Г Л А В Н А Я            Ф О Т О Г А Л Е Р Е Я            И С Т О Р И Я            С П Р А В К А            Б И Б Л И О Т Е К А
— История Нальчика: от крепости к столице и курорту —
предыдущая | оглавление | следующая
Глава 7. «Недаром маленьким Парижем...»

Символы, наделённые смыслом

Наталья Белых, Артур Елканов: «Обелиски, как души, рвутся из земли»

«Вечный огонь Славы в центре звезды трепещет на ветру у охваченной бронзовыми лавровыми венками высокой стелы с лаконичной надписью: «ГЕРОЯМ ВЕЛИКОЙ ПОБЕДЫ ВЕЧНАЯ ПАМЯТЬ». Светлая печаль берез и строгая торжественность елей обрамляют прямоугольную площадь, где даже яркая листва каштана позади стелы и пестрые цветы на клумбах не отвлекают от строгой сосредоточенности мемориального комплекса.

Ее усиливают звучащий каждый час реквием, перечни фамилий воинов, погибших в годы той войны, награжденных Звездой Героя, сражавшихся в партизанских отрядах.

Сюда идут молодожены в день создания семьи — возложить цветы, поблагодарить за мирную жизнь, за возможность счастья. Это давняя традиция. В последние годы именно здесь стартует республиканская акция «Георгиевская ленточка». К Вечному огню приходят дети и ветераны Великой Отечественной войны отдать дань памяти павших.

Обелиск установлен в 1949 году на братской могиле советских воинов, освобождавших город от фашистской оккупации (архитектор — П. Казанчев). Огонь зажжен в 1965 г.

Это, наверное, самый известный в нашем городе из памятников, посвященных Великой Отечественной войне. На территории Нальчика их более двадцати. В преддверии 65-летия Победы все они были отремонтированы за счет средств муниципального бюджета, но, к сожалению, не у каждого можно найти табличку с информацией о создателях и дате открытия.

Например, памятник комсомольцам Кабардино-Балкарии в начале улицы, носящей имя Героя Советского Союза летчика Алима Байсултанова, открыли в 1968 г., его авторы Р. Гокадзе, М. Каркаев, В. Абаев, Г. Бжеумыхов. На устремленном в небо треугольнике за спиной скорбно склонившей голову мужской фигуры обещание: Памяти павших героев будем вечно достойны. На глыбах камня справа — ордена, полученные Комсомолом.

На территории Городской клинической больницы №1 обелиск установлен на могиле врачей. Из основания в форме диска поднимается облицованная серым мрамором плита. На ней закреплены символ медицинской службы и черные пластины камня со словами: Вечная слава медицинским работникам, погибшим в Великой Отечественной войне 1941–1945.

В хирургическом корпусе в 1942 году был госпиталь. При отступлении Советской Армии ни раненых, ни сотрудников эвакуировать не успели. Четверо врачей были расстреляны прямо во дворе больницы, и здесь же похоронены. После победы сотрудники больницы собрали средства на памятник, проект которого бесплатно разработал архитектор Нигинян.

Другой памятник медикам — выпускникам медицинского училища, погибшим в годы Великой Отечественной войны — открыт 8 мая 1987 г. (авторы — скульптор А. Денисенко, архитектор К. Кадымов) у медицинского колледжа КБГУ. Над серо-зеленой поверхностью будто парит белая мраморная плита с именами погибших, а за нею, на белоснежных барельефах, профили медсестры и солдат.

Памятник во дворе школы №9 посвящен и похороненным здесь двум неизвестным солдатам, защищавшим Нальчик в 1942 году, и всем выпускникам и педагогам школы, не вернувшимся с фронтов Великой Отечественной войны. В прошлом году памятник реконструирован проектно-строительной фирмой «Дар-98» на средства ее директора Руслана Дзугулова.

В сквере у Национальной библиотеки им. Т. К. Мальбахова устремлена в небо узкая арка красного гранита с черными барельефами: с одной стороны мужественные воины, с другой — скорбящие женщины. Это памятник нальчанам, погибшим в годы Великой Отечественной войны, открытый в 1981 г. (архитекторы В. Чурилов и В. Асанов).

Не каждый обратит внимание на стихотворные строки на парапетах вдоль дорожки к Национальному музею КБР: «Тысячи вас, смертью своею жизнь отстоявших. Помним, и с нами вы — вечно живые», «Вечная память и слава героям-нальчанам, в жестоких боях за Родину павшим».

Танк-монумент освободителям г. Нальчика от немецко-фашистских захватчиков установлен в 1971 г. на площади у автовокзала №2 (автор — архитектор В. Асанов). Машина, занявшая место на бетонном постаменте с цифрами «1943», не участвовала в тех боях, это более поздняя версия Т-34, выбивших фашистские войска из Нальчика.

Первый вариант памятника воинам 115-й Кабардино-Балкарской кавдивизии, погибшим в годы Великой Отечественной войны, был установлен у въезда в город в 1970 г. Воина в бурке, стоявшего рядом с конем, в 2005 г. заменил всадник с саблей наголо (автор М. Тхакумашев).

Стела «Слава воинам-победителям в Великой Отечественной войне 1941–1945 годов», расположенная на въезде в город со стороны Владикавказа, открыта в 2007 г. (архитекторы В. Техин и Ю. Логоватовский). Памятник выполнен в классическом стиле, продолжающем существующую с XVIII века традицию возводить в честь побед Русской армии обелиски и колонны.

Над вписанной в круг площади красной звездой — символом Красной Армии — вознесена на колонне красного гранита звезда Ордена Победы.

Когда мы подошли к стеле, у края площади стоял с очень серьезным лицом ученик четвертого класса школы №27 Кантемир Бамбетов, и, тщательно выверяя пропорции, рисовал памятник. Ветер сдвигал прижатый к картонке листок, но Кантемир, вновь и вновь поправлял бумагу на импровизированном мольберте, продолжая свою работу.

«Тебе в школе дали такое задание?» — «Нет, сам решил нарисовать. Красивый памятник».1

 
Вечный огонь Славы.
Почтовая открытка. 1975 год.2
 
Памятник у здания Медицинского колледжа КБГУ на улице имени М. Горького.
Май 2001 года.
 
Памятник освободителям города от фашистов в 1943 году. Фото Е. Монина, 1977 год.3
 
Памятник воинам 115-й кавдивизии. Фото Е. Монина. 1970-е годы.4
 
Нальчик. Дубки. Стела Победы на площади Чести.
15 августа 2007 года.
 

 *   *   *

Теймураз Тибиров: «От Ильича к постмодернизму»
 

«К «Фантомасу», — сказал я, садясь в такси. Не задавая вопросов, водитель отпустил сцепление и выжал газ. Где находится «Фантомас», знает в Нальчике любой ребенок.

Сегодняшняя тема непосредственно связана с предыдущей. Речь снова пойдет о нашем городе: на этот раз в контексте монументальной скульптуры. Будучи ограничен газетным форматом, не стану писать обо всех памятниках. Коснусь лишь некоторых из них.

В СССР производство памятников вождю мирового пролетариата было поставлено на индустриальные рельсы. В Нальчике памятник Ленину был установлен в 1957 году. Долгие годы он находился напротив здания обкома партии. В начале 90-х скульптуру демонтировали и перевезли в школу милиции. Но, как известно, свято место пусто не бывает.

Спустя несколько лет на площади появилась модель земного шара, которая абсолютно не вписывалась в архитектон и на гранитном ленинском пьедестале выглядела нелепо и смешно. Вскоре «по многочисленным просьбам трудящихся» памятник Ленину установили недалеко от прежнего места, и он оказался на одной линии с пресловутым «глобусом». Острые языки назвали импровизированную композицию «Ленин, играющий в боулинг».

Злополучный шар с площади все же убрали, причем вместе с постаментом. Что касается памятника, думаю, что с ним еще возникнут определенные проблемы, поскольку после открытия новое здание Дворца театров окажется к нему спиной.

Памятник на площади 400-летия олицетворяет женщину, благодаря которой Иван Грозный стал самым известным «кабардинским зятем», но воспроизводит облик совершенно другой женщины. «Марией» скульптуру назвал народ.

После войны в Нальчике часто гостили два именитых столичных скульптора Иосиф Махтин и Матвей Листопад. На отдыхе, не забывая о хлебе насущном, они продолжали трудиться. Листопад стал автором пятиметровой скульптуры И. Сталина, которая в свое время стояла у входа в городской парк. Махтин решил взять количеством, специализируясь на создании типовых памятников Шоре Ногмову.

Памятник героям-комсомольцам был открыт после выхода на экраны популярного французского кинофильма. Отсюда и прозвище «Фантомас». Новый памятник вызвал немало кривотолков, всколыхнув размеренное течение жизни нашего городка. Раздавались возмущенные требования убрать скульптуру «голого мужчины». «Справедливое негодование трудящихся нашло отклик в пламенных сердцах руководителей комсомола».

По заданию ЦК ВЛКСМ была создана экспертная комиссия во главе с маститым скульптором Ефимом Кербелем. Вопреки ожиданиям, он оказался человеком широких взглядов и никакой крамолы в памятнике не усмотрел. Тем не менее страсти вокруг «Фантомаса» не утихли, и он не был демонтирован только благодаря личному вмешательству руководителя республики Тимборы Мальбахова.

Сегодня без этого памятника Нальчик представить невозможно. Он стоит в холод и зной, несмотря на то, что нет уже комсомола (в прежнем виде), с биографией которого он неразрывно связан, сменился государственный строй. Стоит и будет стоять, как сказано в известном фильме: «А кто ж его посадит. Он же — памятник».

Монументальная скульптура советской эпохи создавалась в строгом соответствии с канонами соцреализма, отступление от которых рассматривалось как идеологическая диверсия. Время все расставило по местам, и сегодня нетрадиционные художественные решения никого не пугают.

Первой ласточкой постмодернизма в столице Кабардино-Балкарии стал памятник на площади Абхазии. Проект был одобрен первым президентом КБР Валерием Коковым, и все же некоторые чиновники «встали на дыбы», посчитав подобный стиль неприемлемым.

Но тут, как это нередко бывает, вмешался Его Величество Случай. Нальчик посетила принцесса Иордании, которой памятник абхазским добровольцам очень понравился. Надо ли говорить, что одобрение августейшей особы поумерило пыл апологетов соцреализма…

…Несколько лет спустя в столице Иорданского королевства появилось каменное изваяние Сфинкса, выполненное автором скульптурной композиции на площади Абхазии.5

 
Памятник в честь 400-летия добровольного присоединения Кабарды к России.
Почтовая открытка. Фото В. Иванова. 1982 год.6
 
Памятник добровольцам Абхазии на площади Абхазии.
13 августа 2011 года.

*   *   *

Жаухар Аппаева, искусствовед: «Вернувшийся вождь»

Установленный в Нальчике памятник вождю мирового пролетариата, который изваял скульптор А. И. Посядо (архитектор В. А. Артамонов, 1957 г., бронза, гранит) — один из исторических портретов основателя советского государства. Среди тысяч произведений, посвященных Ленину, он выделяется своими высокими художественными и эстетическими качествами.

В. И. Ленин изображен в спокойном, повествовательном ключе, а не в предельном напряжении сил и энергии, в котором постоянно пребывал при жизни. Перед зрителем возникает не тот экспрессивный, напористый, фанатичный вождь, которого мы знаем по кадрам кинохроники, а человек уравновешенный и рассудительный. Образ Ленина отличает волевая собранность, зритель чувствует непрерывную работу мысли политика.

Скульптор не стремился постичь истинную сущность вождя, а ограничился лишь мифом о нем. Очень точно переданы портретные черты вождя, но мимика и жестикуляция не столь каноничны. Автор сконцентрировал в образе Владимира Ильича лучшие морально-нравственные черты советского человека, точнее сказать, создал идеал общественного человека социалистической эпохи.

Памятник украшал Нальчик несколько десятилетий. Но пришла эпоха перестройки и гласности. И, как часто бывает в нашей стране, начали кардинально пересматривать историю. Вместо решения насущных проблем народ бросился ниспровергать вчерашних идолов, причем происходило это на митингах, на площадях. Больше всего досталось Ленину.

Такая же участь коснулась и нальчикского монумента. Он был демонтирован, но по инициативе коммунистов через некоторое время обрел новое, более скромное и менее престижное место на той же самой площади Ленина, с ее противоположной стороны. Если раньше скульптура активно корреспондировала со зданием Дома Советов, выполненным по проекту архитекторов братьев Весниных в стиле советской неоклассики, то теперь она оказалась совсем в другом контексте, отчего изменился и ее статус.

Площадь Ленина не только поменяла свой привычный облик, но и название: стала именоваться площадью Согласия. И продиктовано это новой идеологией, вернее отсутствием таковой.7

 
Памятник В. И. Ленину перед Домом Советов. Фото Е. Монина, 1986 г.8

*   *   *

Жаухар Аппаева, искусствовед: «С дистанции времени»

Памятник, посвященный героям гражданской войны (архитектор Людмила Литвинова), установлен в 1969 году на нижней террасе Атажукинского сада.

Монумент выполнен в конструктивистском духе, с четкими соотношениями объемов и форм. Своеобразную пластическую идею автор представила в виде архитектурной композиции из горизонтальной плиты и вертикальной стелы, сдвинутой несколько вправо. Небольшой прямоугольный участок вокруг памятника огражден невысоким бордюром и изначально был посыпан желтоватым песком (сейчас вся территория обложена декоративной плиткой).

Составляющими элементами комплекса также стали зеленый партер, парковые насаждения, две монументальные лестницы (архитектор Алексей Кузнецов), которые, дважды преломляясь, ведут вверх, и смотровая площадка наверху, откуда наиболее полно раскрываются формальные и содержательные особенности произведения Л. Литвиновой. Зритель, обозревающий ансамбль со смотровой площадки, как бы видит наше далекое историческое прошлое с дистанции времени, сквозь десятилетия.

При работе над объектом сильное воздействие на автора оказывало интертекстуальное мышление: в своем произведении она отталкивалась от принципов кубизма и конструктивизма. Используя ограниченный запас элементарных стереометрических форм: параллелепипеда, призмы, пирамиды и их комбинаций, она создает собственный символ Гражданской войны.

Памятник скомпонован из нефигуративных элементов, потому воспринимается через ассоциации. Чтобы достичь нужного эффекта, автор сдвигает стелу вправо, уравновешивая композицию с помощью образа скорбящего горца в папахе, низко склонившего голову под тяжестью утраты своих товарищей.

Образ человека Л. Литвинова подчиняет законам геометрии. Здесь форма сведена до ее простейшей геометрической сущности. Но автор сумела наполнить жесткие линейные структуры эмоциональной содержательностью, суровостью, драматизмом, присущими революционной эпохе. Абстрактные формы не остаются мертвыми, безжизненными, а одухотворяются архитектором, становятся еще более выразительными.

Памятник несколько раз подвергался реконструкции. Неизменными оставались лишь основные объемы: плита и стела с кубистическим профилем горца, а также список погибших и надпись «Вечная память героям Гражданской войны, отдавшим свою жизнь за установление Советской власти в Кабардино-Балкарии. 1918–1919».

В разное время горизонтальную плиту украшали: лавровый венок (первоначальный вариант) как символ героизма защитников советской власти, затем это было геометризованное, схематизированное изображение горной гряды. Сейчас это флоральный мотив в виде круглой клумбы. Но незначительные преобразования не способны были изменить главную идею произведения, не могли снизить его большую эмоциональную силу воздействия на зрителя.9

 
Памятник жертвам белогвардейского террора 1918–1919 годов
на нижней террасе Атажукинского сада. 31 августа 2006 года.

*   *   *

Жаухар Аппаева, искусствовед: «Памятник революционеру»

На территории нашей республики установлено несколько памятников революционерам, партийным и советским деятелям. Среди них и статуя большевика Бетала Калмыкова, стоявшего у истоков советской власти в Кабардино-Балкарии.

В скульптуре удачно передана общая атмосфера времени, характер эпохи, в которую жил Б. Калмыков. В образе политического деятеля соединены конкретные особенности реальной личности и обобщенные черты нового социального типа — большевистского лидера. Призывный жест руки как бы выступающего с трибуны оратора, высокий пьедестал, приподнимающий его над толпой, довольно точно отражают социальное положение руководителя кабардино-балкарских коммунистов.

Сложная выразительная линия силуэта строго уложилась в концепцию автора. Памятник органично соседствует с городской средой, умело вписан в контекст Атажукинского сада. Точно найдено соотношение статуи и высоты пьедестала.

Интересна история создания монумента, рассказанная самим автором, скульптором, заслуженным художником РСФСР Михаилом Тхакумашевым.

— Первоначально заказ на этот памятник наш обком КПСС дал мне и московскому скульптору Махтину, — рассказывает ваятель. — Каждый из нас сделал эскизы памятника: я — в черкеске и гимнастерке, а Махтин — в гимнастерке. Нам выдали аванс. Когда обсуждали эскизы, первый секретарь обкома КПСС Т. Мальбахов высказался за памятник Калмыкову в черкеске, чтобы придать ему национальный характер.

Однако большинство членов комиссии предпочли образ Калмыкова в гимнастерке, которую он носил в повседневной жизни. Вместе с Махтиным мы выполнили метровую модель и сдали художественно-экспертному совету в Москве, получив за него гонорар. Мы с соавтором договорились, что для завершения работы он вызовет меня в Москву. Вызова все не было, но от знакомого я получил известие о том, что Махтин уже сделал двухметровую модель без моего участия. Я тут же выехал в столицу.

К сожалению, его слова подтвердились. Махтин, действительно, нарушив договор, решил избавиться от меня, как соавтора. Михаил Хамидович попал тогда в неприятную ситуацию, выйти из которой помог скульптор Листопад, который в свое время работал вместе с Махтиным над скульптурой «Навеки с Россией», установленной в Нальчике на площади 400-летия. Он тогда тоже пострадал от интриг Махтина, поэтому взялся помочь Тхакумашеву, предоставил ему мастерскую и нашел для работы натурщика.

— Он не подходил по своим внешним данным, — вспоминает мастер. — Листопад посоветовал мне поискать в Москве кабардинца. Тогда я вспомнил, что в это время на литературных курсах должен был находиться известный в республике ученый Мусарби Сокуров. Я нашел его, если память не изменяет, в общежитии МГУ. Убедившись в его внешнем сходстве с Беталом Калмыковым, заключил с ним договор, и Мусарби несколько дней мне позировал.

Когда он вернулся в Нальчик, то опубликовал в газете заметку о том, что я работаю над скульптурой Бетала Калмыкова, умолчав, правда, что сам был натурщиком. Времени оставалось мало. Михаил Хамидович работал без сна и отдыха, но модель памятника сделал вовремя. Когда члены экспертно-художественного совета во главе с Манизером ознакомились с моделями Тхакумашева и Махтина, предпочтение отдали работе М. Тхакумашева.

О решении комиссии он узнал на другой день. Утром по телефону ему сообщили, что победила его модель. Министерство культуры РСФСР расторгло прежний договор и заключило новый лишь с М. Тхакумашевым.

— Позже я узнал, — вспоминает ваятель, — что, увидев мою модель памятника Калмыкову, выдающийся советский скульптор, вице-президент Академии художеств СССР Манизер произнес: «Я видел живого Калмыкова и даже делал с него наброски, и надо же, встретился с ним еще раз».

При обсуждении моей модели он подчеркнул, что я сделал его не только очень похожим на оригинал, но и сумел придать образу национальный характер.

Получив гонорар, я отблагодарил коллегу Листопада, заплатив за эксплуатацию его мастерской и наем натурщика (в Москву я приехал тогда практически без денег).10

 
Памятник Б. Э. Калмыкову на проспекте имени А. Шогенцукова у входа в парк.
8 августа 2014 года.

*   *   *

Жаухар Аппаева, искусствовед: «Как знак духовной силы»

Жители столицы республики, наверное, помнят, как долго перед зданием театра имени Али Шогенцукова стоял памятный знак, возвещавший о том, что на этом месте будет сооружен памятник основоположнику кабардинской литературы.

В конце 80-х годов, в преддверии 90-летия Али Шогенцукова, руководство республики объявило конкурс на лучший памятник поэту, однако местные скульпторы не спешили браться за решение этой очень непростой задачи. Откликнулся на него лишь Михаил Тхакумашев, имевший к этому времени опыт сооружения памятника поэту в Баксане. Образ поэта ваятель успел воплотить и в нескольких станковых скульптурах.

Творческие поиски продолжались около двух лет. Михаил Хамидович создал несколько вариантов будущего памятника. За ходом работы внимательно следили члены бюро обкома КПСС. Комиссия по сооружению памятника, которую возглавил первый секретарь обкома КПСС Евгений Елисеев, несколько раз посетила мастерскую художника, чтобы выбрать наиболее удачную, с их точки зрения, модель памятника. Партийные работники одобрили вариант скульптуры, который позже был воплощен в материале и установлен перед Кабардинским театром.

— Не менее интересными, на мой взгляд, были и другие модели, — рассказывает скульптор, — но комиссия остановилась именно на этом варианте. Кстати, я ничего против этого не имел. Нужно было торопиться, чтобы успеть выполнить все работы до открытия памятника, которое приурочили к юбилею поэта.

Скульптуру быстро отформовали и отвезли в подмосковные Мытищи, чтобы отлить в бронзе. Она была представлена также и на суд художественного совета в Мытищах и получила высокую оценку.

Кстати, автор предполагал установить скульптуру в березовой рощице, рядом с Кабардинским театром, однако руководство республики распорядилось поставить ее перед театром. Естественно, часть выразительных качеств памятника из-за этого была утрачена. Тем не менее он и в таком виде представляет собой один из самых удачных образцов монументального искусства Кабардино-Балкарии.

Ваятель изобразил поэта сидящим на парковой скамейке со спокойно сложенными на груди руками и погруженным в раздумья. На его плечах — свободно накинутое пальто, своеобразно драпирующее фигуру. Ритмический строй складок, порождающий живописную игру теней — то легких, прозрачных, то густых и темных, — наполняют скульптуру живым чувством, не лишающим ее, однако, монументальности.

Скульптор избрал для себя лирико-поэтический строй решения, столь созвучный поэзии Али Шогенцукова. Прекрасно чувствуя материал — бронзу, автор сумел достичь эмоциональной выразительности формы и глубины раскрытия темы. Монументальные по характеру задачи он соединил с разработкой образа в психологическом плане.

Несмотря на то, что памятник установлен не так, как задумал первоначально скульптор, он активно взаимодействует со средой: с архитектурой Кабардинского театра, парковыми насаждениями и удачно замыкает перспективу улицы Головко.11

 
Памятник А. Шогенцукову возле здания Кабардинского
драматического театра. 31 августа 2011 года.

*   *   *

Жаухар Аппаева, искусствовед: «Бекмурза и Кязим»

Путь к двойному портрету основоположника кабардинской литературы Бекмурзы Пачева (скульптор Михаил Тхакумашев) и родоначальника балкарской словесности Кязима Мечиева (скульптор Хамзат Крымшамхалов) начинается от одного из боковых входов в Атажукинский сад. Образы поэтов сразу привлекают внимание отдыхающих в парке.

Изначально фоном для бюстов служила стена, выложенная в кавказском стиле. Казалось, будто два товарища, два мыслителя ведут долгую неспешную беседу на завалинке. Скульптуры с мягкими очертаниями контуров, окруженные светом и воздухом, как бы растворялись в окружающей природе, создавая с ней единое целое. Было создано некое микропространство, где царил дух творчества. Этот уголок поэтов тонко соотносился с деревьями, под сенью которых они нашли себе приют, с цветниками и аллеями, которые расходятся в разные стороны.

В небольших по размерам бюстах нет ничего официального, как это бывает в изображениях политических и общественных деятелей. В них превалирует камерное, человеческое начало, торжествует живая эмоциональность. Образы с безусловным портретным сходством сохраняют монументальные черты и в то же время отличаются глубоким психологизмом. Авторы концентрируют внимание на внутреннем состоянии героев, на душевных переживаниях поэтов.

Ваятели старались сохранить все живое и трепетное в облике мыслителей, стремились подчеркнуть их идентичность менталитету кабардинцев и балкарцев. Аксакалы запечатлены в момент философских размышлений о судьбе своего народа, о жизни конкретного человека.

Общеизвестные стихи обоих стихотворцев на мраморных досках дополняют скульптурные композиции и помогают раскрыть суть их гуманистической позиции.

«Пускай прославятся наши дети. И те, что будут, и те, что есть!» — мечтал Бекмурза Пачев. «Хорошее слово — противник насилья. Борцам помогает созреть», — был убежден Кязим Мечиев.

Мудрецы и старцы Бекмурза и Кязим прекрасно знали цену слова. Нам остается только признать, что и сегодня слова, сказанные ими столетие назад, столь же актуальны, как и в их эпоху.

Скульпторам удалось передать величие души поэтов и мыслителей. Глядя на портреты Б. Пачева и К. Мечиева, невольно задумаешься об их огромной роли в развитии национальных культур, об их непростых судьбах.

Недавняя реконструкция памятников несколько изменила впечатление от скульптурных образов. Очертания лиц поэтов стали более жесткими. Помещенные в ниши скульптуры перестали взаимодействовать со зрителями. Отчасти изолированы они и от природного окружения. Правда, в основном эстетические качества изваяний остались неизменны, но все же нельзя не отметить, что некоторые художественные достоинства памятников оказались утрачены.12

 
Памятник Б. Пачеву и К. Мечиеву в городском парке.
24 августа 2010 года.

*   *   *

Жаухар Аппаева, искусствовед: «В тиши природы»

Усадьба великой украинской писательницы Марко Вовчок, расположенная в одном из живописных уголков Долинска, находится под охраной государства не одно десятилетие.

Сам домик остается в прежнем виде, но за эти годы несколько раз сменили надгробия писательницы. Первоначально на могиле был установлен крест, замененный в 1954 году бюстом (скульптор С. Гриц-Гершанович, архитектор В. Михайлюк), отличающимся изяществом, легкостью, воздушностью.

Нынешняя же бронзовая статуя в полтора человеческих роста (скульптор В. Фещенко, архитектор Гаранин) характеризуется более массивными, укрупненными объемами, несколько нарушая тем самым сомасштабность скульптуры и строений. Все же памятник соответствует высокому художественному стандарту. Вместе с домом, деревьями он формирует мир писательницы, наполненный духовностью.

М. Вовчок изображена в привычной для себя среде, как будто и не покидала усадьбу. Выйдя в сад на прогулку, она остановилась, зачарованная рождающимися в ее душе поэтическими ассоциациями. Образу писательницы присущи женственность и неповторимое очарование.

Плавный, неторопливый ритм линий одежды, медлительные складки платья тонко передают состояние глубокого творческого раздумья, усиливая ощущение сосредоточенного покоя, в который погружена М. Вовчок, В. Фещенко фиксирует в ее позе и жесте, так сказать, «мимику» сложного духовного состояния.

Не ограничиваясь передачей только внешних, портретных черт М. Вовчок, автор стремился воссоздать общую атмосферу времени, которая выражается и в моде того времени, когда жила писательница, и в ее манере держаться, и в других деталях. Образ под резцом скульптора обрел естественность и как бы излучает духовность.

Важным средством выражения авторской мысли и чувств стала живописная, свободная манера лепки, как свидетельство «диалога» ваятеля с материалом. В зависимости от игры света и тени возникает новый оттенок мысли и чувства, душевного состояния его героини. Детальное изображение черт лица Вовчок смягчается легкой светотенью от искусной обработки материала. Точность деталей не отвлекает внимания зрителя от сокровенного мира женщины, писательницы, тонкого, глубоко чувствующего человека.

В памятнике умело соединены монументальность и психологизм. Многоплановость характеристики придает образу особую полноту и значительность, передает «вибрацию» души писательницы.13

 
Памятник М. Вочок возле дома-музея в Долинске.
18 августа 2007 года.

*   *   *

Жаухар Аппаева, искусствовед: «Певцу гор и камней»

У скульптора Михаила Тхакумашева богатая монументальная галерея «персональных» памятников. Среди них и статуя Кайсына Кулиева (архитектор Асланбек Каркаев) перед Дворцом профсоюзов в Нальчике.

Когда в 1992 году был объявлен конкурс на памятник выдающемуся поэту, Михаил Хамидович сразу включился в него и создал несколько вариантов скульптуры в полный рост: сидящим на камне (который всегда ассоциируется с творчеством поэта) и стоящим. По замыслу мастера резца бронзовое изваяние должно было быть соизмеримо по своим масштабам с человеком, и в то же время «держать» значительную по величине площадь перед Дворцом профсоюзов.

Работая над эскизами, ваятель очень серьезно подошел к проблеме размещения монумента в пространстве площади, а также к выбору материала, в котором осуществит модель, поскольку каждый из них диктует свою эстетику. Он собрал большой подготовительный материал: прежде всего собственные эскизы и наброски, которые сделал с поэта во время посещения Кайсыном его мастерской, а также фотографии.

М. Тхакумашев тщательно изучил особенности жестов, мимики, осанки Кайсына, чтобы создать документально значимое и в то же время высокохудожественное произведение. Не случайно он стал победителем этого конкурса.

Не всякий художник может претендовать на городское пространство, а вот М. Тхакумашев имеет на это право. Его скульптурно-архитектурная композиция придала новый смысл площади.

Надо отдать художнику должное, ему практически всегда удается создать образ согласно замыслу.

Одаренный от природы пластическим чувством и художественным вкусом, Михаил Тхакумашев умеет преодолеть сопротивление материала и достичь нужного эффекта.

Хранящиеся в его мастерской эскизы по вложенному в них смыслу довольно сильно отличаются друг от друга. Каждая из моделей памятника Кулиеву передает определенный оттенок душевного состояния стихотворца. Скульптура, которая обрела место на площади перед ДК профсоюзов, изображает поэта сидящим на естественном природном камне, которому в результате небольшой обработки придана нужная форма.

Фигура Кайсына дана в легком повороте. Его правая рука покоится на колене, левой он придерживает закинутый за плечо пиджак. Выразительный жест руки, столь характерный для Кайсына, вдохновенное лицо свидетельствуют об умении ваятеля найти убедительное художественное решение поставленной задачи. Он старается не измельчить детали, акцентируя внимание лишь на самом главном.

В монументе подчеркнуто лирическое начало, искусно воспроизведены поэтическая натура, высокий интеллект стихотворца и мыслителя, который предстает перед нами в момент внутреннего озарения. Душевный порыв как бы приподнимает его над повседневностью. Язык пластики лаконичен, объемы предельно обобщены. Образ поэта получился выразительным, психологически убедительным.14

 
Памятник К. Кулиеву на проспекте имени К. Кулиева.
27 декабря 2007 года.

*   *   *

Жаухар Аппаева, искусствовед: «Танцующая пластика»

Нарядный, праздничный облик столичного кинотеатра «Победа» (изначально он именовался «Зимним») в 1936 году дополнила замечательная скульптурная группа «Танцующая пара», принадлежащая резцу ваятеля Василенко.

Моделями для нее послужили блистательные танцовщики Кабардино-Балкарского ансамбля песни и пляски Жануся и Аслангери Аталиковы. Установленная на аттике кинотеатра монументально-декоративная композиция заметно усилила образное звучание архитектурного сооружения, сделала его более зрелищным.

Замысел зодчего передать часть образной и тематической нагрузки на фасадную пластику увенчался успехом. «Танцующая пара» уже издали привлекает к себе внимание, организуя вокруг себя все пространство улицы Кабардинской. Именно скульптурная группа в первую очередь попадает в поле зрения прохожих, она прекрасно «читается» с ближних и дальних расстояний и одинаково эффектно смотрится с любой точки зрения.

У нее большая зона эмоционального, эстетического воздействия на зрителя, поскольку скульптор Василенко умело использовал законы восприятия на всем протяжении маршрута, ведущего к кинотеатру.

Здание сильно пострадало в годы оккупации Нальчика. У практически полностью разрушенного бомбардировками кинотеатра чудесным образом сохранился фасад. Почти не пострадали и скульптуры. Восстановленный после войны кинотеатр переименован в «Победу». Отныне он не только ассоциировался с достижениями в построении социализма, но и с победой над фашизмом.

Здание заиграло новыми красками и на протяжении долгих десятилетий оставалось одним из самых известных архитектурных объектов столицы Кабардино-Балкарии, представляющих собой непреходящую культурную ценность. К сожалению, «Победе» вредит безликое окружение, слишком плотная застройка из малоинтересных зданий, которые мешают полноценному ее осмотру со всех сторон. В этом плане скульптуры оказались несколько в более выгодном положении, хотя тоже страдают от того, что их нельзя рассматривать со стороны боковых фасадов здания.

Танцующая искрометный танец пара передает общую атмосферу предвоенного времени, энтузиазм общества, полного надежд на лучшее будущее, наполнявшего души людей неизъяснимой радостью. Оттого от «танцоров» исходит мощная креативная энергия, оказывающая на людей позитивное воздействие. Изящны изгибы линий, передающие отточенные, как с точки зрения хореографии, так и искусства пластики, движения танцоров. Легкость, полетность танца, поэтичность, мелодичность скульптур одухотворяют здание.

Длинная, расширяющаяся книзу одежда персонажей монументализирует образы, утяжеляет их, делает устойчивыми, как бы подчеркивая стабильность жизни в стране и республике. В то же время широкие движения артистичных рук танцовщиков, как бы имитирующие воспарение к высотам, свидетельствуют о стремлении советских людей к большим успехам и достижениям. Скульптуры составляют единое целое с архитектурным сооружением и в то же время могут служить самостоятельными выставочными образцами пластики.

Нередко пластику сравнивают с музыкой, называя ее «поющей пластикой».

Правомерно, видимо, говорить и о «танцующей пластике», образцом которой является «Танцующая пара», вознесшаяся на кинотеатр «Победа».15

 
Скульптуры на фронтоне кинотеатра «Победа» до реставрации. 31 июля 2016 года.

*   *   *

Виктор Дулаев: «Вечный огонь, который не был зажжен»

В теплый залитый солнцем день я пришел в сквер возле зеленого рынка и присел на скамейку. В своем желании отдохнуть от городской суеты и вдохнуть еще хоть что-нибудь, кроме выхлопных газов, я оказался далеко не одинок.

В сквере практически не было свободных скамеек. Почти все они были заняты разночинной публикой. Тут были и хозяйки, возвращающиеся с рынка с покупками и присевшими перевести дух. И мамаши выгуливающие малышей. И шумная молодежь и, даже, какой-то пуделек, с задорным тявканьем резвящийся вокруг памятника нальчанам, павшим в Великой Отечественной войне.

Опять мы пришли к теме войны. Слишком многое в нашем городе напоминает о ней. Например, этот памятник нашим павшим согражданам.

Идея такого памятника возникла в начале 70-х годов. Был объявлен конкурс, но ни к какому единому мнению тогда не пришли и дело заглохло в повседневной суете и заботах. В 1974 году секретарь горкома партии А. С. Кумуков выступил инициатором возобновления работы над памятником.

Архитектор В. Х. Асанов разработал проект в виде стелы с барельефами, но отцы города хотели, чтобы монумент был с Вечным огнем и памятник трансформировался в арку с барельефами, внутри которой, по замыслу архитектора, должно было гореть пламя. Под руководством прораба Х. Хочуева строительство памятника началось.

Барельефы выполнил художник-монументалист Барасби Шанибов. Орден Отечественной войны, закрепленный под арочным сводом, символизировал событие, которому был посвящен памятник. Весной 1975 года основные работы, связанные с монументом, близились к своему завершению. Было изготовлено и установлено оборудование для Вечного огня. Оставалось только подвести к нему газ, но по каким-то мне неизвестным причинам это не было сделано. А тут еще подошла 30-я годовщина Великой Победы, и сдачу памятника приурочили к этой дате.

Потом навалились новые дела, новые заботы и до Вечного огня уже не дошли руки. Если заглянуть внутрь арки, можно увидеть сопло, из которого должно было вырываться пламя, бросая отблески света на внутреннюю сторону арки. Так и стоит памятник незаконченным уже 34 года. Остается только надеяться, что к следующему 9-му мая, когда исполниться 65 лет Великой Победы и 35 лет памятнику, нынешние городские власти сочтут возможным закончить его и зажечь в нем Вечный огонь. Тем самым город отдаст дань памяти своим гражданам, павшим в Великой Отечественной войне.

Стряхнув с себя грустные мысли, еще раз окидываю взглядом сквер. Хозяйки с сумками, отдыхавшие после похода на рынок, сменились другими такими же. Мамаши увели своих малышей домой укладывать на дневной отдых. Резвившийся вокруг памятника пудель тоже исчез. И только неугомонная молодежь, облепив скамейки, оживленно галдела.

На скамейке рядом со мной сидит ветеран и, положив руки на вертикально стоящую перед ним трость, задумчиво смотрит на освещенный солнцем памятник, на его нагретые солнечными лучами гранитные плиты, незыблемые, как память о павших. Какие мысли крутятся в его выбеленной годами голове? О чем он думает? Что вспоминает?

К сидевшей неподалеку от меня грустной девушке подошел молодой человек. При его приближении лицо девушки радостно засияло. Они обнялись, обменялись поцелуями и, взявшись за руки, пошли вместе в сторону проспекта Ленина. Беззаботная молодежь мирного времени. Они назначили свидание здесь, у памятника своим павшим согражданам, среди которых возможно были их родственники, грудью защитившие безмятежную юность своих потомков.16

 
Памятник жителям Нальчика, погибшим в годы Великой Отечественной войны
в сквере возле Национального музея КБР. 23 июня 2012 года.

*   *   *

Жаухар Аппаева, искусствовед: «С шашкой — на танки»

Новый конный монумент, посвященный памяти бойцов 115-й кавдивизии (скульптор М. Тхакумашев, архитектор В. Макаров), в 2005 году сменил прежнее одноименное произведение ваятеля Михаила Тхакумашева.

С тех пор существенно изменился старый контекст микрорайона «Стрелка»: в 2007 году здесь был сооружен мемориал «Арка дружбы» в честь 450-летия вхождения Кабардино-Балкарии в состав Российского государства. Как и бывший памятник, новая монументально-мемориальная скульптура воспринимается зрителем как олицетворение подвига, героизма кабардино-балкарских кавалеристов, с честью и достоинством сражавшихся в Сальских степях с врагом, намного превосходившим их по силе и мощи.

Автор монументально-мемориальной композиции запечатлел трагическую минуту в жизни безымянного бойца кавдивизии: всадник с обнаженной шашкой в руке бросается на фашистский танк. Драматизм ситуации в том, что он идет в атаку, прекрасно понимая, что обречен на гибель. Но выполняя воинский долг, жертвуя собой, герой помогает стране выиграть время для подготовки будущей победы.

М. Тхакумашев деликатно решает сложную и противоречивую тему гибели бойца, запечатлевая не сам момент смерти, а ее неминуемость. Взор бойца обращен не столько на врага, сколько в вечность.

Как всегда, у М. Тхакумашева традиционное понятие статики и движения, основанное на их строгом соотношении и борьбе. Композиции он придает диагональный, динамический характер. Всадник гонит коня так, что бронзовые полы его черкески развеваются, подчеркивая стремительность движения.

Вздыбившийся конь свидетельствует о моменте столкновения советского воина с противником. Лишь на миг застывает в своем движении герой, а потом...

Выразительна фигура крепко сидящего в седле всадника, пластика его рук. Он твердо держит шашку в правой руке и поводья — в левой. Автор прекрасно знает анатомию и повадки лошади, потому так выразителен у него и образ горячего коня.

Ваятель проявляет интерес и к бытовым деталям. Он в точности передал особенности обмундирования всадника. Черкеска, папаха — это не просто маркировка национальной идентичности. С помощью этих атрибутов скульптор решает и пластические задачи.

Удачно найдены автором соотношение размера скульптуры и постамента, их простые ясные линии и формы. Структурная взаимосвязь всех элементов помогает вписать монумент в художественную ткань столицы республики. Последним аккордом ансамбля становится лаконичная надпись: «115-й Кавалерийской дивизии от благодарной Кабардино-Балкарии».17

 
Памятник воинам 115 кавдивизии на Стрелке. 31 июля 2007 года.

*   *   *

Жаухар Аппаева, искусствовед: «Символы, наделенные смыслом»

По инициативе медицинских работников нальчикской городской клинической больницы №1, заинтересованных в увековечении памяти их коллег, погибших в годы Великой Отечественной годы, а также врачей — мирных жертв, расстрелянных прямо на территории больницы, здесь возник мемориальный ансамбль (к сожалению, имя автора неизвестно).

Средства на памятник собраны сотрудниками медучреждения. Это пример того, как наши современники умеют сохранять память о людях, пожертвовавших своей жизнью во имя победы над фашизмом.

Основой памятника служит низкий цилиндрический постамент, на котором установлена стела с медицинской эмблемой — змеей, обвившей чашу. Стелу рассекают черные, с траурными интонациями горизонтальные полосы со словами «Вечная слава медицинским работникам, погибшим в Великой Отечественной войне. 1941–1945».

Слева в плиту как бы впивается стальное кольцо, уравновешивая композицию и усиливая скорбное чувство, вызываемое памятником. Все архитектурные элементы облицованы серыми с абстрактным рисунком мраморными плитками. Тумбы, равномерно установленные по периметру площадки, соединены между собой металлическими штангами и создают микропространство комплекса.

Зелень, в которой буквально утопает территория больницы, специально высаженный вокруг памятника декоративный кустарник удачно дополняют композицию, создавая у зрителя умиротворенное состояние души.

Много внимания автор уделил пространственному и ритмическому построению комплекса, чтобы раскрыть идейно-образную нагрузку ансамбля. Произведение отличают конструктивная логика и строгая выверенность соотношения объемов. Выразительность мемории основывается на логических, архитектурно-аналитических качествах.

С помощью простых стереометрических элементов автор создает собственные символы, наделенные смыслом, так сказать, не лежащим на поверхности. Образ воспринимается через форму, порождая множество ассоциаций и привнося в ансамбль интонации реквиема. Благодаря нейтральному серому колориту каждого из элементов памятника комплекс деликатно вписывается в территорию городской больницы, не слишком бросаясь в глаза, но и особо не камуфлируясь.

Архитектурная композиция рождает своеобразное ощущение этого места, заставляя как сотрудников и пациентов больницы, так и посещающих это учреждение людей ощутить чувство благодарности к погибшим, чья смерть помогла сохранить тысячи других жизней.18

 
Памятник медицинским работникам на территории горбольницы №1. 11 августа 2008 года.

*   *   *

Жаухар Аппаева, искусствовед: «Символ прошедшей войны»

В одном из скверов КБГУ в 1957 году был установлен памятник студентам, преподавателям и сотрудникам тогда еще Кабардино-Балкарского пединститута, погибшим в годы Великой Отечественной войны, (авторы — Ф. Яббаров, Л. Карданов, М. Орквасов, М. Ахматов).

В центре ансамбля — вертикально стоящий факел с насаженными на него простыми геометрическими формами — тремя кольцами, сдвинутыми относительно оси. Устойчивость конструкции обеспечивают точно рассчитанные расстояния между кольцами.

Горящий факел — главный элемент архитектурной композиции — продолжает «светить», даже пройдя через кольца, ассоциирующиеся с кругами ада — символом прошедшей войны. Он символизирует жизнь, сохраненную для будущих поколений ценой гибели огромного числа защитников Отечества.

Центральная часть комплекса искусно связана тематически и композиционно с несколькими отдельно стоящими архитектурными элементами. На трех раскрытых книгах запечатлены имена погибших. Архитектурный элемент с надписью «Памяти павших будем достойны» составляет с другими стелами целостную и законченную композицию.

Все части ансамбля расположены таким образом, что очерчивают небольшое прямоугольное пространство, посыпанное розоватым гравием. Цвет гравия рифмуется с красным цветом «горящего» факела и с красными горизонтальными полосами, разрезающими кольца на три части. Цветовое решение — контрастное сопоставление красного и белого — тщательно продумано и увеличивает выразительность памятника.

С помощью комбинации простых геометрических фигур авторы создают собственные знаки художественного языка. Архитектурная композиция из различных изобразительных и неизобразительных элементов приобретает глубокий символический смысл и образность. Смысл произведения не лежит на поверхности, а достигается через форму ассоциативно, заставляя зрителя мыслить, искать свое толкование увиденного.

Памятник берет на себя значительную эстетическую нагрузку, выступая в роли художественного акцента на значительной по размерам территории. Он создает общую торжественно-траурную обстановку и благодаря строгой артикуляции фигур геометрического кода читается легко и ясно, оказывая на зрителей сильное эмоциональное воздействие.19

 
Памятник студентам, преподавателям и сотрудникам на территории КБГУ.
2 сентября 2011 года.

*   *   *

Жаухар Аппаева, искусствовед: «Скорбящая мать»

Творческая биография скульптора-монументалиста заслуженного художника РСФСР, народного художника Кабардино-Балкарии, лауреата Государственной премии КБР Михаила Тхакумашева складывалась вполне удачно. Не только в республике, но и далеко за ее пределами он хорошо известен своими многочисленными, талантливо выполненными произведениями.

Одна из тем, которые его особенно волнуют, тема Великой Отечественной войны, к которой он всегда относился очень трепетно. Но не всегда статусному ваятелю удается реализовать свои проекты в полном объеме, поскольку художник-монументалист отнюдь не единолично завершает работу над ними.

Когда скульптура переходит в завершающую стадию, т. е. выходит из мастерской ваятеля на «вольный воздух», автору помогают мастера-формовщики. От их добросовестности и профессионализма зависит дальнейшая судьба детища художника. Если они не справляются с поставленными перед ними задачами, не выполняют свою работу как следует, то появляется произведение, далекое от первоначального замысла автора.

Такое произошло с мемориалом «Скорбящая мать» (скульптор Михаил Тхакумашев, архитектурная часть выполнена художником Геннадием Чудягиным), установленным на территории нальчикской средней школы №12. Удачно выполненная ваятелем гипсовая модель памятника формовщиками была недобросовестно переведена в твердый материал — мраморную крошку, что исказило замысел скульптора.

Образ женщины получился несколько огрубленным, сниженным. А случилось так потому, что в это время М. Тхакумашев был в командировке и не мог проконтролировать работу формовщиков. А вернувшись, он уже не мог ничего изменить. Увы, особенность монументального искусства в том, что в отличие от станкового искусства исправить в произведении ничего невозможно.

Конечно, обычный зритель вряд ли заметит недостатки памятника. Они видны лишь профессионалам, прежде всего автору. Не удивительно, что несмотря на то, что с тех пор прошло почти два десятилетия, при одном упоминании об этом памятнике у М. Тхакумашева сразу портится настроение.

Когда смотришь на модель памятника, которая хранится в мастерской Михаила Хамидовича, то видишь, сколь точно в ней переданы боль и страдание женщины-матери, потерявшей на войне своих сыновей. В монументе же эти черты оказались несколько размытыми, не столь выразительными.

Памятник установлен в специально разбитом на территории школы сквере и органично вписался в контекст микрорайона Вольный аул. Фоном для скульптуры служат два архитектурных элемента в виде треугольников, которые как бы раздвигаясь открывают вид на стелу, дополненную вычеканенными в металле орденом Победы и орденской лентой.

Слева приведен мартиролог имен погибших, а справа сделана надпись «Вечная слава героям, павшим в боях за свободу и независимость нашей Родины. 1941–1945 гг.». Две высокие голубые ели, фланкирующие скульптуру с обеих сторон, вторят абрису архитектурных элементов. Вокруг площадки, покрытой декоративной плиткой, разбиты цветники. Невысокая металлическая решетка четко определяет границы комплекса, создавая сакральное пространство памятника. В общем, что касается архитектурной части, выполнена она безупречно.

Нельзя не отметить заслуги и других людей, благодаря усилиям которых родился на свет этот мемориальный комплекс. Началось все с того, что учащиеся и педагоги СШ №12 скрупулезно собрали материал о советских солдатах, которые погибли в боях за Вольный аул, установили имена погибших непосредственно во дворе школы. Сейчас они выбиты на мемориальной доске памятника.

Идея установить монумент на могиле погибших воинов была поддержана директором совхоза «Нальчикский» Черкесом Мовсисяном, который и выделил средства на него. Так в 1984 году во дворе школы №12 возник скульптурно-архитектурный ансамбль «Скорбящая мать» как неизбывная память о тех, кто отдал жизнь, защищая Отчизну.20

 
Памятник героям-партизанам на могиле погибших воинов в школе №12 в Вольном ауле.
9 января 2008 года.

*   *   *

Жаухар Аппаева, искусствовед: «Памятник в школе №19»

В годы расцвета монументального искусства Кабардино-Балкарии в 60–80-х годах многие общественные здания украсили произведения местных художников-монументалистов. В 1980 году у главного входа в нальчикскую среднюю школу №19 был установлен бюст Героя Советского Союза легендарного летчика Алима Байсултанова, погибшего в 1943 году при обороне Ленинграда (ваятель Хамзат Крымшамхалов).

Элементами скульптурно-архитектурной композиции также стали небольшой, сдержанный по форме рустованный пьедестал памятника, стена с рельефным абстрактным панно, которая как бы раздвинулась посередине, образуя вход в школу. На козырьке здания установлен истребитель времен Великой Отечественной войны, подобный тому, на котором вел воздушные бои с немецкими асами Алим Байсултанов.

Кстати, это не макет самолета, как думают многие, а самый что ни на есть натуральный самолет, подаренный школе №19 Ессентукским аэроклубом. В Нальчик он прибыл собственным ходом и с помощью подъемного кра на поднят на козырек здания. Истребитель украшают красные звезды по числу сбитых советским летчиком фашистских самолетов.

Завершает ансамбль мемориальная доска с высеченными на ней словами: «В честь 35-летия Победы в Великой Отечественной войне сооружен бюст Героя Советского Союза Байсултанова Алима Юсуфовича (1919–1943) на средства, заработанные пионерами и комсомольцами средней школы №19. Автор бюста — заслуженный художник РСФСР Крымшамхалов Х. Б.».

Сильно выступающий перед зданием козырек покоится на четырех пилонах. Эта конструкция ограждает небольшое пространство с удачно вписанным в него бюстом героя войны. Весь комплекс служит визуальным символом, утверждающим победу добра над вселенским злом — фашизмом.

Портретируя своего героя, Хамзат Крымшамхалов создает героический, несколько идеализированный образ Алима Байсултанова. Тщательная моделировка делает выразительной каждую черточку его лица, а строгость форм привносит в произведение мужественные нотки. Чтобы достичь в композиции нужного эффекта, автор умело использует фактурные особенности поверхности стены, цветовую характеристику самолета.

Памятник, несущий в себе высокое гражданское содержание, выполнен в классических традициях, в торжественно-парадном стиле. И это не случайно, ведь жизнь и смерть Героя Советского Союза Алима Байсултанова стали вечным примером стойкости и мужества защитника Отечества. Эти качества его характера в полной мере нашли отражение в портретном образе, и потому памятник оказывает сильное воздействие на зрителя. Строго учитывая законы восприятия человеком произведений монументального искусства, автор мастерски справился с поставленной задачей.

Жители столицы республики давно привыкли к унылому аскетизму наших унифицированных общественных зданий. А ярко окрашенный самолет сразу фокусирует на нем внимание детей и неразрывно связывает его с образом героя войны. Школа расположена, так сказать, на задворках столицы республики, в довольно безликом месте. Но удачно замыкающий ничем не примечательную улочку скульптурно-архитектурный комплекс делает уникальным облик типового здания и способен в определенной мере удовлетворить эстетические запросы жителей этого микрорайона.21

 
Памятник А. Байсултанову в школе №19.
13 августа 2007 года.

*   *   *

Жаухар Аппаева, искусствовед: «Операция на памятнике»

Самый большой скандал в истории искусства Кабадино-Балкарии случился во второй половине 60-х годов во время сооружения памятника, посвященного 50-летию ВЛКСМ, именуемого в народе «Фантомас» (в это время в стране с триумфом демонстрировался сериал «Фантомас», главный герой которого вызывал у жителей какие-то ассоциации с монументом).

«Во второй половине 60–70-х, — вспоминает архитектор Мухарби Каркаев, — в Кабардино-Балкарии было полное господство искусства соцреализма. А сооружение памятника комсомолу — первый опыт создания мемориального комплекса с попыткой синтеза архитектуры, монументальной живописи и скульптуры. Мы первыми на юге России вышли из «подвалов», чтобы создать комплекс, идея которого шла от мемориального ансамбля Йокубониса в Саласпилсе».

Авторский коллектив — скульптор Гид Бжеумыхов, художник-монументалист Виктор Абаев, архитекторы Мухарби Каркаев и Роинди Гокадзе — встретил сильное сопротивление со стороны коллег и особенно властей и части общественности. Нальчикский горком комсомола предлагал снести объект, уже находившийся в процессе сооружения, бульдозерами и подъемными кранами (кстати, задолго до так называемой «Бульдозерной» выставки, которая проходила в Москве в 1974).

В адрес советских и партийных органов полетели десятки писем с требованием убрать монумент. Трудящихся особенно возмущала часть тела, подчеркивавшая половую принадлежность статуи.

Для разрешения спора между создателями ансамбля и жителями столицы республики в Нальчик была приглашена группа профессионалов из постоянно действующей комиссии по монументальному искусству и архитектуре при правительстве СССР. Ее возглавил народный художник СССР В. Цигаль, автор известного памятника генералу Карбышеву.

Признанные специалисты оставили Кабардино-Балкарскому обкому КПСС положительное заключение, подчеркнув, что авторы этого объекта закладывают мощную базу для дальнейшего позитивного развития монументального искусства республики. Как компромиссный вариант решено было провести над памятником небольшую операцию. По словам Роинди Гокадзе, раздражавшая всех часть тела была аккуратно удалена автогеном. Хотя и была представлена очень деликатно.

Страсти поутихли. Ушли из жизни несколько авторов монумента. А памятник стоит — как напоминание о том, как трудно было привносить в эстетику нашей столицы новые идеи.22

 
Памятник героям-комсомольцам в Ореховой роще. 12 августа 2005 года.

*   *   *

Жаухар Аппаева, искусствовед: «Без ложной героизации»

Еще до открытия «Памятника афганцам» (скульптор Станислав Катони, архитектор Владимир Бублик) в Ореховой роще была заложена аллея, посвященная памяти уроженцев Кабардино-Балкарии, погибших в Афганистане.

По желанию воинов-интернационалистов при поддержке Правительства КБР и столичных властей в 2005 году здесь установили мемориал, хотя, несомненно, для него можно было найти и более подходящее место. Произведение создало новую ситуацию в пространстве городского парка, к которой горожане привыкли не сразу.

Монумент расположен несколько в стороне от центральной аллеи и имеет собственную зону эмоционального воздействия. В. Бубликом и С. Катони учтены особенности природного окружения, естественного — днем и искусственного — ночью освещения и рефлексов от зеленых насаждений. В общем, авторы проекта стремились использовать возможности отведенного участка максимально.

В скульптурно-архитектурной композиции нашли отражение реалии войны в Афганистане. Ваятель правдиво и достоверно запечатлел обыденную для того времени сцену гибели советского солдата. Это даже не частный эпизод войны, а ее повседневность, обыденность, полная драматизма. Это будни наших воинов-интернационалистов, которые находились в окружении беспощадных врагов.

Поиск образности привел автора к композиции, в которой нет ложной героизации образов. Найдено оптимальное соотношение между прошлым и сегодняшним осмыслением этого исторического периода в жизни страны. Выразительность скульптуры основана на ее чувственно-созерцательных качествах. В ней преобладает камерное, человеческое начало. Трагизм события, переживания главного героя, теряющего близкого ему человека, воплощены автором эмоционально сдержанно.

«Афганец» бережно держит на руках умирающего товарища, но даже его сильные, надежные руки не способны сохранить жизнь другу. Медленно соскальзывающее безжизненное тело, по мысли скульптора, символизирует хрупкость, незащищенность человеческой жизни. Автор концентрирует внимание на внутреннем состоянии своего героя.

Покоряют глубина и полнота психологической характеристики воина. Выразительна каждая черточка лица «афганца», на котором запечатлены чувства горечи и затаенной печали. Замедленные движения его рук, внешнее спокойствие, свидетельствующее о его внутренней собранности, сильной воле, вносят в произведение мужественные ноты.

Композиция построена на достаточно подробной пластической проработке фигур, несмотря на то, что скульптура выполнена в столь непластичном материале, как бетон. Много внимания С. Катони уделяет также пространственному и ритмическому построению группы, добиваясь повышенной выразительности образа.23

 
Памятник воинам-афганцам в Ореховой роще.
13 августа 2007 года.

*   *   *

Жаухар Аппаева, искусствовед: «На переломе эпох»

Памятник первому Президенту КБР Валерию Мухамедовичу Кокову, имя которого уже вписано в отечественную историю, воздвигли по инициативе и при поддержке его преемника на этом посту Арсена Башировича Канокова вскоре после того, как он ушел из жизни.

Монумент нашел постоянное место пребывания на главной аллее Кабардино-Балкарской государственной сельскохозяйственной академии, носящей ныне имя В. М. Кокова. Образ первого Президента КБР с аурой историчности стал центральным звеном в архитектурно-художественной организации территории академии. Памятник установлен строго по оси, ведущей к зданию вуза, и служит композиционной доминантой всего скульптурно-природного ансамбля. Он активно преобразовал сложившийся задолго до этого культурный ландшафт столицы республики.

Скульптор Хамид Савкуев изваял выдающегося политика сидящим на валуне с накинутой на плечи буркой. Надо отметить, что, изображая своего героя в бурке, ваятель вовсе не стремился эксплуатировать национальную идентичность своего героя. Эта деталь композиции несет большую смысловую нагрузку, способствует решению чисто художественных задач.

Не просто быть президентом на переломе эпох. Напряженная атмосфера, которая как бы окутывает фигуру В. Кокова, помогает ощутить противоречивую, неоднозначную политическую ситуацию, в которой Валерию Мухамедовичу довелось руководить республикой. Этот факт нашел отражение в произведении, созданном Х. Савкуевым, который в пластических формах и объемах тонко использовал соотношение и борьбу статики и динамики.

Монумент обладает мощной энергетикой. Художественный образ слагается из совокупности смыслов произведения, которые зритель способен постичь из разных точек обзора скульптуры. Автор сумел соединить в одном произведении разнообразные оттенки чувств, мыслей человека, отягощенного властью и одновременно ответственного перед людьми.

При фронтальном обзоре скульптуры перед зрителем вырисовывается образ крупного политического деятеля, чей острый, прозорливый взор устремлен в будущее, а непреклонная воля, сила духа, мужество позволяют вести республику вперед, несмотря на сопротивление, оказываемое ему политическими противниками.

Образ В. Кокова, заместителя Председателя Совета Федерации, Президента КБР пронизан мощным внутренним движением. Динамика ритма складок откинутой порывом ветра бурки как бы увеличивает силу сопротивления героя Хамида Савкуева. Лицо, поза В. Кокова создают впечатление внутренней силы и убежденности политика. Если смотреть на монумент справа, то видно, что массив бурки, который почти полностью закрывает фигуру Кокова, как бы заслоняет его от натиска негативных обстоятельств и помогает ему справляться с ними.

Художнику Х. Савкуеву удалось отразить в скульптуре такие качества В. Кокова, как мудрость, сильная воля, решительность, столь необходимые политику. Памятник обладает мощной художественной аурой, которая держит вокруг себя большое пространство. У ваятеля особые приемы формообразования. Пластическое видение автора помогает найти именно те формы, которые позволяют ему решать поставленные перед собой задачи.

Обладая высоким мастерством, Х. Савкуев сумел искусно, совершенно свободно воплотить свой творческий замысел, достичь максимальной выразительности в образе В. Кокова. Потому работа оказывает на зрителя сильное воздействие и ясностью концепции, и точностью авторского высказывания.24

 
Памятник В. М. Кокову на территории Сельхозакадемии.
4 января 2008 года.

*   *   *

Лариса Раннаи: «Древо жизни» для будущих поколений»

Понятно, что ни одно произведение искусства не нуждается в детальных разъяснениях. Оно или сразу принимается, пусть даже только эмоционально, или же нет. Памятник, посвященный адыгам — жертвам Кавказской войны, с первых же дней своего установления был встречен горожанами неоднозначно.

Одним нравится безоговорочно, причем высокую оценку ему дали такие признанные мастера, как Михаил Шемякин, Руслан Цримов. Другим как-то все равно: ну, поставили, да и пусть стоит. У третьих он вызывает ассоциации с рыбьим скелетом, но никак не древом жизни. Конечно, каждый имеет право на свое мнение.

И все же интересно, что думает об этом сам автор — скульптор Арсен Гучапшев:

— Вся проблема в том, что многие ожидали увидеть что-то привычное, шаблонное. Когда я устанавливал этот памятник, проходившая мимо девушка спросила: А где женщина с мертвым ребенком, воины? То есть, по ее мнению, памятник должен был носить повествовательный характер. Но скульптура сама по своей сути исключает повествование, и ее предназначение — знак, напоминание, чтобы человек задумался над тем, чему она посвящена. В принципе, это задача любого произведения искусства.

Когда я работаю, не думаю о том, кто и как воспримет мой труд. Во всяком случае, всегда все делаю честно, так как это понимаю я, разумеется, считаясь с законами скульптуры и выражая мысль языком объемов и форм. Нальчик заполнен однотипными памятниками, каких полно в любом другом городе. Что мы делаем? Это ведь все равно что продолжать строить «хрущевки»!

Теперь, что касается самого памятника адыгам — жертвам Кавказской войны. Стилизованное древо жизни — древнейший символ адыгов. Почему семь ветвей? Во-первых, семь — счастливое число. Во-вторых, мы уже забываем о том, что надо знать свою генеалогию до седьмого колена. Это необходимо для того, чтобы избежать кровосмешения, чтобы дети рождались здоровые и красивые, а не для того, чтобы кичиться происхождением.

Ветви, они как люди, а вот седьмая, самая верхняя веточка напоминает почку, которая вот-вот распустится — это новое поколение. Все это в динамике, с устремлением вверх, определенной энергетикой, если хотите. Война — большая трагедия. За сто сорок лет (к этой дате в Кавказской войне был поставлен памятник) мы должны были это осознать. Что и произошло. Этим знаком поставлена позитивная точка: хватит плакать и жаловаться, надо жить.

Люди находятся в плену шаблонов. Не только в скульптуре или искусстве вообще. От этого и проблемы у нас. Причем большие проблемы, потому что мы перестали думать.

Вот мне говорят, мол, почему ты не можешь сделать работу, понятную большинству людей? А почему я должен на них ориентироваться, а не на мое понимание события? К тому же есть люди, которым это понятно и близко.

Что бы ни говорили, моей работе от этого не лучше и не хуже — она стоит и, полагаю, предназначена для будущих поколений. Нельзя нормально жить и развиваться, воспринимая как нечто враждебное все, что не укладывается в привычные представления о чем бы то ни было.

Нужно быть терпимым — это признак цивилизованного человека. Зачем спешить со скоропалительными выводами? Адыги всегда говорили: подумай, прежде чем сказать, осмотрись, прежде чем сесть. Добавить к этому мне нечего.25

 
Памятник «Древо жизни на колесе истории» в сквере Свободы. 6 января 2008 года.

*   *   *

Арсен Булатов: «Нальчикский глобус»

Когда в Париже построили Эйфелеву башню, возмущению французов не было предела. Они считали, что уродливое сооружение портит вид французской столицы. Прошло определенное время, споры вокруг «стального монстра» утихли, и теперь Эйфелева башня стала символом Парижа.

Телевизионная вышка в Нальчике чем-то напоминает парижскую. Особенно она хороша ночью, когда подсветка делает из нее феерическое сооружение, венчающее проспект Ленина. Но телевышка вряд ли станет символом Нальчика.

Та же «Бочка», к примеру, которую один раз сожгла не в меру горячая молодежь, имеет гораздо больше шансов остаться в памяти потомков, как особенность столицы КБР. Тем более что на всей бывшей территории СНГ их (бочек) всего несколько. Но Бочка Бочкой. Она, в конце концов, просто, хоть и оригинальное, но только кафе.

А что из памятников может характеризовать эпоху, в которой мы живем?

Особняком стоит Мария Темрюковна, которую за полгода до юбилея ее вхождения в состав России запаковали в целлофановую чадру и ничего с нею не делают. Она, как и ее супруг Иван, жившая в средние века, — неотъемлемая часть городского пейзажа. И ее, как возведенную православной церковью в ранг святой, не касался и уже, наверное, не коснется никакой ветер перемен.

В России начала девяностых такой ветер согнал с постаментов множество персонажей нашей истории. В Москве под натиском толпы и тяжелой техники пали вожди Октябрьской революции. И даже «железный Феликс» покинул Лубянскую площадь с петлей на шее.

Не обошел (пусть и обоснованный восстановлением исторической справедливости) вандализм и Нальчик. С привычного места в начале 90-х на «конспиративную» квартиру увезли Владимира Ильича Ленина. Говорят, несколько лет он провел в лежачем состоянии на задворках школы милиции.

Приезжие не понимали, почему постамент с надписью «Ленин» есть, а его хозяина нет. На что не лишенные юмора нальчане отвечали, что господин Ульянов поехал в Германию за траншем для очередной революции. Вакантный постамент нужно было срочно кем-то «забивать».

Была идея поставить на него даже памятник Жабаги Казаноко, кабардинского мудреца и просветителя, но почему-то этого делать не стали. В итоге творческих конкурсов и градостроительных советов на площади Согласия, как ее назвали по случаю отмены гражданской войны, появился земной шар, о котором не говорили и не писали только самые нерасторопные журналисты и несознательные граждане.

Наиболее любознательные обнаружили, что на шарике нет даже каких-то материков, как будто собирались по нему путешествовать. Постепенно к шару привыкли и даже стали называть его «Нальчикский глобус», хотя географию по нему никто не изучает.

 
«Нальчикский глобус» на постаменте памятника В. И. Ленину
на площади Согласия. Январь 2003 года.
 
Мемориальная плита на площади Согласия с декларацией
намерений переименовать проспект имени В. И. Ленина
в проспект имени Жабаги Казаноко, датированная
28.03.1992. 4 августа 2016 года.

Между тем, рост самосознания кабардино-балкарских коммунистов снова начал расти. И их многочисленные просьбы и ходатайства о возвращении из затянувшейся командировки Владимира Ильича были услышаны. Ленин вернулся, но на этот раз уже в тыл к своему же постаменту. Теперь он стоит ближе к парку. А общий архитектурный ансамбль шар + Ленин в народе назвали «Ленин в боулинг-клубе», или «Ленин бьет пенальти».

С вождем мирового пролетариата вроде бы все ясно. Он вернулся и пусть не на прежнее место, но бывший постамент находится в зоне его видимости. Постепенно наступила эпоха новых памятников, которые несмотря на серьезную историческую миссию столицу КБР не всегда украшают.

После окончания грузино-абхазского военного конфликта, унесшего жизнь более шестидесяти добровольцев из Кабардино-Балкарии, на площади, получившей название республики, фактически одержавшей победу, возник памятник добровольцам, сложившим голову за независимость РА. По утверждению историков, это событие уникальное, поскольку памятников добровольцам больше нет нигде в мире, и Грузия в свое время написала даже ноту протеста в ООН по этому поводу.

Впрочем, памятник уникален тоже. Сама тема настолько щепетильная, что, по-моему, все боятся или стесняются ругать это сооружение. Я, конечно, не большой знаток скульптурных форм, но особых положительных эмоций у этого памятника не испытываю.

Для аналогии памятник афганцам в Ореховой роще вызывает у меня, да и не только, мурашки по спине от правдоподобности, чего не скажешь о «Фантомасе», которым пугают детей и который уже новое поколение переименовало в «Терминатора» и «Робокопа».

Любой символ, посвященный реальным историческим событиям, на мой взгляд, тоже должен быть реален, чтобы не было возможности его интерпретации. Памятник абхазским добровольцам в народе, конечно, приняли, но с некоторой иронией, которую, повторюсь, в силу серьезности момента пытаются скрыть. Что не мешает, однако, давать ему различные и не всегда безобидные прозвища.

А чтобы объяснить суть монументального сооружения «Древо жизни», олицетворяющего адыгский народ, победивший смерть, надо прочитать краткий исторический курс. Когда я начал тулить приехавшему из Питера другу про колесо арбы, его спицы и само древо, он задумчиво произнес: «Мудрено, хотя и цветной металл».

Иногда в сезон дождей наше дерево даже цветет от патины, но, увы, символом, объединяющим народ, ему не стать, а поэтому и называют его «ребра», «туша» и т. д.

Немало «ласковых» откликов от нальчан и гостей нашей столицы звучит и в адрес «Всадника» в районе Стрелки, который настолько лубочен, что святости своего предназначения тоже не оправдывает.

Есть такая байка. Маляра, у которого всегда получалось хорошее сочетание красок, спросили: «Как вы подбираете колер?» На что он ответил: «Сливаю в ведро краски, затем начинаю их размешивать голой рукой. Если по спине поползли мурашки, значит, колер подобран хороший».

Наверное, нашим малярам от архитектуры стоит подумать, что они не фасады красят. И их творения будут стоять долгие годы, а возможно, и века, больше вызывая недоумение, чем восхищение.26


___________________________________________

1. Белых Н. Елканов А. Обелиски, как души, рвутся из земли. Газета Кабардино-Балкарская правда. 10.05.2011.

2. Выставлено на аукционе meshok.

3. Нальчик. Набор открыток. Турист. Москва. 1977.

4. Выставлено на аукционе meshok.

5. Тибиров Т. От Ильича к постмодернизму. Газета Кабардино-Балкарская правда. 06.08.2009.

6. Опубликовано на сайте Клуба Филокартист.

7. Аппаева Ж. Вернувшийся вождь. Газета Кабардино-Балкарская правда. 22.04.2013.

8. По Кабардино-Балкарии. Комплект открыток. Москва. 1986.

9. Аппаева Ж. С дистанции времени. Газета Кабардино-Балкарская правда. 03.10.2011.

10. Аппаева Ж. Памятник революционеру. Газета Кабардино-Балкарская правда. 25.07.2011.

11. Аппаева Ж. Как знак духовной силы. Газета Кабардино-Балкарская правда. 19.09.2011.

12. Аппаева Ж. Бекмурза и Кязим. Газета Кабардино-Балкарская правда. 17.10.2011.

13. Аппаева Ж. В тиши природы. Газета Кабардино-Балкарская правда. 12.12.2011.

14. Аппаева Ж. Певцу гор и камней. Газета Кабардино-Балкарская правда. 04.07.2011.

15. Аппаева Ж.  Танцующая пластика. Газета Кабардино-Балкарская правда. 02.09.2011.

16. Дулаев В. Вечный огонь, который не был зажжен. Газета Нальчик-Экспресс. №20. 19.05. 2009.

17. Аппаева Ж. С шашкой — на танки.  Газета Кабардино-Балкарская правда. 22.6.2011.

18. Аппаева Ж. Символы, наделенные смыслом. Газета Кабардино-Балкарская правда. 05.12.2011.

19. Аппаева Ж. Символ прошедшей войны. Газета Кабардино-Балкарская правда. 12.09.2011.

20. Аппаева Ж. Скорбящая мать. Газета Кабардино-Балкарская правда. 21.11.2011.

21. Аппаева Ж. Памятник в школе №19. Газета Кабардино-Балкарская правда. 28.11.2011.

22. Аппаева Ж. Операция на памятнике. Газета Юга. №32. 12.08.2010.

23. Аппаева Ж. Без ложной героизации. Газета Кабардино-Балкарская правда. 29.08.2011.

24. Аппаева Ж. На переломе эпох. Газета Кабардино-Балкарская правда. 11.07.2011.

25. Раннаи Л. Древо жизни для будущих поколений. Газета Кабардино-Балкарская правда. 21.05.2007.

26. Булатов А. Нальчикский глобус. Газета Кабардино-Балкарская правда. 19.04 2007.

предыдущая | оглавление | следующая

© 2000–2017 ys & inn «Нальчик 2000. Фотогалерея. История. Справка». Сайт не является СМИ. Ограничения по возрасту: 12+.
Запрещается использование материалов сайта без разрешения авторов. Для получения информации по всем интересующим вас вопросам используйте адрес электронной почты ysign@ya.ru.

Горными тропами Кабардино-Балкарии/a></td>
			</tr>
		<tr>
			<td align=
Нальчик. История, фотографии, афиша, веб-камеры, карта города Нальчик Официальный сайт Кабардино-Балкарской правды Портал Средства массовой информации КБР Новости КБР и Нальчика сегодня онлайн Сухомейло Я. В. |  портфолио