Г Л А В Н А Я            Ф О Т О Г А Л Е Р Е Я            И С Т О Р И Я            С П Р А В К А            Б И Б Л И О Т Е К А
— История Нальчика: от крепости к столице и курорту —
предыдущая | оглавление | следующая
Глава 5. Город воинской славы

В оккупированном городе

«Огромный немец шел по улице и от большой конфеты отламывал нам, мальчишкам, бежавшим за ним. Он зашел в нашу квартиру и сказал: «Матка! Сюда! Так, вы будете жить тут, а в этой комнате будут жить солдаты».

Они не были назойливыми. Показывали нам фотографии своих детишек, жен, говорили, что эта война никому не нужна и они вряд ли уже вернутся домой...

Зимой солдаты каждый вечер приносили нам дров: «Матка, топи хорошо, пусть, когда мы вернемся, будет тепло», — вспоминает Е. Цимбал.1

В городе, помимо немецких, были расквартированы румынские части, а также армянская и грузинская роты батальона «Бергманн», созданного из представителей народов Кавказа. В городе размещался штаб батальона и его командующий обер-лейтенант абвера Теодор Оберлендер.

Командиром батальона (с осени 1941 до июня 1943) был назначен профессор Кенигсбергского университета, замначальника отдела «Абвер-2» при штабе группы армий «Юг», кадровый офицер абвера обер-лейтенант Теодор Оберлендер. Назначение этого батальона было ясно сформулировано в речи Оберлендера перед солдатами: «Бергманн» откроет ворота Кавказа и будет проводить саботаж и диверсии».

Германский кадровый персонал, в отличие от полевых батальонов «восточных» легионов, составлял не менее 300 отборных офицеров, унтер-офицеров и солдат — в основном, опытных бойцов из полка специального назначения абвера «Бранденбург-800» или горно-стрелковых частей Вермахта.

В памятной записке «Германия и Кавказ», составленной Т. Оберлендером еще в октябре 1941, а летом 1942 розданной в качестве памятки командирам задействованных на Кавказе германских соединений, особо подчеркивалось, что «для будущего Кавказа необходимо существование двух предпосылок: 1) господство одной державы. В противном случае начнется борьба всех против всех; 2) без сотрудничества с местным населением Кавказ нельзя будет ни взять, ни удержать».

Униформа «Бергманна» была стандартной немецкой тропической или обычной полевой. Офицерский состав носил знаки различия, разработанные для «восточных» частей, а на отворотах горных кепи и на петлицах красовалось изображение состоящего на вооружении батальона кавказского кинжала, который был выбран в качестве неофициальной эмблемы соединения. Каждый кинжал был пронумерован с обратной стороны. Номера кинжалов вносились в солдатские книжки их владельцев.

Из личного состава 2-й и 4-й рот батальона в оккупированных районах Северного Кавказа назначались бургомистры и старосты. Подразделениям «Горца» было предназначено участвовать в разведывательно-диверсионных операциях в ближнем и дальнем тылу Красной армии для разрушения коммуникаций и создания паники.

Бойцы вели активную работу по добыче «языков», разбрасывали листовки за линией фронта, вели радиопередачи с призывом переходить к немцам. Перебежчиков после обработки отправляли обратно в тыл советских войск для выполнения диверсионных заданий. Из антисоветски настроенных местных жителей командиры рот вербовали агентов.

Наряду с выполнением разведывательно-диверсионных, боевых и охранных заданий командование батальона придавало особое значение проведению операций пропагандистского характера, направленных на разложение сформированных из уроженцев Кавказа национальных частей Красной армии.

После 1 января 1943, когда германским командованием был издан приказ об отходе вермахта с Кавказа, подразделения «Бергманна» осуществляли арьергардное прикрытие отходящих войск и выполняли специальные задачи, включая уничтожение промышленных предприятий и других объектов.2

По приказу командующего германской армией фельдмаршала фон Клейста был произведен массовый расстрел советских граждан в городах и селениях Кабардино-Балкарии.

Местом расстрела захватчики избрали противотанковый ров за аэродромом. Перед расстрелом фашистские изверги подвергали страшным пыткам. Зурят Тхамоковой выкололи глаза, а потом расстреляли. Перед убийством Залихат Шекеровой гестаповцы выкололи один глаз и вырвали половину волос с головы.

Вместе со взрослыми фашисты убивали и детей. Только в семье Ифраимовых — шестерых, старшему было 12, младшему два года.3

В Нальчике по приказу военного коменданта офицерами промышленного отдела германской армии «Викадо» было изъято имущество, а затем взорваны и сожжены предприятия, учреждения, жилые дома, школы, театры, библиотеки, больницы, магазины.

В городе было полностью уничтожено 117 крупных зданий (не считая большого количества мелких), среди них база Тырныаузского комбината, гидротурбинный завод, швейная фабрика, железнодорожная станция, обувная фабрика, элеватор, здание городского Совета, 9 школ, больница, поликлиника, драматический театр, Дворец пионеров, турбаза «Нальчик», республиканская библиотека имени Крупской, насчитывавшая более 70 тысяч томов, была сожжена вместе с книгами, кинотеатр, детские ясли, педагогическое училище, две гостиницы, Дом правительства и многое другое. Фашисты разрушили все кинотеатры и культурно-просветительские учреждения.

Лучшие исторические ценности культуры и искусства, в том числе экспонаты Кабардино-Балкарского музея, оборудование кабинетов педагогического института, школ, редкие книги, картины увезены в Германию.

Серьезно пострадали от рук оккупантов курортная зона и парк. Немцы наносили бомбовые удары по Долинску. Одна из бомб угодила в здание детского санатория «Огонек», где проходили лечение дети с нарушением опорно-двигательного аппарата. К счастью, за несколько минут до взрыва детей успели вынести из помещения.

Здание санатория «Нальчик» оккупанты приспособили под госпиталь для румынских солдат, в дачных домиках курорта разместили склады продовольствия и обмундирования.

В холодные ноябрьские и декабрьские дни, устроив себе «отопительный сезон», они безжалостно вырубали зеленые насаждения в городском парке и топили печи. Таким образом были погублены ценные виды деревьев, срезаны верхушки у большинства серебристых елей (для Рождества и Нового года), полностью уничтожены аллеи роз, скульптурные композиции, оранжерейное хозяйство.4

С первых же дней фашистской оккупации в Нальчике появляется коллаборационистское «Представительство интересов Кабардино-Балкарии», руководство которого призывало население к сотрудничеству с немцами «с целью наладить нормальную жизнь».

Через 2 дня после начала оккупации на воротах маслозавода появился приказ нового хозяина Вишлера с требованием всем рабочим немедленно вернуться на работу. Директором типографии стал Шульц, директором мелькомбината — местный житель Раскевич.5

Германские власти старались избежать сопротивления со стороны кавказских народов, привлекали их на свою сторону, разработав с этой целью довольно либеральную политику. Немецкие власти признали права местных комитетов, получивших религиозную, политическую и экономическую автономию. Мюнхенский центр по изучению народов Кавказа разрабатывал кавказо-мусульманскую концепцию для немецких частей, действующих на кавказской территории.

В Берлине на чеченском, лезгинском, кабардинском и осетинском языках издавалась газета «Qazavat. Gazet Nordkaukaslegion», а в Пятигорске на русском — «Пятигорское эхо» и «Кавказский вестник». В городских кинотеатрах крутили немецкие художественные и документальные фильмы с армянскими и русскими титрами.

«…В кинотеатре немцы с утра крутили фильмы «Индийская гробница», «Яшнапурский тигр» и свою хронику. Вход только для арийцев, даже румынских солдат не пускали. В один из дней отмечали так называемый праздник свободы…

Массивные колонны кинотеатра обернули черной материей, украшенной белым крестом-свастикой. Внизу, перед входом, на просторной площадке, поставили кресло, изъятое из реквизита русского театра. Две огромные каменные вазы наполнили ворохами цветов, опустошив оранжереи Долинска.

Полицаи согнали на Кабардинскую женщин, стариков, детей. Маннэ (майор Теодор Маннэ, комендант) прикатил на машине и торжественно прошествовал по ковровой дорожке. Ударили литавры, и звуки немецкого марша заполнили площадь, вознеслись к стылому куполу осеннего неба.

Теодор Маннэ сел, рядом замер Иоганн Геринг (шеф гестапо), ухмылистый и надменный.

Начался грозный, вызывающий парад: гулом загудела булыжная мостовая под кованой пятой егерей из дивизии «Эдельвейс». Следом прошли головорезы капитана Оберлендера, объединенные в карательный отряд «Бергман»...», — писал в очерке «Главная улица», журналист и писатель Александр Шепелев, очевидец тех событий.6

Германские власти в Нальчике регистрировали всех жителей, но с особым рвением — евреев, мигрантов из других республик Советского Союза, коммунистов. Дома жителей, не сумевших вовремя заплатить налоги на имущество, сжигались. Сотни людей были искалечены, насильно угнаны в немецкое рабство.

Захватив Нальчик, немцы, привлекая к принудительному труду местное население, начали работы на дорогах Малка–Баксан и Баксан–Нальчик–Черек. Горожане обязаны были сдать пилы, топоры и ежемесячно уплачивать «особый» налог.

Назначенный бургомистром Нальчика профессор Леонид Дайнеко, коренной нальчанин, до войны преподававший в педагогическом институте, а по окончании оккупации ушедший с немцами, под страхом смертной казни был обязан к 25 ноября 1942 года поставить для германской армии следующие продукты: пшеница — 600 кг; картофель — 1000 кг; капуста — 300 кг; морковь — 150 кг; свекла — 200 кг; лук — 100 кг; помидор — 200 кг; кукуруза — 400 кг; мед — 50 кг.

15 декабря 1942 года Дайнеко приказом №6 строжайше запретил спекуляцию с применением конфискации имущества и расстрела виновных лиц. Приказом №7 за той же датой запрещена продажа на нальчикском рынке скота в живом виде, без предварительного его осмотра и разрешения на продажу от нальчикской ветеринарной лечебницы.

Виновные в нарушении настоящего приказа должны были подвергаться штрафу в сумме 5000 рублей и привлекаться к ответственности по закону военного времени.

Жители города вынуждены были искать пропитание в окрестных лесах на склонах Большой и Малой Кизиловки, отлавливая любую живность — галок, ворон, соек, мелких грызунов.

Германское командование распорядилось считать колхозы сельскохозяйственными общинами, которые являлись впредь, до принятия их Германским сельскохозяйственным управлением, предприятиями германского государства, состоящим под защитой германской армии.

Первоначально розданный крестьянам скот спустя некоторое время заставили вернуть в общинное хозяйство. Если кто-то из крестьян нуждался в лошади или корове, то он давал расписку об ответственности за целостность и хорошее содержание животного.

Хищения и самовольные реквизиции имущества строго воспрещались и карались по законам военного времени. Назначенный военными властями управляющий лично отвечал за сохранность имущества предприятия и за дальнейшее ведение работ. Кроме того он являлся представителем интересов гражданского населения перед германской армией.

Управляющему было строжайше запрещено производить поставки, не получив в обмен установленный и снабженный печатью командира части реквизиционный бланк. Войсковые части оказывали управляющему по его просьбе необходимую помощь и поддержку. Он отвечал за порядок и правильное ведение работ в общинном хозяйстве, выход на работу всех трудоспособных мужчин, женщин, подростков.

Всякий саботаж карался смертной казнью. Немцы потребовали немедленно привести в полный порядок все сельскохозяйственные машины, собрать блуждающий в окрестностях скот и лошадей. Все служащие Кабардино-Балкарии в обязательном порядке должны были пройти специальные курсы немецкого языка.7

В первые дни оккупации Нальчика немцы согнали европейских евреев (600 человек) на ипподром и расстреляли.

«Я доказываю в суде, что в Нальчике нацисты готовили расстрел горских евреев. Была назначена и дата — с 3 на 4 января 1943 года. Об этом известно благодаря подпольщикам, служившим в немецкой армии. Партизаны и Красная армия освободили Нальчик раньше срока. Однако более тысячи горских евреев Северного Кавказа все же были уничтожены.

Сейчас все зависит от израильских властей. Они утверждают, что гетто в Нальчике не было. По мнению чиновников, нацисты в отличие от стран Восточной Европы не создавали здесь гетто искусственно, оно уже существовало до войны. Знаю, что границы Еврейской колонки: юг — улица Ямная, север — улица Маяковского, запад — улица Суворова, восток — река Нальчик. Немецкая комендатура располагалась в самом центре Еврейской колонки на улице Рабочая, в помещении детского садика, куда я ходил после войны.

По улицам ходил патруль. Лютовали не только немцы, но и русские полицаи.

Мама рассказывала, что одну горскую еврейку, на которую показали местные, немцы проверили по возвращении с работ у входа в гетто со стороны ул. Суворова на ул. Горшечная. За четыре картофелины расстреляли. Мама меня привязывала к спине платком, так шла на работу — стирать солдатское белье. Однажды румынский солдат предупредил ее: не бери с собой ребенка, отберут и убьют. С тех пор мама оставляла меня дома с бабушкой…

В Еврейскую колонку после оккупации переселились евреи из других районов города. Европейских евреев, в том числе всех эвакуированных, вскоре расстреляли», — рассказывает бывший нальчанин Ицхак Кувент, инициировавший в Тель-Авиве судебный процесс из-за отказа от выплат компенсаций евреям Северного Кавказа.

В отличие от других репатриантов из районов СССР горские евреи не получают пособие в 1710 шекелей (1 шекель = 8 рублей). Организация Клеймс Конференс, осуществляющая данные выплаты, действует в соответствии с установками немецкого правительства, которые гласят, что компенсации положены тем евреям, кто бежал вследствие оккупации или участвовал в принудительных работах для нужд оккупационных властей.8

Российский историк, сопредседатель фонда «Холокост» Илья Альтман объясняет, что большинству горских евреев Нальчика удалось выжить в период оккупации, доказав, что они этнические таты, то есть не евреи в расовом отношении, а персы: «В «Энциклопедии Холокоста», выпущенной нашим фондом в 2009 году, посвящена статья горским евреям.

В Нальчике горским евреям вскоре после оккупации по приказу командира айнзатцгруппы «Д» группенфюрера Вальтера Биркампа было предписано ношение опознавательного знака. Тогда же несколько горских евреев были уничтожены вместе с ашкеназами. Однако подавляющему большинству горских евреев Нальчика все же удалось спастись...

Есть несколько документальных версий, как решался этот вопрос. По одной из них, решение было принято в результате экспертного заключения российского востоковеда немецкого происхождения Николая Поппе. Его вызвали в ноябре 1942 года в Нальчик в качестве эксперта-этнографа (вместе со специалистом по Кавказу профессором Дитерсом из Боннского университета).

Штурмбанфюрер СС Алоиз Перстерер, командир зондеркоманды 10b, предлагал не делать различия между горскими и негорскими евреями и расстрелять тех и других. С ним не соглашался комендант Нальчика капитан Теодор Оберлендер (до войны и после 1943 года он был профессором ряда университетов Германии).

Поппе написал заключение, в котором указал, что в царской России горские евреи рассматривались не как евреи, а как прочие горцы, и что их правомернее рассматривать как разновидность татов — народа иранского происхождения. Дополнительным аргументом стало посещение Еврейской колонки — традиционного места проживания евреев в Нальчике — и знакомство с их песнями и плясками.

В письмах и дневниках самого Оберлендера вся история выглядела несколько иначе (ни Поппе, ни Дитерса он не упоминает). Незадолго до Рождества 1942 года, примерно на третьей неделе декабря, к нему обратился Перстерер с просьбой выделить роту особого войскового соединения «Бергман» для помощи в расстреле 2000 горских евреев Нальчика.

Оберлендер пригласил Перстерера и его заместителя Германа Рашхофера на ужин, во время которого убедил их отказаться от расстрела. Помимо того аргумента, что они являются евреями лишь по религии, а во всем остальном ничем не отличаются от других горских народов, фигурировал еще и другой — практическая польза от горских евреев, известных своим искусством шитья одежды и головных уборов из овчины.

Кроме того, Оберлендер предложил Перстереру и его начальнику — оберфюреру СС Вальтеру Биркампу (командиру айнзатцгруппы «Д», от которого, вероятно, и исходили приказы о ношении горскими евреями магиндовидов и об их расстреле) совершить инспекционную поездку и ознакомиться с ситуацией на месте.

Такая инспекция состоялась буквально накануне Рождества, и ее следствием было указание Биркампа (по свидетельству В. Рейнольдса, данному им на суде над военными преступниками) оставить в живых горских евреев. Об этой инспекции 26.12.1942 года был проинформирован А. Розенберг.

Имеется также версия, что в спасении евреев Нальчика участвовали кабардинцы. По свидетельству адвоката Селима Шалова, председателя созданного 6 декабря 1942 года Национального Совета Кабардинской области, к нему приходила делегация горских евреев во главе с председателем юденрата Шабаевым и рассказала об опасениях за свою жизнь.

Тогда Шалов обратился в Кисловодск к фельдмаршалу фон Клейсту и заявил, что горские евреи — это таты, такая же горская народность, как кабардинцы или балкарцы. Была создана комиссия, которая в конце концов с этим согласилась и даже освободила горских евреев Нальчика от обязанности носить нашивку с еврейской шестиконечной звездой».9

Пока педантичные немцы выясняли, как поступать с горскими евреями, больше похожими на кавказцев, чем на своих еврейских собратьев, убили семью Ифраимовых из 10 человек — 70-летнюю Гугуш, ее дочь Нами 30 лет, младшую дочь Руспо 20 лет, невестку Зою 23 лет и шестерых внуков от 2 до 12 лет. Схватили 60-летнюю Новит Мигирову, вывезли за город на грузовике и расстреляли. Были и другие жертвы.

«Никогда не забуду бабушкин рассказ о том, как евреи Нальчика спасая Свиток Торы, имитировали похороны, вынесли Свиток из колонки и под видом похоронной процессии унесли его на кладбище и захоронили. Моя бабушка лично принимала в этих «похоронах» участие, рыдала и рвала на себе волосы.

Наверняка, многие соседи знали об этом подлоге, но никто не выдал», — пишет Ицхак Кувент.

И вот, наконец, из Германии пришёл приказ: всех оставшихся кавказцев иудейского вероисповедания расстрелять. 70 лет тому назад, на 6 часов утра 4 января 1943 года была назначена операция по полному уничтожению всего еврейского населения.

Но в 4 часа утра в город ворвались партизаны, а следом войска Советской армии. По словам историка Ильи Альтмана, спасенная еврейская община Нальчика была самой многочисленной (около 4 000 человек) среди уцелевших еврейских групп в зоне немецкой оккупации.10

После длительной судебной тяжбы Верховный суд Израиля (БАГАЦ) согласился признать право кавказских евреев на получение статуса переживших Холокост.

Согласно постановлению суда, гетто в Нальчике включено в список гетто, находившихся под фашистской оккупацией в годы Второй мировой войны.11


___________________________________________

1. Лепинг П. Улица ОДС. Газета Юга. №20. 14.05.2009.

2. Шокаров А. Батальон Бергман. Газета Юга. №50. 12.12.2013.

3. Полищук И. И. Город в годы войны. Газета Кабардино-Балкарская правда. №140. 19.07.2014.

4. Прерванный отдых. Публикация на сайте журнала Архивы и общество. 28.06.2011.

5. Унежев К. Х. История Кабарды и Балкарии. Нальчик. 2005. С. 553.

6. Цит. по публикации на сайте Кабардино-Балкария. Мир и мы. 16.07.2016.

7. Газета Юга. №19. 08.05.2002.

8. Юдина И. Германия обделила татов. Газета Юга. №5. 03.02.2011.

9. Там же.

10. Кавказская Газета Израиля рассказывает историю спасения от фашистов горских евреев Нальчика.
Публикация на сайте Кабардино-Балкария. Мир и мы. 23.11.2012.

11. Нальчикские евреи получили статус переживших Холокост. Публикация на сайте Кабардино-Балкария. Мир и мы. 08.08.2012.

предыдущая | оглавление | следующая

© 2000–2017 ys & inn «Нальчик 2000. Фотогалерея. История. Справка». Сайт не является СМИ. Ограничения по возрасту: 12+.
Запрещается использование материалов сайта без разрешения авторов. Для получения информации по всем интересующим вас вопросам используйте адрес электронной почты ysign@ya.ru.

Горными тропами Кабардино-Балкарии/a></td>
			</tr>
		<tr>
			<td align=
Нальчик. История, фотографии, афиша, веб-камеры, карта города Нальчик Официальный сайт Кабардино-Балкарской правды Портал Средства массовой информации КБР Новости КБР и Нальчика сегодня онлайн Сухомейло Я. В. |  портфолио