Г Л А В Н А Я            Ф О Т О Г А Л Е Р Е Я            И С Т О Р И Я            С П Р А В К А            Б И Б Л И О Т Е К А
— История Нальчика: от крепости к столице и курорту —
предыдущая | оглавление | следующая
Глава 3. Слобода Нальчик, начало курорта

В слободе Нальчик

В 1862 году военное поселение было преобразовано в слободу Нальчик. В то время в ней проживало «2300 душ обоего пола» и, как отмечал один из ее обывателей, «положительно некуда деться» от скуки, где каждый «играющий в карты в доме начальника округа обязан был выделить 10 процентов из выигранной суммы в пользу школы, или же, что «главный торг в Нальчике был водкой, которой было привезено на 28 тысяч рублей».1

«Оборона Нальчикского укрепления и военного форштадта уже пришла в совершенное разрушение, и можно свободно не только верхом и на арбе переезжать через оную, но и на обыкновенной простой телеге.

На вооружений укрепления Нальчика находится одно крепостное орудие, в котором в настоящее время... нет решительно никакой надобности.

Испрашиваю разрешения... снять это орудие, а имеющиеся над ним и зарядным ящиком навесы продать с аукционного торгу и тем прекратить расходы на ежегодное ремонтирование этих построек», — писал в рапорте к командованию начальник нальчикской крепости.2

В 1871 году крепость была полностью упразднена за ненадобностью, а ее население переведено в гражданское ведомство.3

В 1864 году в Нальчике значилось «всего имеющих оседлость» отставных нижних чинов — 72 двора, вдов нижних чинов — 16, мещан — 20, крестьян — 14, купцов — 5, офицеров — 21, духовных лиц — 4. В 1869 году коренные жители Нальчика получили земельные наделы.4

В записке, составленной Дмитрием Степановичем Кодзоковым (Лукман Магомедович Кодзоков) в 1865 году, содержатся такие сведения о Нальчике:

«Хозяйственные занятия нальчикских жителей очень ограничены: вывоз на линию делового леса, колес, осей, деревянной посуды, угля, лесных плодов, дров из кабардинских лесов, отдача в наем квартир должностным лицам и приезжающим по делам кабардинцам, продажа им сена, печеного хлеба, вот источники их существования, которое этими средствами было бы совершенно безбедно, если бы все добываемые деньги не пропивались в нескольких десятках питейных домов, наполнивших укрепление.

В каждом дворе нальчикского населения найдется по лошади, нередко два и даже три скота, наиболее дойных коров по три в каждом доме, овец и свиней не держат. Сена накашивается для домашней скотины и на продажу приезжающим кабардинцам. Торговцы русские и армяне, проживающие в Нальчике, хозяйства никакого не держат, хотя и проживают по большей части в собственных домах.

Обороты торговли невелики, потому что соседство больших ярмарок в Георгиевске и Моздоке, на которые кабардинцы охотно выезжают, отвлекает от сих последних от покупок в Нальчике, где все дорого и дурного качества; главный торг водкой, которой в 1862 году привезено на 28 тысяч рублей; мелочные съестные припасы, мука, овес, доставляемые с соседних станиц, сбываются в Нальчике на еженедельных базарах.

Вывоз воска, меда, сала, кож, овчинных шкур, шерсти, конского волоса и кое-каких местных изделий немаловажен. Эта торговля в руках моздокских и нахичеванских жителей, временно живущих в Нальчике или имеющих по аулам своих приказчиков, часто из местного населения. Отчасти такою же торговлей занимаются евреи, водворенные особой слободкой, близ самого укрепления.

Предметы торга обмениваются частью на красный товар русский и азиатский, холст, бурметы, выбойку, ситцы, шелк, нитки, железо, частью покупаются на деньги по низким, впрочем, ценам. Определить сумму этих оборотов сколько-нибудь точно невозможно, но из того, что мне известно о вывозе нальчикскими торговцами меда и воска, которое в 1862-м году простиралось до 70 тысяч рублей, то вывоз других предметов далеко превысит эту цифру.

...Со времени постройки Нальчика и до сей поры не принято было никакого определенного правила в пользовании землей войсками и жителями, как потому, что войска изменяли свои квартиры, так и оттого, что всякий в поземельном и лесном довольствии порядок клонился бы к тому, чтобы прекратить произвол и торговлю сеном и лесом, составляющими издавна исключительное занятие нальчикского гарнизона и населения.

...В настоящую пору покосы, выгоны и другие хозяйства нальчикские тянутся вниз по речкам Нальчику и Шалушке до первых кабардинских аулов но сколько заключают они десятин, неизвестно. Существующий доселе беспорядок в пользовании землей нальчикским укреплением был непосредственной причиной и другого вредного последствия.

Окрестности и укрепления, предоставленные для пастбищ жительского скота, площадей военных команд, никогда не занимающихся хлебопашеством, заросли колючкой и тернами, доведшими всю эту окрестность до крайней непроизводительности, между тем как земля нальчикская считалась кабардинцами лучшею для хозяйства, и если бы не подвергалась непростительной беспечности ея обитателей, то и поныне она осталась бы отличною.

По мере того как ближайшая к укреплению местность глохла от вредных порослей, которые весьма легко выжигаются или подымаются плугом, войска занимали новую лучшую землю; колючки и терны в свою очередь не останавливались, а наполняли незаметно вновь занятые места, и через такую беспечность нальчикские окрестности поросли высокими бурьянами и непролазным терном, а жители и войска, жалуясь беспрестанно на неблагодарную почву, которую не берет плуг и коса, доискиваются все лучших земель, от кабардинцев».5

 
Улица крепости Нальчик. Дата неизвестна.
Фотография из экспозиции Национального музея КБР, Нальчик. 4 августа 2016 года.

К 1865 году слобода делилась на несколько частей по национальному и социальному признакам.

Русское население Нальчика делилось на две группы: коренных жителей и иногородних. Иногородние жили преимущественно в одном районе Нальчика, называвшемся Астраханкой и располагавшемся на берегу реки, недалеко от горско-еврейского поселка.

«Разница между коренными и иногородними жителями та, что первые поселились в Нальчике до 1871 года, а вторые после 1871 года», — писала газета «Терские ведомости».6

К Нальчику примыкало несколько поселков и хуторов: хутор Мужичий, населенный крестьянами, поселок в слободских садах, хутора Долинский, Раздолье, Затишье, а на правом берегу находилось кабардинское поселение Вольный аул.

Астраханская слобода, или Астраханка, располагалась на месте нынешнего железнодорожного переезда, что по улице Кабардинской. Население ее составляли иногородние переселенцы, в основном из Астраханских степей, жившие в саманных домиках под соломенными крышами.

Газета «Терские ведомости» от 29 августа 1908 года писала: «Итак — у коренных жителей, как полноправных хозяев, все: и земельный надел, и покос, и пастбищные места, и выгонные места, и усадебная земля, которую всегда можно продать иногороднему и брать с него деньги в свою пользу... Всякий согласится, что положение иногороднего крайне незавидно, но он сам пошел на эти условия, пошел добровольно, потому что ничего не поделаешь... Тяжело приходится иногородним, особенно живущим в так называемой Астраханке. Это — самая что ни на есть беднота, голь перекатная».

В отдельном поселке, хотя и считавшемся частью слободы, жили горские евреи. Рядом с Нальчиком находилась немецкая колония Александровская.

Так называемая Еврейская колония, а в обиходе Колонка, располагалась в середине XIX века в двух верстах от Нальчика. А начало ей положили несколько семей, поселившихся в 1847–1848 годах рядом с крепостью: «В 1847 г. с дозволения начальника Центра Кавказской линии генерала князя Голицына близ Нальчика поселены горские евреи в количестве 150 душ мужского и 95 женского пола.

...Эти  евреи ни к какому обществу приписаны не были и окончательно водворены при Нальчике по распоряжению штаба войск Кавказской линии и Черномории, последовавшего на имя начальника Центра 30 июня 1848 г. за №1504, в коем изложено, что главнокомандующий армиею разрешил горских евреев в числе 245 душ обоего пола, занимающихся выделкой кож и овчин, поселить вне военного поселения за Нальчикским разгонным постом, где эти евреи и в настоящее время живут оседло».

«Еврейская колония, — писал в газете «Терские ведомости» некто А. Бабич, — это просто группа домов, очень грязных и, между прочим, крытых железом. Вся почти колония состоит из лавок, где продается большего частию красный товар. Тут существует, впрочем, главная улица... на которой вы можете увидеть гуляющих еврейских детей в первобытном костюме. На балконах, которые имеются почти в каждом жилище, сидят обыкновенно, ничего не делая, старики, не выпуская изо рта своих коротеньких трубок. К ним иногда присоединяется оборванная молодежь».

В скором времени верста, разделяющая слободу и еврейский поселок, исчезла как таковая. В 1885 году нальчикский старшина Клишин в своем весьма замысловатом по изложению рапорте начальнику Нальчикского округа сообщал, что «соединение построек слоб. Нальчик с еврейским поселком произошло от приращения народонаселения как еврейского поселка, так и слободы и потому, что за неимением более удобных мест для построек еврейский поселок сам приблизил свои постройки к слободе».7

Среди кавказских евреев различают горских (ираноязычные таты) и европейских (ашкенази, говорящие на идиш). Законодательство Российской империи содержало немало правовых ограничений в отношении иудеев. С конца XVIII в., когда в Россию вошли территории с многочисленным еврейским населением, была установлена так называемая черта оседлости, включавшая ряд западных губерний, вне пределов которой постоянное проживание евреям запрещалось.

Кавказ в черту оседлости не входил. Однако горские евреи, жившие здесь с давних времен, признавались коренными жителями, а в эпоху либеральных реформ в виде исключения было разрешено поселение на Кавказе почти трем сотням семей европейских евреев по специальным постановлениям Кавказского комитета от 3 марта 1862 г. и 13 ноября 1869 г., причем им было велено приписаться к городам и сельским обществам.

При составлении списков жителей Нальчика 4 семьи европейских евреев были причислены к «коренным», т. е. полноправным членам слободского сообщества, имеющим право, в частности, распоряжаться землей.

Волна гонений в конце 80-х гг. XIX в. связана, видимо, с общим усилением политической реакции в стране. Командование Кавказских казачьих войск возбудило ходатайство о выселении евреев с казачьих территорий, обвинив их в активизации религиозной пропаганды.

Реакционным кругам удалось добиться принятия закона — Высочайше утвержденного мнения Государственного Совета 18 июня 1892 г. о запрещении евреям проживать в Кубанской и Терской областях. Выселение к местам приписки предписано начать спустя год.

В 1888 г. еврейская община в Нальчике состояла из 30 семей, к 1892 г. их оставалось уже только 18, насчитывавших 120 человек (включая 69 детей до 18 лет). Среди них были аптекарь, владелец кирпично-черепичного завода, торговцы, сапожники, портные, часовщики, водовоз, маляр, стекольщик и др. 6 семей проживали уже в течение 30–40 лет, многие имели собственные дома и мастерские.

Настойчивые требования областных властей о выселении евреев, несмотря на многочисленные прошения, предъявленные документы, ходатайства (в том числе и окружного начальства), привели фактически к ликвидации еврейской общины в Нальчике.8

Александровка — это Александровская немецкая колония, располагавшаяся близ Нальчика и, по словам Б. К. Далгата, «не отличающаяся особенным благоустройством и довольством», впоследствии слившаяся с городом, став одним из его микрорайонов.

Немцы прибыли в Кабарду в 1852 году из Ставропольской губернии, а в 1858 году Александровская колония была узаконена. Власти предполагали, что немцы научат горцев культурному земледелию, но этого не произошло, хотя колонисты, как свидетельствует воинский начальник Нальчикского укрепления майор Занаревский, получали «необыкновенные урожаи пшеницы и ржи».

Первоначальное население Вольного аула составляли освобожденные крепостные крестьяне непокорных России кабардинских владельцев. В 1865 году здесь проживало уже около тысячи человек. В этом же году Вольный аул, как особая административная единица, был упразднен, но как населенный пункт «близ укр. Нальчикского» оставался на географических картах еще долгие годы, лишь в 1970 году окончательно слившись со столицей республики.9

 
Улица крепости Нальчик. Дата неизвестна.
Фотография из экспозиции Национального музея КБР, Нальчик. 4 августа 2016 года.

В Нальчике существовала правильная улично-квартальная планировка. В слободе в 1866 году было 13 продольных и поперечных улиц: Ермоловская улица (Свободы), Елизаветинская (Нахушева), Бульварная (Шогенцукова), Церковная (Советская, Кешокова), Красная (Суворова), Алексеевская (Чехова) и 3 площади.

«Главная улица форштата, имеющая в длину одну версту, умощена булыжным камнем, по обеим сторонам имеет тротуары, обсажена тополями и по ночам освещается фонарями».10

Вид улицы как таковой самая известная улица Нальчика — Кабардинская, бывшая Воронцовская, она же Большая, она же Главная — обрела в 1848 году, когда сюда было завезено «383 арбы щебня, чтобы разровнять рытвины и колдобины. В следующем году было установлено 8 железных дощечек с обозначением названий улиц, закуплено 20 и установлено 18 столбов с фонарями. Для освещения использовали постное масло и фитили из пеньки или бумаги».11

А вот что писал в выходящей во Владикавказе газете «Казбек» тот же Б. К. Далгат: «Тут находятся окружное управление, слободское управление и суд, почтово-телеграфная контора, горский словесный суд, ставка начальника 2-го участка, камера судебного следователя, горская школа, казенная и земская почтовые станции, благотворительное общество, 1 православная церковь, 1 еврейская синагога, 1 мужская, 1 женская и 1 еврейская школы, аптека, лавки, базар и т. д.

Понятно, что все это притягивает в Нальчик массу кабардинцев и горцев, немцев, евреев, казаков из станиц и дает кусок хлеба не одной бедной семье слобожан. Общественное спокойствие и безопасность в Нальчике теперь вполне обеспечены. Времена разбойников в настоящее время прошли, кажется, безвозвратно; теперь уже можно спокойно спать с открытыми окнами во двор.

У почти каждого слобожанина есть огород — бахча и сад, главным образом, для себя. На базаре масса овощей и фруктов, но покупают все больше приезжие и служащие, все по баснословно дешевой цене, славятся пришибские арбузы. Немцы из колонии торгуют продуктами домашнего молочного хозяйства; горские евреи продают сафьян, чевяки и разную мелочь; кабардинец проносит по дворам сыр».12

 
Нальчик. Руины дома дореволюционной постройки на улице Пятигорской. 14 августа 2007 года.

В путевых заметках «Из путешествия по Кавказу» П. Остряков писал: «О какой бы то ни было промышленности нет и помину. Даже простые сальные свечи покупаются в Нальчике на вес серебра, несмотря на то, что в Кабарде развито животноводство, и в частности, овцеводство, здесь нет даже производства кож. Живой баран в Нальчике стоит 60 копеек, а выработанная кожа, привезенная из Ростова, покупается за 6–7 рублей».13

В январе 1851 года в Нальчике открывается кабардинская школа с контингентом в 25 человек, которые обучались за счет общественных взносов. Хотя школа и просуществовала всего 10 лет, она содействовала в определенной мере просвещению кабардинцев и балкарцев и приобщению их к мировой культуре.14

При горской школе в Нальчике, открытой в 1860 году, существовало в 1875–78 годах педагогическое отделение для лучших выпускников окружных школ; кроме общеобразовательных предметов преподавались педагогика, дидактика, методика преподавания русского языка, арифметики и письма. Сама школа состояла из 4-х классов, по своему статусу она приравнивалась к уездному училищу. Ученики школы получали также свидетельство, дававшее им право преподавать в сельских школах.15

В 1881 году была проведена телеграфная линия между Нальчиком и станцией Прохладная. Об этом свидетельствует заметка «Из слободы Нальчик», опубликованная 28 ноября 1881 года в газете «Терские ведомости»:

«Сегодня освящена и открыта здесь телеграфная станция, и Нальчик, таким образом, еще теснее соединился с цивилизованным миром. Этим он обязан заботливости начальника Пятигорского округа подполковника Полозова.

Замечательно, что кабардинцы, для которых телеграф пока еще мало нужен, дали на это доброе дело около 3 тыс. рублей, а слободское Нальчикское общество обязалось давать под телеграфную станцию даровое помещение в течение двух лет...».16

В 1887 году в слободе было 13 кирпично-черепичных и известковых заводов, 4 кузницы, 4 водяные мельницы, 20 постоялых дворов, 50 лавок. Два раза в год в Нальчике проводились ярмарки, где горцы торговали лесом и войлоком. Многие купцы держали своих агентов, которые скупали мед, воск и бараний жир.17

 
Черепица производства завода слободы Нальчик. Экспонат Национальном музее КБР, Нальчик.
4 января 2007 года.

Однако сама слобода представляла из себя захолустье, с грязными немощеными улицами, без освещения. Вот как описывается Нальчик в газете «Терские ведомости», так же выходившей во Владикавказе, центре Терской области в период с 1868 по 1917 годы:

«Сущая беда — выйти по делам, а то просто-таки от скуки ради в осеннюю ночь. На дворе темь непроглядная, а на улицах и переулках невылазная грязь.

Освещать улицы фонарями в Нальчике нет обыкновения, впрочем, только большая улица на протяжении 1/2 версты освещается десятком едва мерцающих фонариков. Идущий по улице ежеминутно должен опасаться или влететь по колено в грязь и оставить в ней свои калоши, или же наткнуться на дерево и расколотить себе лоб».18

Представление о жизни в слободе дают и материалы газет «Терек» от 9 октября 1884 года и «Терские ведомости» от 11 октября 1891 года:

«Немногое за последнее время изменилось в жизни нашей слободы, но не обошлось и без перемен... Прежний наш бульварчик переделан в сад, и в нем выстроена ротонда. Говорят, что бульвар отделан на общественные, а частью на собранные по подписке средства; ротонда же — на средства местного благотворительного общества, специальная цель которого содержать женскую школу.

 
Бульвар в слободе Нальчик. Начало XX века.19

Не знаю, что более было необходимым для наших слобожан — ремонтирование ли бульвара или же вымостка некоторых непроходимых улиц, думаю, что все хорошо в своем роде и в свое время. Или, что более необходимо для нашей женской школы — ротонда ли, которая кроме расходов едва ли что принесет школе, или же библиотека, которая, как говорят, состоит из нескольких разрозненных книг разных, допотопных изданий.

К слову сказать, в нашей женской школе, не знаю по чьему велению, введена форменная одежда для учениц, и при том обязательная. Оно и лучше — не будет этой режущей глаза пестроты, только вот неудобно, что некоторые девочки, по невозможности приобрести платье, должны были оставить учение.

...Здание для мужской школы близко уже к окончанию, да бог весть когда совсем окончится, а между тем дети и по сие время продолжают свои каникулы в силу того, что слободское управление, не достроивши школы, упустило квартиру, где она прежде помещалась, а через это — неуспехи учеников и гроза в будущем для несчастного учителя.

Наша общественная жизнь до того бесцветна и однообразна, что предстоящая тусклая зима, с своими длинными вечерами, приводит в уныние нашу вечно скучающую «интеллигенцию». Общественных мест, где бы публика могла проводить досужее время, у нас нет, если не считать кабачок, который почему-то называют «клубом» и где кроме самого содержателя и его собак, свободно гуляющих по комнатам, никогда никто не бывает...

Итак, общественных досужих сборищ у нас не существует... В силу таких обстоятельств наш окружной врач г. К-в задумал устроить ряд даровых публичных лекций по предметам, касающимся его специальности, дабы время от времени знакомить публику с явлениями, чаще всего встречающимися в обыденной жизни, но о которых общество имеет самое смутное понятие.

Чтение лекций будет происходить в помещении женской школы по вечерам от 6 до 8 и более часов и будет иметь частный семейный характер. Первая пробная лекция предполагается в октябре «О свойствах света вообще и действие его на глаз».20

 
Экспонат Национального музея КБР, Нальчик. 4 января 2007 года.

«Слобода Нальчик, 3-го сентября 1891 г. В небольших захолустных местечках, слободах и городах жизнь их обитателей, как известно, проходит посреди будничной серенькой обстановки крайне вяло, скучно, однообразно...

К таким или почти таким захолустьям по-видимому, можно было бы причислить и слободу Нальчик. Но если мы приведем перечень всех газет и журналов, получаемых в настоящем году в Нальчике, то увидим, что слобожане отличаются довольно большою любознательностью и не совсем забывают о насыщении своего ума духовною пищею.

Населением Нальчика, в 2503 жителя выписывается 42 названия журналов и газет в количестве 170 экземпляров.

По числу подписчиков первое место принадлежит иллюстрированным журналам, имеющим 63 подписчика; второе место занимают ежедневные издания — 41 подписчик (сюда не включено: 50 подписчиков «Терских ведомостей», так как этот орган рассылается исключительно в правительственные учреждения); третье место — «толстые» периодические журналы — 12 и четвертое — детские журналы — 5 подписчиков.

Из иллюстрированных журналов большею популярностью пользуются «Царь-колокол», имеющий 24 подписчика, — это можно объяснить его дешевизной, чистым и опрятным видом. За ним по числу подписчиков следует «Нива» — 18; «Родина» расходится только в 8 экземплярах.

 
Привет из Нальчика. Открытка начала XX века.
Репринтное издание издательства М. и В. Котляровых. Нальчик, 2014 г.

...Кстати, не лишним будет сообщить несколько слов об открытии в Нальчике при почтово-телеграфном отделении сберегательной кассы, которое состоялось первого сентября. Этому нельзя не порадоваться от души, потому что касса сбережет много грошей для бедного люда и разного рода служащих, получающих грошевое содержание, про черный день, которых у них гораздо больше светлых».21


___________________________________________

1. Пеннер В. Я. Пеннер Н. В. Нальчик глазами современников. Нальчик. 1993. С. 8.

2. Там же. С. 23.

3. Бейтуганов С. Н. Кабарда: история и фамилии. Нальчик, 2007. С. 499.

4. Громова Н. Нальчик и нальчане. Нальчик. 2006. С. 4.

5. См. прим. 1. С. 20.

6. См. прим. 1. С. 48.

7. Котляров В. Котлярова М. Шогенова Ж. Нальчик и его окрестности. Нальчик. 2005. С.11–13.

8. Тютюнина Е. С. Краеведческая мозаика. Статьи. Документы. Фотографии. Нальчик. 2014. С.12–13.

9. См. прим. 7. С.16.

10. Котляров В. Котлярова М. Неповторимый Нальчик. Нальчик. 2006. С. 36.

11. Там же. С. 166.

12. См. прим. 7. С. 10.

13. Бероев Б. М. Приэльбрусье. Москва. 1984. С. 51.

14. Унежев К. Х. История Кабарды и Балкарии. Нальчик. 2005. С. 456.

15. Там же. С. 463.

16. См. прим. 1. С. 28.

17. См. прим. 4. С.4.

18. Терские ведомости. 1891. Цитируется по публикации на сайте Большой семейный альбом Надежды Лободиной.

19. Почтовая карточка. Издание К. М. Львова. Выставлено на аукционе meshok.

20. См. прим. 1. С. 31–32.

21. Там же. С. 32–33.

предыдущая | оглавление | следующая

© 2000–2017 ys & inn «Нальчик 2000. Фотогалерея. История. Справка». Сайт не является СМИ. Ограничения по возрасту: 12+.
Запрещается использование материалов сайта без разрешения авторов. Для получения информации по всем интересующим вас вопросам используйте адрес электронной почты ysign@ya.ru.

Горными тропами Кабардино-Балкарии
Нальчик. История, фотографии, афиша, веб-камеры, карта города Нальчик Официальный сайт Кабардино-Балкарской правды Портал Средства массовой информации КБР Новости КБР и Нальчика сегодня онлайн Сухомейло Я. В. |  портфолио