История Нальчика    |    Фотогалерея    |    Справка    |    Карта Нальчика    |    Библиотека    |    Скачать    |    Контакты


  

   



Приэльбрусье экстремально во всех смыслах
Алексей Смирнов, «Газета Юга» №3(648), 03.08.2006 г.

•••••Одна из первых достопримечательностей национального парка — альпинистско-охотничий музей им. Высоцкого.
Вход платный — 20 рублей. Но дверь закрыта, касса не работает. Появившийся со словом «щас» мальчик на вопрос «А что у вас в музее?» смущенно отвечает: «Животные, Высоцкий...». Кроме чучел, оленьих рогов, фотографий, книг, журналов,
пластинок в музее есть два портрета кисти тырныаузского художника Гуданаева. На первом – Валерий Коков в серой куртке, на втором – Владимир Путин в зеленом горнолыжном костюме. «Хотелось бы приобрести портрет второго президента КБР», – говорит Шура, вдова основателя музея Хусейна Залиханова. По ее словам, музей пользуется популярностью у туристов, но никем не финансируется. Шура является его хозяйкой, смотрительницей и сторожем. Здание и земля под ним принадлежит ее семье. За забором высится склеп Хусейна Залиханова. Сворачиваем на Поляну Нарзанов. При въезде читаем: «Рекреационный объект: платная автостоянка «Поляна Нарзанов», режим работы с 9 до 18. Автобусы — 50 руб. Легковые автомобили — 30 руб.». Но деньги никто не собирал.
•••••На поляне идет строительство: перед кафе устанавливаются деревянные кабинки, растут горы щебня, стройматериалов, мусора. По шатким мосткам переходим засоренный ручей с кристальной водой. Вот и источник. Из ржавой трубы бьет нарзан, вокруг валяются пластиковые бутылки и стаканчики, под деревом пакеты с разбухшим от влажности мусором...
Ярко–рыжая земля чавкает и сочится под ногами, пачкая туфли. Запустение, заброшенность...
•••••Въезд на Поляну Чегет тоже платный — 20 рублей. По периметру она застроена отелями, отельчиками, кафе на любой вкус и размер кошелька. Двухместный номер со всеми удобствами – 600–800 рублей, люкс от 2500 рублей и выше. Ассортимент сувенирных ларьков незатейлив, ярок и криклив: керамика, значки, платки, открытки, дешевые солнечные очки и т. п. Рядом мужчина продает полированные рога горных парнокопытных и красивую шкурку лисы. Местный знахарь торгует кореньями от кашля и астмы, сердечным чаем, причудливыми минералами и округлыми кусками голубоватого стекла, которые он называет горным хрусталем. Возле угрюмого долгостроя ряд баков с запредельным количеством мусора.
•••••Подъем на канатке к Чегету-1 — 160 рублей, спуститься надо до 16 часов, иначе придется ночевать на высоте. Вторая очередь канатки ремонтируется. В «Кафе Ай», кроме традиционных хычинов по 30 рублей за штуку, предлагают «десертные крымские вина». В наличии, однако, было только «домашнее вино». На вопрос откуда оно, работница кафе махнула куда-то в сторону Грузии. Здесь установлена бронзовая памятная доска: «Юрию Визбору — барду и основателю жанра авторской песни....». На площадке перед кафе «У Визбора» компания жителей равнины устроила бурный адыгэ джэгъу. Отдыхающие — москвичи со счастливыми улыбками фиксировали происходящее на видео. Девушки — работницы кафе смотрели на все это с печальной скукой. Москвичи были увлечены танцующими, пока сверху, из-за валуна, не появился бородатый человек в камуфляже и высоких берцах. Кто-то нервно пошутил: «Басаев». Питерец Андрей, действительно похожий на недавно убитого полевого командира, принципиально путешествует по горам пешком. Его отец был хорошо знаком с Визбором и Высоцким, а любовь к горам, гитаре и КСП Андрей впитал с молоком матери. Он рассказал, что к востоку, в сосновой роще, видел нечто, похожее на снежного человека: «Хотя, возможно, это был Тенгиз...». Мы не уточнили, кто такой Тенгиз, а отправились в Терскол.
•••••И увидели знакомую картину: грязные стройплощадки, выцветшие вагончики пунктов проката горнолыжного снаряжения,
торговцы шерстяными изделиями, кафе, кафе, кафе... Подъем в обшарпанном фуникулере канатной дороги «Эльбрус» — 240 рублей за три очереди, столько же спуск. Хотя спускаются обычно на лыжах или на доске для сноуборда. Доска в прокате — 300 рублей, лыжи — 250. После этого можно пообедать шашлыком — 120 рублей.
Здесь же основательно экипированные маунтин-байкеры, в миру московские клерки и менеджеры, говорят нам, что «более экстремального во всех смыслах места», чем Приэльбрусье, они не видели.



Оборудовать аэропорт и выучить английский

Джамиля Хагарова, «Газета Юга» №40(449), 03.10.2002 г.

•••••Приэльбрусье в ближайшее время должно стать «локомотивом экономики Кабардино-Балкарии». Мы попросили высказать свое мнение о развитии нашего туристического бизнеса профессионального гида бельгийского агентства «ANDERS REIZEN» Руди Ван Сника:
•••••«Если говорить о международном туризме, Эльбрус — единственное, что делает район привлекательным. Не будь эта вершина высочайшей в Европе, нашлось бы совсем немного желающих приехать сюда. Слишком много сложностей возникает в таком путешествии. Во-первых, административные препоны. Приходится заполнять очень много анкет, а туристам не нравится тратить время на различные регистрации. Южную и Северную Америку мы посещаем без виз. В Кении виза нужна, но ее каждый, прилетев в страну, покупает в аэропорту за 40 долларов. И без проблем отправляется на Килиманджаро. Для получения визы в Российском посольстве надо иметь приглашение от гражданина России или обратиться в туристическое агентство. Кроме того сейчас, в связи с войной в Чечне, бельгийцам вообще не советуют посещать Кавказ. Если позвонить из Бельгии в наше посольство в Москве и спросить, какова ситуация, можно ли ехать, однозначно скажут — нельзя. Перед выездом каждый из нас подписывает бумагу, в которой говорится, что об опасности мы предупреждены, ответственность за свою жизнь и здоровье берем на себя и на помощь государства в критической ситуации не рассчитываем. Во-вторых, неоправданно большие потери времени и денег на путь до Баксанского ущелья. Приходится добираться через Москву, где переезды из одного аэропорта в другой и ночь в гостинице обходятся очень дорого. К тому же немногие работающие люди готовы потратить 4 дня отпуска на дорогу к месту отдыха и обратно. Прямой рейс Брюссель—Нальчик значительно сократил бы эти затраты и гораздо больше людей приезжало бы сюда. Из Мюнхена есть самолет в Мин. Воды, но только один раз в неделю. Это неудобно.
•••••Далее изумляет то, что между аэропортом «Минеральные Воды» и Терсколом не ходят рейсовые автобусы. При отсутствии помощника из числа местных жителей, который заранее побеспокоится о транспорте, за этот переезд придется заплатить невероятно много. В-третьих, языковой барьер. Я побывал на всех континентах, везде достаточно знать английский язык, чтобы тебя поняли. Так как чаще всего мне приходится сопровождать альпинистов в Чили, Перу, Аргентину, Эквадор и Боливию, выучил испанский язык. Это упрощает общение, но все работающие в сфере туризма хорошо владеют английским. Если бы в Приэльбрусье канатчики знали его хоть немного, иностранцы чувствовали бы себя гораздо увереннее. Местные гиды, сопровождающие группы на Эльбрус, очень ответственные профессионалы, но на английском говорят плохо. То, что население совсем не знает английского, мешает хорошо подготовленным альпинистам приезжать к вам. Они не нуждаются в помощи гида на восхождениях и предпочитают совершать их самостоятельно. Но невозможно выучить русский язык ради одной вершины. Это сложный язык, могу сказать точно сам пытаюсь освоить его.
•••••Если вы хотите, чтобы сюда приезжало больше иностранных туристов, необходимо переоборудовать аэропорт в Нальчике для приема рейсов из Европы и выучить английский. Хотя бы тем, кто живет и работает в Баксанском ущелье. В поселке Терскол есть достаточно большой выбор жилья: подороже, подешевле — в зависимости от уровня комфорта. Моих клиентов предлагаемые условия вполне устраивают, поскольку они очень нетребовательны, спальные мешки привозят с собой. Для среднего нормального туриста, которому интересно не взойти на Эльбрус, а посмотреть на него, нужны более благоустроенные гостиницы.
•••••Подъемники на Чегете и Эльбрусе в плохом состоянии. В Западной Европе они были бы немедленно остановлены. Впрочем, если завтра канатные дороги перестанут работать, настоящие альпинисты будут только рады. Когда часть пути проводишь в вагончике или кресле, это уже не чистое восхождение. Часто мы поднимаемся пешком, хотя некоторым больше нравится прокатиться. Для лыжного же сезона такого количества подъемников совершенно недостаточно.
•••••Эльбрус, выше «Приюта одиннадцати», прекрасен. Но между приютом и Азау это грандиозная свалка. Причем валяются во множестве не только бутылки из-под водки, но и опоры линий электропередач, груды металлолома. Это самая грязная из всех семи высочайших вершин континентов. Чтобы убрать столько мусора, потребуется немало усилий, денег и времени. Хорошо, что сейчас стараются хотя бы не добавлять новый к уже имеющемуся. Мы тщательно собирали все освобождающиеся упаковки, спустили мусор вниз и у Азау положили в специальный контейнер.
•••••Альпинистам, которые приезжают со мной, нравится быть в группе. Посетить вашу страну без сопровождающего, ориентирующегося в местной обстановке, большинство из них не решилось бы. Это люди среднего достатка: банковские служащие, врачи, адвокаты, домохозяйки. В основном в возрасте от 25 до 50 лет. Стать участником восхождения можно с 18 лет. Самому старшему члену этой группы 72 года, и на вершину он поднялся в числе первых.
•••••Сам я начал ходить в горы в 20 лет. В армии служил в десанте, там и стал инструктором по альпинизму. В 1982 году первым из бельгийцев поднялся на Дхаулагири (высота 8172 метра над уровнем моря). В 1988 в составе зимней бельгийской экспедиции на Эверест достиг высоты 8700 метров. В 148 метрах от вершины пришлось повернуть обратно. У одного из участников восхождения начался отек мозга. Пытаясь спасти его, группа пожертвовала восхождением. Однако в базовом лагере №4 на высоте 8000 метров он умер. Там и похоронен.
•••••В 1989 году я вернулся на Эверест, но дойти до вершины не удалось из-за отвратительной погоды. И только 10 мая 1990
смог покорить его. От 8000 шел один. С вершины позвонил королю Бельгии Бодуэну, доложил об успехе. По возвращении король удостоил меня аудиенции.
•••••В 1994 был на Эльбрусе. В 1995 восхождением на пик Винсон в Антарктиде завершил программу «Высочайшие вершины всех континентов». С тех пор работаю гидом. Кроме родного фламандского, очень похожего на голландский, я говорю на французском, испанском, немецком и английском. Уже могу поздороваться на русском и прочитать вывеску «Хлеб».
 
   

   
            
 

История   |   Фотогалерея   |   Справка   |   Карта   |   Библиотека   |   Скачать   |   Контакты

© 2000–2013 inn & ys «Нальчик 2000. Фотогалерея. История. Справка»


loading