История Нальчика    |    Фотогалерея    |    Справка    |    Карта Нальчика    |    Библиотека    |    Скачать    |    Контакты


  

   



Здесь нельзя воевать

Ирина Богачева, газета «Кабардино-Балкарская правда», 25.02.2013 г.

•••••В дни, когда в нашей республике отмечается 70-летие освобождения Кабардино-Балкарии от фашистских оккупантов, мастер спорта по горному туризму Олег Ломакин вспомнил детали похода, совершенного четверть века назад, когда из Кабардино-Балкарии в Грузию еще можно было пройти и проехать без виз и разрешений.
 
•••••Олег Михайлович имеет награды за спасение альпинистов. В 80-е годы работал инструктором маршрутного отдела Совета по туризму и провел по местам обороны кавказских перевалов молодых рабочих нальчикских заводов «Телемеханика», «Электровакуумный», треста «Горзеленхоз» и студентов политехнического техникума.
 
•••••— На перевале Эхо войны (3349 м) мы увидели блиндажи из березовых бревен, обшитых досками: они стояли совсем рядом с ледником, сползающим с Эльбруса, на высоте более трех тысяч метров над уровнем моря, — рассказывает ветеран труда. — Внутри были печи, сложенные из кирпича, стояли железные кровати, окна — из настоящего стекла. Обитатели блиндажей, а это были горные стрелки из дивизии «Эдельвейс», жили здесь с комфортом. Вокруг валялось множество гильз и патронов, снарядные ящики, разбитые радиостанции и даже неразорвавшиеся мины и снаряды. С перевала просматривалось все верховье Баксанского ущелья, отсюда было легко контролировать любое продвижение войск и техники.
 
•••••Спуск с перевала привел нас к «Песчаной гостинице» — довольно ровной площадке над языком ледника Большой Азау, где на ночлег останавливаются альпинисты. Здесь неутомимый следопыт Феликс Байсултанов нашел в камнях россыпь заржавевших патронов советского производства. Наутро группа двинулась к перевалу Азау по фирновому склону и вскоре достигла перевальной точки, где мы обнаружили развалины блиндажей и две смятые коробки от противогазов.
 
•••••Путь через Главный Кавказский хребет в Грузию лежит по ущелью реки Ненскра, изобилующему скалистыми каньонами. По свидетельству историков, советское командование считало его непроходимым для людей и техники, поэтому не выставило надежных заслонов, направив туда только наблюдателей. Немецкие егеря воспользовались этим обстоятельством, сбили с перевала малочисленный гарнизон и поднялись на перевал Басса, откуда вели обстрел советских войск до того момента, когда группа наших военных альпинистов под командованием военного альпиниста Израиля Кельса (друзья его звали Леней) прошла по скально-снежному хребту и, забросав захватчиков гранатами, сбросила их с перевала. Там мы увидели много памятников советским солдатам и «сувениров» войны: мины, снаряды, осколки, пулеметные диски. Женя Закураева нашла каску советского солдата. Евгений Голубев, как мог, ремонтировал обелиски, а Нина Письменная возлагала к ним цветы. Мы удивлялись мужеству наших бойцов, которые без специальной подготовки прошли скальный маршрут, доступный не каждому альпинисту, и сбросили врагов со стратегически важного объекта.
 
•••••Перевал Донгуз-Орун — один из наиболее доступных. Через него в советское время туристы ходили к Черному морю. Командование немецко-фашистских войск считало, что альпийские стрелки легко возьмут перевал, а дальше в Закавказье лавиной ворвутся основные фашистские войска. Оборону держала 392-я стрелковая дивизия под командованием полковника Г. И. Купарадзе. Бойцы Красной Армии не только бились с врагом, но и на своих плечах подносили к перевалу Догуз-Орун военное снаряжение, включая горные пушки, а также переправляли в Закавказье вольфрамо-молибденовый концентрат Тырныаузского комбината, перегоняли скот. По соседнему ущелью Юсеньги к перевалу Бечо тянулись сотни жителей Тырныауза, спасаясь от фашистов. Это были пожилые люди, женщины и дети. Им на помощь пришли шесть альпинистов горно-спасательной станции Тегенекли. Под руководством мастера спорта Георгия (Юрия) Одноблюдова блестяще справились с задачей — провели в Грузию полторы тысячи человек — альпинисты А. Сидоренко, А. Малеинов, Д. Двалигишвили, Н. Маренец, В. Кухтин.
 
•••••На склоне Донгуз-Оруна мы встретились с туристами из Белоруссии, Ярославля — они укрепляли на скалах памятную доску погибшим защитникам перевала. Наши ребята на видном месте шлямбурными крючьями прикрепили свою. На ближайших скалах было много мемориальных досок, почти из всех республик Советского Союза. Между камнями можно было найти гильзы от патронов, осколки мин и снарядов, что свидетельствовало о жестоких боях с гитлеровцами, пытавшимися прорваться в Закавказье.
 
•••••У границы ледовой шапки в укрытии стояли две пушки, защищавшие перевал. Одну из них по инициативе писателя, историка и краеведа Олега Опрышко впоследствии транспортировали в Нальчик в краеведческий музей.
 
•••••Как только закончилась победой Сталинградская битва и началось наступление советских войск от Орджоникидзе (ныне Владикавказ), егеря из фашистской дивизии «Эдельвейс», боясь окружения, без сопротивления бежали из Приэльбрусья тем же путем, что и пришли, — через перевал Хотю-Тау.
 
•••••В феврале 1943 года военные альпинисты под руководством мастера спорта А. Гусева поднялись в лютый мороз на приют 11. Первая группа под руководством Николая Гусака 13 февраля поднялась на западную вершину Эльбруса, а 17 февраля Александр Гусев с группой бойцов взошел на восточную. Истрепавшиеся на ветру фашистские флаги были сброшены. На белые шапки Эльбруса водрузили знамя нашей Родины.
 
•••••В 80-е годы наш походный «летописец» Анатолий Пляко сделал такую дневниковую запись: «Пусть на вершины взбираются альпинисты, люди приезжают сюда на отдых, любуются пейзажами. Горы красивые, здесь нельзя воевать».
   
 

   
            
 

История   |   Фотогалерея   |   Справка   |   Карта   |   Библиотека   |   Скачать   |   Контакты

© 2000–2013 inn & ys «Нальчик 2000. Фотогалерея. История. Справка»


loading