосруко»
Виктор Дулаев, «Нальчик-Экспресс», №24, 16.06. 2009 г.

•••••Построенная в 1970 году, эта голова стала не только одной из главных достопримечательностей города, но и символом Нальчика, визитной карточкой столицы республики. Ее фотографии можно встретить в любом наборе открыток, посвященных Нальчику, в любой книге о Нальчике. Помнится, одно время чуть ли не в каждом магазине можно было купить открывалку для бутылок, в виде головы Сосруко. Это один из самых высоко расположенных относительно уровня моря ресторанов в России. Его хорошо видно из любого района города. А если его подсветить, то ночью его будет видно даже из Чегема. Это один из самых известных ресторанов в России. Чтобы в этом убедиться, достаточно просмотреть отзывы на форумах в интернете.
•••••А началось все с того, что в 1967 году возникла идея создать что-то такое, что стало бы символом города. Был объявлен конкурс, на который лучшие архитекторы и скульпторы представили свои творения. Победителем в конкурсе и стало это оригинальное по замыслу здание, созданное архитекторами Р. И. Палагашвили и М. Г. Хлудневским. Идея совершенствовалась. Было решено устроить в этом здании ресторан, чтобы символ города не стоял просто так, без пользы. Управление «Колхозпроект» подготовило всю проектно-сметную документацию и строительство началось. Но…. Но…. В каждом деле есть какое-то «но». Но не успели нарадоваться получившемуся сооружению и тут же в ресторане отметить окончание работ, выдалась снежная зима и богатая на дожди весна. Верхний, наносной, слой грунта насытился этой влагой, отяжелел и сполз, оголив фундамент здания. В 1971 году даже пришлось пригласить специалиста из Сочи, где с такой проблемой сталкиваются часто. Пытались строить опорную стену, чтобы укрепить грунт, но на Малой Кизиловке этот метод оказался неэффективен из-за крутизны склона. С вертолета сбрасывали сваи, но это тоже ничего не дало — сваи не доставали до материкового грунта. Тогда предложили другую идею. Пробурить 16-метровые скважины, чтобы добраться-таки до материкового грунта, снять весь чернозем и засыпать склон камнем. Лес на склоне горы, конечно же, пришлось бы спилить.
•••••Рассказывает Почетный архитектор России, советник российской академии архитектуры и строительных работ Богдан Степанович Смертюк: «Я предложил не сыпать на склон каменный грунт, чтобы гора не получилась лысой, а сделать подпорные стены, железобетонные перекрытия и выйдет террасовидный склон. На этих террасах построить VIP-гостиницу на 40 номеров и получится ресторанно-гостиничный комплекс. Кроме того, я предлагал от гостиницы «Нарт» до ресторана «Сосруко» проложить монорельс. На высоте 5–10 метров на одном рельсе ходил бы небольшой состав из двух вагончиков. Монорельс предполагалось проложить вдоль реки по верхней бровке. Мы нанизали бы на этот монорельс все наши достопримечательности. И Трек, и Зеленый театр, и курзал, и зоопарк, и все, что у нас там есть. Сами вагончики по вечерам выполняли бы функцию передвижного ресторана. Дело происходило в 1990 году. Монорельсов в Советском Союзе тогда еще не было, но 2-му секретарю обкома партии В. К. Сохову идея очень понравилась, однако денег на такое строительство у республики не нашлось. Собирались даже просить денег у Москвы. А пока решали вопрос с деньгами, Советский Союз прекратил свое существование. Проект так и остался на бумаге».
•••••С тех пор прошло много лет. Ведется мониторинг за состоянием склона Малой Кизиловки. Это, конечно, хорошо, но основательно укрепить склон было бы гораздо лучше. А пока склон не укреплен, как сказал Богдан Степанович: «Имеется потенциальная угроза продолжения оползней и подвижек грунта. Одна снежная зима и дождливая весна, и все это опять поползет».


предыдущая | оглавление | 
следующая
 
  
   
            

История   |   Фотогалерея   |   Справка   |   Карта   |   Библиотека   |   Скачать   |   Контакты

© 2000–2013 inn & ys «Нальчик 2000. Фотогалерея. История. Справка»


loading