Г Л А В Н А Я            Ф О Т О Г А Л Е Р Е Я            И С Т О Р И Я            С П Р А В К А            Б И Б Л И О Т Е К А
— История Нальчика: от крепости к столице и курорту —
предыдущая | оглавление | следующая
Глава 3. Слобода Нальчик, начало курорта

Дело о бунте в Нальчике

Центром революционных событий в Кабарде и Балкарии в 1905–1907 годах являлся Нальчик. Осенью 1905 года здесь состоялся многолюдный митинг. Попытка начальника округа разогнать собравшихся не увенчалась успехом. А в декабре произошло навое народное выступление с захватом восставшими склада оружия.

В ноябре, как известно, началась в России всеобщая забастовка, которая не прошла бесследной и для Нальчика: здесь появились ораторы, начались всенародные митинги, устраивавшиеся с разрешения местного начальства...

Ради исторической правды следует сказать, что, к сожалению, лица, выступавшие перед слобожанами в качестве ораторов, не всегда соответствовали цели, не отличались достаточной подготовкой ораторской деятельности, а потому и речи их, в большинстве случаев, не были продуманы, а подчас более или менее логичны.

Тем не менее нельзя сказать, чтобы для слушателей они прошли, совершенно бесследно: во-первых, им пришлось услышать многое такое, чего они раньше не слышали иди о чем имели лишь смутное представление, а во-вторых, речи ораторов побудили и их самих высказаться свободно. И в своей нескладной, неумелой, но полной чувства речи слобожанин жаловался на тот гнет, то бесправие, которые угнетают его с малых лет вплоть до гробовой доски; это и не была речь в полном смысле слова, а вопль настрадавшегося человека.

Митинги происходили при полном порядке, и начальство против, по-видимому, ничего не имело.

Недели за две перед рождественскими святками они прекратились, так как большинство слобожан было занято в лесу работой. Предполагалось их возобновить на праздниках, но предположению этому не суждено, было осуществиться ввиду неожиданно разыгравшихся событий.

 
Базарная площадь в слободе Нальчик, где в декабре 1905 года проходли многолюдные митинги.
Фотография из экспозиции Национального музея КБР. 4 января 2007 года.

На второй день праздника (26 декабря) на имя начальника нальчикского округа получаются одна за другой три телеграммы, в которых сообщалось, что осетинские конокрады, незадолго перед тем учинившие погромы в селениях Ардон, Алагир, Мсяур и др., в числе 3 т. человек, направляются с грабительскими целями в Нальчик.

Начальник округа г. Страхов в то время находился во Владикавказе, его старший помощник г. Красовский заболел, и, таким, образом, на «посту» оставался младший помощник капитан Мокрицкий, который и счел своим «служебным и нравственным долгом» собрать всех слобожан и объявить им об угрожаемой опасности.

Среди слобожан произошел большой переполох: часть торговцев и разных слободских «буржуа», забрав наиболее ценные вещи, поспешили удрать в сады, за слободу, где и попрятались по караулкам, а остальные слобожане решили защищаться «до последней капли крови». Тогда же по распоряжению начальства из цейхгауза квартирующей в слободе 5 роты ахульгинского батальона слобожанам было выдано 300 штук берданок и достаточное количество патронов к ним.

Капитан Мокрицкий из всех вооруженных слобожан расставил посты, патрули, которые и проверял лично сам, не смыкая глаз до самого утра; в то же время послал двух начальников участка Гасташева и Передерея по окрестным кабардинским селениям предупредить жителей об ожидаемом нашествии громил.

Ночь прошла спокойно, хотя по временам в разных концах слободы раздавались ружейные выстрелы — это слобожане, поставленные в «секрет», давали знать, что они бодрствуют; в ту же ночь на базаре, за слободкой, была. сожжена старая, полуразвалившаяся порожняя лавчонка: стоявшие на «часах» слобожане «очень озябли», разнесли ее и соорудили костер.

Утром слобода, представляла необычайный вид: на улицах ее собирались вооруженные жители, сновали взад-вперед, строились повзводно, и, стараясь подражать солдатам, маршировали в ногу; «конницы» — одна из 90 чел. кабардинцев под предводительством князя Атажукина, а другая из 20–30 молодых слобожан, с гиком и криком, подобно, ветру, носились по слободским улицам. И в то же время в народе шли слухи один тревожнее другого: говорили о приближении к Нальчику 20 тысяч громил, о разграбленных и сожженных ими кабардинских аулах, сотнях убитых жителях и т. д.

Перед вечером на главной слободской (Большой) улице вдруг послышался звон колокольчиков и появился почтовый тарантас, а в нем слобожане увидели сидящим начальника округа г. Страхова; из поездки во Владикавказ он возвращался домой. Надо полагать, что вид вооруженных жителей, ружейная пальба, пение, разные крики смутили начальника.

Приказал он ямщику остановить лошадей; жители в тот же миг окружили тарантас. Г. Страхов поздоровался с слобожанами, поздравил с праздником, называя их «братцами», а затем спросил — по какому такому случаю они вооружились и подняли стрельбу.

Тогда слобожане, вместо ответа, с упреками обратились к г. Страхову: он там по Владикавказу разъезжает, а их тут 20 тысяч хулиганов собираются грабить. Разве настоящие начальники покидают народ в минуту опасности? Если не распорядительность Мокрицкого, то они, слобожане, не знали, что и делать. В то же время из толпы послышались голоса, с дерзостью говорящие г. Страхову: «Чего тут расспрашивать? Поезжай домой — после и узнаешь».

Настал четвертый день, и жители с раннего утра потянулись к слободскому правлению и, собравшись там, ждали г. Страхова. Были среди них вооруженные берданками, но большинство даже и палок в руках не имело. На каланче пробило уже 11 часов, а г. Страхов на сход все еще не являлся.

В это время мимо слободского правления проехал почтовый тарантас, направляясь по той улице, где находилась квартира г. Страхова. И тут кто-то из слобожан высказал предположение: уж не начальнику ли подан тарантас? — Чего же тут удивительного! — заговорили в толпе. — Мы тут его ждем, а он сядет и был таков. Нам же одним придется защищаться от хулиганов...

И вмиг толпа человек в 200 кинулась догонять тарантас. Обернулся ямщик, видит — мчатся за ним, кричат, кулаками, ружьями угрожают... Остановил он лошадей, а сам прыг с козел, шапку снял: дескать, не губите, потому что, я ни в чем не виноват, так как не по своей воле еду, а по приказанию хозяина...

Толпа удовлетворилась и затем, точно по уговору, направилась к квартире г. Страхова. Подошла, волнуется, к себе начальника зовет. Но не доказывается он народу, словно не слышит его. «Нешто это начальник: к нему как к доброму, а он и носа не показывает!» — послышалось в толпе...

В это время к толпе подошел капитан Мокрицкий — хотел ли он слобожан успокоить, или же явился с докладом к начальнику — неизвестно, но только толпа окружила его и не отпускала от себя: потому что, ежели и ты нас покинешь, то кто же нас от хулиганов защищать будет!

Вдруг на крыльце появляется Страхов, а с ним сотенный командир терской милиции г. Ахсаров и командир 5 роты ахульгинского батальона г. Мудрович. В то же время к толпе подскакал со своими кабардинцами и князь Атажукин.

Г. Страхов обратился было с речью к толпе, но кн. А. перебил его, заявив, что он, Страхов, не годится быть начальником.

«Правда, правда!» — закричала толпа и затем подхватила на руки Мокрицкого, с криками «ура» начала его «качать». «Вот кто наш начальник: он защищает нас, а не бегает по Владикавказам. Ура-а!»

Г. Страхов, очень взволнованный, пытается что-то сказать, но крики слобожан заглушают его голос. Г. Мудрович начинает толпу просить разойтись по домам. — «А ты нас защищать будешь?» — слышится из толпы. Г. Мудрович отвечает, что его «святая обязанность защищать граждан от врагов». Толпа постояла-постояла около квартиры г. Страхова и направилась к слободскому правлению.

Вечером в слободу приехал командированный начальником Терской области полковник Медведев. На другой день он собрал жителей и объявил им, что высшее начальство недовольно их поведением. «До сих пор жили мирно, а теперь начинаете бунтовать». Слобожане ответили, что бунтовать они и не думали, а ежели вооружены, так это на случай появления разбойников.

Г. Медведев объяснил, что нападения разбойников нечего опасаться, т. к. известие о приближении их к Нальчику оказалось ложным, и потребовал, чтобы к вечеру слобожане, получившие берданки, предоставили их в слободское правление, в противном случае в слободу будут вытребованы казаки. Слобожане поспешили исполнить это требование, но прежде постарались расстрелять все патроны.

А вслед затем в слободе были произведены аресты: по указанию старшины были посажены 8 человек, в том числе и князь Атажукин, а капитан Мокрицкий вызван для объяснения во Владикавказ. В слободу приезжала жандармская полиция, производила дознание. Заведено «дело о бунте в Нальчике».

Этот рассказ о событиях 1905 года опубликован в книге краеведов В. Я. Пеннер и Н. В. Пеннер «Нальчик глазами современников».1 Есть еще и другая версия происходившего тогда — ее приводит историк К. Х. Унежев в книге «История Кабарды и Балкарии».2

В октябре 1905 г., во время Всероссийской политической стачки, в слободе Нальчик был организован многолюдный митинг, на который съехалось до 1000 крестьян из окрестных селений. Начальник округа полковник Страхов пытался было разогнать собравшихся. С этой целью им были на место митинга посланы солдаты местного гарнизона, однако последние под влиянием агитаторов отказались выполнить приказ полковника Страхова и выделили от себя представителей для участия в митинге.

Тогда был вызван Осетинский батальон, стоявший в местном гарнизоне. И этот батальон в конечном итоге присоединился к митингующим. Видя это и чувствуя свое бессилие, офицеры осетинского батальона ушли к себе в казармы.

На митинге раздавались призывы к свержению самодержавия и выносились решения о конфискации крупных частновладельческих земель. С 26 по 28 декабря 1905 г., когда в Нальчике происходили волнения, восставшие крестьяне слободы Нальчик и окрестных селений, захватив склад боеприпасов местного гарнизона и вооружившись стрелковым оружием, подступили к зданию окружного правления и попытались арестовать начальника округа полковника Страхова и всю местную администрацию.

Полковник Страхов по телефону срочно доносил начальнику Терской области о тревожном настроении в Нальчике и просил, ввиду ненадежности местного гарнизона, срочно прислать воинские части для подавления революционных масс. Однако, не дождавшись помощи из Владикавказа, полковник Страхов вынужден был тайно скрыться из Нальчика.

После этого восставшие взяли власть в свои руки. Немедленно была организована боевая революционная дружина численностью около 800 человек и революционный комитет, который поддерживал связь с ближайшими революционными центрами на Кавказе: Минводами, Пятигорском, Владикавказом и другими городами.

Для подавления восстания в Нальчике была вызвана из Владикавказа 1-я сотня Терской местной милиции. Восстание в Нальчике, происходившее в течение нескольких дней, 28 декабря было подавлено силой оружия.


___________________________________________

1. Пеннер В. Я. Пеннер Н. В. Нальчик глазами современников. Нальчик. 1993. С. 20.

2. Унежев К. Х. История Кабарды и Балкарии. Нальчик. 2005. С. 295.

предыдущая | оглавление | следующая

© 2000–2017 ys & inn «Нальчик 2000. Фотогалерея. История. Справка». Сайт не является СМИ. Ограничения по возрасту: 12+.
Запрещается использование материалов сайта без разрешения авторов. Для получения информации по всем интересующим вас вопросам используйте адрес электронной почты ysign@ya.ru.

Горными тропами Кабардино-Балкарии
Нальчик. История, фотографии, афиша, веб-камеры, карта города Нальчик Официальный сайт Кабардино-Балкарской правды Портал Средства массовой информации КБР Новости КБР и Нальчика сегодня онлайн Сухомейло Я. В. |  портфолио