История Нальчика    |    Фотогалерея    |    Справка    |    Карта Нальчика    |    Библиотека    |    Скачать    |    Контакты


  

   



Славно сражались за Отечество

Олег Лубан,
газета «Кабардино-Балкарская правда», 01.08.2014 г.

•••••На этой неделе отмечается печальная дата — 100-летие начала Первой мировой войны. Её исход для России оказался трагическим. В разное время руководствуясь политической конъюнктурой, эту войну историки называли Великая война, Вторая Отечественная война, Империалистическая война. Сейчас мы называем её нейтрально, без эмоциональной окраски — Первая мировая война. Но к ней, к сожалению, в нашей стране подходит и другое название — Забытая война.

•••••Россия пала, держа победу в руках

•••••28 июля 1914 года Австро-Венгрия объявила войну Сербии. Формальным поводом для начала войны послужило убийство в Сараево в этот день австрийского эрцгерцога Франца Фердинанда девятнадцатилетним сербским террористом, студентом из Боснии Гаврилой Принципом, членом организации «Млада Босна», боровшейся за объединение всех южнославянских народов в одно государство. Но это был лишь повод, искра, воспламенившая всемирный пожар.
•••••В Европе к тому времени сложилось два блока государств, противостоящих друг другу: Антанта и Тройственный союз. События стали развиваться стремительно: 1 августа Германия объявила войну России, 3 августа — Франции, 4 августа Великобритания объявила войну Германии. Всего же в мясорубку Первой мировой войны оказались вовлечены 38 государств. Никогда ещё в истории человечества не было столь глобального противостояния стран, как по масштабам военных действий, так и по количеству жертв. Потери вооружённых сил всех держав-участниц составили около десяти миллионов человек. До сих пор нет обобщённых данных по потерям мирного населения.
•••••Итоги оказались плачевными для многих государств, понёсших большие экономические и людские потери, четыре империи прекратили своё существование. Итоги Первой мировой войны для России оказались просто катастрофическими. Исторический парадокс: воюя в союзе с державами, одержавшими в результате победу, Россия, отдавшая за это высокую цену, оказалась в стане проигравших стран. В результате сепаратного мира с Германией, заключённого правительством большевиков, Россия вышла из войны с потерей огромных территорий. Напрасными оказались жертвы миллионов воинов.
•••••Уинстон Черчилль, которого трудно заподозрить в больших симпатиях к России, писал: «Ни к одной стране судьба не была так жестока, как к России. Её корабль пошёл ко дну, когда гавань была в виду. Она уже претерпела бурю, когда всё обрушилось. Все жертвы были уже принесены, вся работа завершена. Самоотверженный порыв русских армий, спасший Париж в 1914 году; преодоление мучительного безснарядного отступления; медленное восстановление сил; брусиловские победы; вступление России в кампанию 1917 года непобедимой, более сильной, чем когда-либо. Держа победу уже в руках, она пала на землю…».
•••••Имена многих героев той войны оказались забытыми, а некоторые и очернены. О генералах и офицерах, которые впоследствии в Гражданской войне встали на сторону белого движения, долгие годы было принято говорить лишь, как о врагах Советской власти. Хотя адмирал Колчак, например, был автором проекта минного ограждения морских подходов к Санкт-Петербургу, а генерал Юденич блестяще руководил военными операциями русской армии на Кавказском фронте против Турции. Многие ли помнят о подвиге капитана Нестерова, который ещё до Первой мировой войны совершил мёртвую петлю на своём самолёте? Лётчик Пётр Нестеров первым совершил воздушный таран, атакуя австрийский самолёт, сбив противника, и погиб сам.
•••••В Кабардино-Балкарии 14 февраля 2009 года в станице Котляревской Майского района состоялось открытие памятника казакам-участникам Первой мировой войны. Правда, тогда это событие некоторые восприняли неоднозначно, называя монумент «памятником врагам Советской власти».
•••••«Эти люди не воевали против Советской власти», — отметил тогда глава местной администрации станицы Котляревской Михаил Пляко. — Казаки, которым открыли памятник — Георгий Давыденко, Александр Блоха, Иван Куница, Василий Лемеш, Антон Алфёров, Николай Нестеренко, Пантелей Турчин, — участники Первой мировой войны, которые Россию защищали».
•••••Это замечательно, что в Котляревской казаки поимённо чтут память своих станичников, павших на фронтах Первой мировой войны. Они, по крайней мере, не оказались забытыми.

•••••Кавказской конной дивизией командовал брат царя

•••••Долгие годы было не много известно и об истории знаменитой Кавказской туземной конной дивизии. А ведь это воинское подразделение, покрывшее себя славой во время Первой мировой войны, было в своём роде уникальным.
•••••Кавказская туземная конная кавалерийская дивизия была сформирована 23 августа 1914 года. На 90 процентов она состояла из добровольцев-мусульман — уроженцев Северного Кавказа и Закавказья. Причём дивизия формировалась исключительно на добровольной основе. Хотя в России была объявлена всеобщая мобилизация, жители Кавказа и Средней Азии по законодательству Российской империи не подлежали призыву на военную службу.
•••••Многие представители русского дворянства служили в дивизии офицерами. Её составляли три бригады из шести кавказских конных полков, каждый в четыре эскадрона.
•••••В состав дивизии входили 1-я бригада — Кабардинский (состоящий из кабардинцев и балкарцев), а также 2-й Дагестанский конные полки; 2-я бригада — Татарский (состоящий из азербайджанцев) и Чеченский конные полки; 3-я бригада — Черкесский (черкесы и карачаевцы), а также Ингушский конные полки.
•••••В немалой степени добровольческому формированию дивизии помогло то обстоятельство, что возглавил её лично великий князь Михаил Романов, брат царя Николая II. Когда горцы узнали о том, что дивизией командует брат царя, они охотно стали вступать в её ряды, считая, что это элитное воинское подразделение, вроде гвардейского. Собственно так оно и было. Своего командующего горцы очень уважали.
•••••За службу в этой дивизии воины получали хорошее денежное вознаграждение, в случае гибели семье назначалось пособие. Поступающий всадник получал коня и снаряжение, но обычно он являлся со своим конём и холодным оружием, их стоимость по казённой расценке выплачивалась. Жалованье было высокое — 20 рублей в месяц: за каждый георгиевский крест добавляли три рубля. Боевые награды всадниками очень ценились. Интересный факт — георгиевские кресты для воинов мусульман в Императорской российской армии чеканились с двуглавым орлом, а не с Георгием Победоносцем. Однако воины кавказской дивизии, принимая заслуженный крест, настойчиво требовали, чтобы он был «не с птицами, а с джигитом». Характерно, что в обоз никто из горцев идти не соглашался, считая обозную службу унизительной. Вообще число желающих служить в дивизии всегда превышало штатные возможности полков. Родственные связи многих всадников способствовали укреплению дисциплины. «Отлучаясь на Кавказ», некоторые заменяли себя братом, племянником.
•••••Во внутреннем распорядке дивизии поддерживались традиционные для горских обществ отношения. Здесь не существовало обращения на «вы», офицеров не почитали за господ: уважение всадников они должны были заслужить храбростью на поле боя. Честь отдавалась только офицерам своего полка, реже — дивизии, из-за чего порой случались конфликтные истории.

•••••Иосипу Броз Тито просто повезло

•••••Офицер, не относящийся с уважением к обычаям и религиозным верованиям всадников, терял в их глазах всякий авторитет. Таковых, впрочем, в Кавказской дивизии и не было.
•••••Интересные факты из военно-бытового уклада Кавказской конной дивизии приводит корнет Кабардинского полка Алексей Арсеньев в «Воспоминаниях о службе в Кабардинском конном полку»:
•••••«Племенной состав офицеров в полках был смешанный: например, в Ингушском, кроме русских и ингушей, было много грузин; в Кабардинском были и кабардинцы, и осетины, и балкарцы, и грузины. В полковой офицерской среде все были равны, и никому в голову не могло придти считаться каким-либо образом с национальностью другого — все были членами единой полковой семьи — русскими офицерами!
•••••Бои выдвинули многих всадников в прапорщики, что открывало им дальнейшее продвижение в чинах; образование тут уступало место храбрости и военным способностям. Так, в нашем полку был поручик-балкарец, весь израненный и всё же оставшийся в строю; он имел орден св. Владимира с мечами — награда, выделявшая офицера не менее Георгиевского Оружия и дававшая права потомственного дворянина. Будучи не в состоянии по малограмотности писать, он всегда держал при себе вольноопределяющегося, составлявшего под его диктовку донесения. Таких офицеров из простых всадников, произведённых за отличия, в дивизии было много; все они равнялись по кадровым офицерам и офицерам из юнкерских училищ, число которых в полках преобладало, и старались перенимать их манеры держаться и вести себя: таким образом в полках сохранялась атмосфера офицерских традиций, столь характерная для императорской конницы. Слагались также в полках и свои песни. Так, в Кабардинском была песня, написанная вольноопределяющимся — трубачом первой сотни, о бое под Ласковицей, взятой стремительной атакой в конном строю — полк забрал тогда в плен целый австрийский батальон.
•••••Кавказская конная дивизия покрыла себя славой на полях сражений Первой мировой войны. Один из самых успешных боёв части дивизии провели 10 сентября 1915 года. В этот день сотни Кабардинского и 2-го Кабардинского полков скрытно сосредоточились у деревни Кульчицы с целью содействовать наступлению соседнего пехотного полка. Хотя задачей конницы стояла лишь разведка позиций противника, руководивший конной группой командир Кабардинского полка князь Ф. Бекович-Черкасский взял инициативу на себя и, воспользовавшись удобным случаем, нанёс сокрушительный удар по основным позициям 9-го и 10-го гонвендных полков у села Зарвыница, взяв в плен 17 офицеров, 276 солдат-мадьяр, три пулемёта. При этом он имел лишь 196 всадников, потерял в бою двоих офицеров, 16 всадников, а также 48 лошадей убитыми и ранеными. Доблесть и геройство в этом бою проявил мулла Алихан Шогенов, который, как говорилось в наградном листе, «под сильнейшим пулемётным и ружейным огнём сопровождал наступавшие части полка, своим присутствием и речами повлиял на всадников-магометан, проявивших в этом бою необыкновенную храбрость и взявших в плен 300 венгерских пехотинцев».
•••••Стремительные кавалерийские броски нередко приносили всадникам Кавказской дивизии немалую добычу в виде пленников. Растерянность и бессилие перед отчаянной горской атакой через всю жизнь пронёс бывший лидер Югославии маршал Иосип Броз Тито. Ему отчасти повезло: в 1915 году, будучи солдатом австро-венгерской армии, он не был изрублен «черкесами», а лишь взят в плен. «Мы стойко отражали атаки пехоты, наступавшей на нас по всему фронту, — вспоминал он, — но неожиданно правый фланг дрогнул, и в образовавшуюся брешь хлынула кавалерия черкесов, уроженцев азиатской части России. Не успели мы прийти в себя, как они вихрем пронеслись через наши позиции, спешились и ринулись в наши окопы с пиками наперевес. Один черкес с двухметровой пикой налетел на меня, но у меня была винтовка со штыком, к тому же я был хорошим фехтовальщиком и отбил его атаку. Но, отражая нападение первого черкеса, вдруг почувствовал ужасный удар в спину. Я обернулся и увидел искажённое лицо другого черкеса и огромные чёрные глаза под густыми бровями». Этот черкес вогнал будущему маршалу пику под левую лопатку.

•••••«Тысс, Воронцов, садись!»

•••••В начале 90-х в газете «Советская молодёжь» был настоящий раритет — подшивка журналов «Нива» за 1914 год. Когда мы дошли до осенних номеров, мой коллега произнёс фразу, которую я помню по сей день: «Оказывается, тогда был настоящий интернационализм!». В каждом номере журнала рассказывали в том числе и о подвигах воинов Кавказской дивизии. Их описание сопровождалось эпитетами «наши кавказские братья», «наши кавказские друзья», «наши храбрые кавказские воины».
•••••О том, как такой феномен, как Кавказская горская конная дивизия, был возможен в императорской русской армии, размышляет поручик Арсеньев: «Создавались также и полковые обычаи. Например, в нашем полку на обязанности адъютанта было подсчитывание — сколько за столом офицерского собрания находится магометан и сколько христиан; если было больше магометан — все оставались в папахах — по мусульманскому обычаю; если больше христиан — все их снимали — по обычаю христиан. Это проявление уважения одних к другим вело к большей сплочённости».
•••••Воины Кавказской дивизии не знали слова «толерантность», но проявляли терпимость и уважение в полной мере.
•••••Жители Кавказа и Средней Азии не подлежали всеобщей мобилизации, однако ничто не мешало им делать военную, дипломатическую карьеру. «Последний имам Чечни и Дагестана Шамиль вёл в продолжение десятилетий ожесточённую войну с Россией, — рассуждает Арсеньев. — Взятый в 1859 году в плен (в знак уважения к его доблести ему оставили оружие), он был отвезён в город Калугу, где содержался со всей своей семьёй, окружённый почётом. Он говорил: «Если б я знал, какой человек император Александр, я никогда не поднял бы против него оружия!». Жизнь свою он окончил в Мекке, куда ему — полувековому вождю кровавой борьбы — было разрешено ехать на поклонение, а его сын был назначен флигельадъютантом к императору Александру II. Последний владетельный князь Карачан-Шахматов вёл упорную борьбу с Россией ещё в 70-80-х годах: я видел ущелье, где происходило последнее сражение. Его сын, с которым пришлось мне познакомиться в 1914 году, — князь Мурзакул Крым-Шамхалов — был в Русско-Японской войне командиром полка и кавалером ордена св. Георгия.
•••••Большинство туземцев славной «Дикой дивизии» были или внуками, или даже сыновьями бывших врагов России. На войну они пошли за неё, по своей доброй воле, будучи никем и ничем не принуждаемы: в истории «Дикой дивизии» нет ни единого случая, даже единоличного, дезертирства! Пусть наши современники-иностранцы, именующие императорскую Россию «тюрьмою народов», ответят честно: бывали ли явления, подобные «Дикой дивизии», в истории их государств? И могут ли они похвалиться такими отзывами иностранца об их колониальном устроении?!».
•••••Есть в книге бывшего корнета весьма забавный, но многое объясняющий эпизод: «В начале этого столетия Кавказ управлялся наместником его Величества, по объёму власти бывшим там после императора первым лицом. народ владел по реке Малке пастбищами — альпийскими лугами, куда летом со всей Кабарды перегонялся скот. Возникли какие-то недоразумения с казной о границах этих лугов, и народ послал к наместнику в Тифлисе делегацию своих стариков с жалобой. Они были приняты во дворце в особой комнате, называвшейся по-кавказски кунацкой. Поздоровавшись с ними, бывший тогда наместником старый граф Воронцов-Дашков, строго державшийся «адатов» — обычаев горцев, усадил их, оставшись сам стоять у двери, как того требовал горский этикет гостеприимства. Обстановка и атмосфера приёма были так естественны и в духе кавказцев, что старший из стариков обратился к наместнику с приглашением: «Тысс, Воронцов!» (Садись, Воронцов!). И величественно указал ему место рядом с собой! Как далеко это отношение к «побеждённым и угнетённым народам» от высокомерия европейцев!».

•••••К достижениям революции — с «угрюмым недоверием»

•••••Революцию в России большинство воинов Кавказской туземной конной дивизии восприняли без энтузиазма. С горечью вспоминал Арсеньев, как и многие русские офицеры, революционную эйфорию того времени: «Пришёл злосчастный февраль 1917 года. Отречение государя от престола потрясло всех; того «энтузиазма», с которым всё население, по утверждению творцов революции, встретило её, не было. Была общая растерянность, вскоре сменившаяся каким-то опьянением от сознания, что теперь «всё позволено». Всюду развевались красные флаги, пестрели красные банты. В «Дикой дивизии» их не надели, кроме обозников и матросов-пулемётчиков. Всадники ко всем «достижениям революции» отнеслись с угрюмым недоверием. Один из пожилых балкарцев говорил мне:
•••••— Не знаю, сынок, не знаю. От этого Керенского-Меренского (от слова «мерит» — существо бесполое) ничего хорошего не будет!».
•••••Смущало также и требование правительством новой присяги — к ней мусульмане относятся бережно. Выход был найден командованием: вместо присяги дивизии предложили дать письменное обещание исполнять приказания Временного правительства, что возражений не встретило.
После приказа №1 армия начала быстро разлагаться. Комитеты были введены и у нас, но они находились под влиянием офицеров и так называемых «стариков». В одной из сотен нашего полка имела место наивная и трогательная просьба всадников к командиру сотни: «Русские прогнали царя. Напиши ему, чтобы ехал к нам в Кабарду: мы его и прокормим, и защитим!».
•••••Отношения между всадниками и офицерами оставались в дивизии прежними, сохранялись дисциплина и уважение к старшим. Высшей оценкой царившего в дивизии духа являются слова генерала Корнилова, произведшего смотр перед общим наступлением в г. Заблотове 12 февраля 1917 г. и сказавшего начдиву князю Багратиону: «Я наконец дышал военным воздухом!».
•••••Временное правительство Керенского настороженно относилось к Кавказской конной дивизии, не проявившей «революционного подъёма». Её направили на Кавказ, якобы на пополнение и отдых, а фактически на расформирование. Но впоследствии многие кавказские всадники служили в добровольческой армии сначала под командованием Корнилова, а затем Деникина и Врангеля. Это стало ещё одной причиной того, что история славной Кавказской туземной конной дивизии попала в летописи Забытой войны.
•••••В нальчикском микрорайоне, возведённом на месте старого православного кладбища, оставили поначалу нетронутыми две могилы: коммуниста Ткаченко, убитого кулаками, как сообщалось на табличке, и братскую могилу воинам-красногвардейцам, «погибшим в боях с бандами Даутокова-Серебрякова за установление Советской власти».
•••••Даутоков-Серебряков — кадровый офицер, кабардинец из рода Даутоковых, взятый в своё время на воспитание русским офицером Серебряковым. Он был одним из командиров конной бригады, впоследствии дивизии в составе добровольческой армии Деникина. В ней оказались на службе по сути все офицеры, участвовавшие в Первой мировой войне в рядах Кабардинского конного полка. Среди них, начиная с командира дивизии генерал-майора Тембота Бековича-Черкасского и командира бригады Даутокова-Серебрякова были Хакяша Докшоков, Науруз Наурузов, Магомет Абаев, Али Инароков, Султан Инароков, Чепеллеу Урусбиев, Кушби Ахохов, Хабиж Абдурахманов, Исмаил Хазеплов, Ибрагим Лафишев, Ибрагим Биев, Керим Хан Эриванский.
•••••Первой бригадой Кабардинской конной дивизии командовал генерал-майор Мудар Анзоров, награждённый во время Русско-Японской войны 1904-1905 годов орденом св. Георгия 4-й степени, а в Первую мировую войну в рядах 18-го драгунского Северского полка — орденом св. Владимира 4-й степени.
•••••27 августа 1919 года в бою под Царицыным погиб полковник Заурбек Даутоков-Серебряков. Приказом Деникина он посмертно произведён в генерал-майоры.
•••••Возможно, правильно в Испании установили один памятник всем участникам гражданской войны, не разделяя на франкистов и республиканцев. Мы же делимся до сих пор на «красных», «белых», зелёных» и даже уже «коричневых». И в республиканской прессе можно встретить высказывания о «проклятом царском самодержавии». Только вот как быть тогда с памятью воинов Кавказской конной дивизии, которые под царскими знамёнами и под командованием великого князя Михаила Романова славно за Россию воевали?
•••••История не имеет сослагательного наклонения, но её можно трактовать под разными углами обзора: о чём-то умолчать, а что-то превознести в зависимости от политической конъюнктуры. И тогда это уже называется не историей, а идеологической пропагандой. Но разве есть причины, по которым в Российской Федерации мы должны предать забвению героев Первой мировой войны, сражавшихся за своё Отечество? Мне представляется, что их нет. Так вечная слава и память героям Забытой войны!
   
 

   
            
 

История   |   Фотогалерея   |   Справка   |   Карта   |   Библиотека   |   Скачать   |   Контакты

© 2000—2014 inn & ys «Нальчик 2000. Фотогалерея. История. Справка»


loading